Золото Рейна

Пролог ("Предвечерие") цикла "Кольцо нибелунга".
Одноактная опера в четырёх сценах.

Русалки и Альберих

.
Действующие лица:

Боги:
Вотан, верховной бог (бас-баритон)
Фрикка, его жена, богиня брачных уз (меццо-сопрано)
Доннер, бог грома (бас или баритон)
Фро, бог солнца, дождя и плодов (тенор)
Фрейя, богиня юности и красоты (сопрано)
Логе, полубог огня (тенор)

Нибелунги:
Альберих (баритон)
Миме (тенор)

Великаны:
Фазольт (бac)
Фафнер (бас)

Дочери Рейна:
Воглинда (сопрано)
Вельгунда (сопрано)
Флосхильда (меццо-сопрано)

Эрда, богиня земли (контральто)

Время действия: древне-мифическое.

Место действия: на Рейне и над ним.

.
История Зигфрида, рассказанная в "Песни о нибелунгах", по мнению многих немецких филологов в первоначальном виде была мифом о фатальной силе золота. Вокруг этого проклятого золота в основном и разворачиваются события "Золота Рейна", первой оперы цикла "Кольцо нибелунга", писавшейся ещё Вагнером революционером и оптимистом, поначалу задумывавшем финал тетралогии иначе.
Интересно, что в противоположность современным режиссёрским трактовкам верховный бог Вотан виделся Вагнеру вовсе не банкиром и сильным мира сего (этот прототип вечно нуждавшийся композитор отдал однозначно мерзкому Альбериху), а этаким "интеллигентом на распутье". Однако, как это часто бывает с действительно гениальными произведениями, результат у Вагнера получился глубже, чем он сам предполагал. Вотан - выдающаяся мифологизация не интеллигента, а человека вообще - хотя это больше уже про "Валькирию".
А пока радостно плескающиеся в волнах прекрасные русалки, дочери Рейна, бескорыстно наслаждаются блеском своего золотого клада. Сковавший из него золотое кольцо получит власть над миром. Но для этого нужно отречься от любви. Это делает злобный карлик, нибелунг Альберих - проклинает любовь и похищает клад.
В это время боги, во главе с Вотаном, принимают работу: построенный для них великанами в заоблачных высях чудесный замок Вальгаллу. Однако за работу великанам надо платить...

Обсуждение записей
Обсуждение постановок

Richard Wagner. Das Rheingold. Libretto

Das Rheingold

Libretto
Richard Wagner

Besetzung
GÖTTER:
WOTAN (Bariton)
DONNER (Bariton)
FROH (Tenor)
LOGE (Tenor)

GÖTTINNEN:
FRICKA (Mezzosopran)
FREIA (Sopran)
ERDA (Alt)

NIBELUNGEN:
ALBERICH (Bariton)
MIME (Tenor)

RIESEN:
FASOLT (Bass)
FAFNER (Bass)

DIE RHEINTÖCHTER:
WOGLINDE (Sopran)
WELLGUNDE (Mezzosopran)
FLOSSHILDE (Alt)

NIBELUNGEN (stumme Rollen)

1. Erste Szene ("Золото Рейна", либретто Рихарда Вагнера, первая сцена)

ERSTE SZENE

Woglinde, Wellgunde, Flosshilde, Alberich

Auf dem Grunde des Rheines.

Grünliche Dämmerung, nach oben zu lichter, nach unten zu dunkler. Die Höhe ist von wogendem Gewässer erfüllt, das rastlos von rechts nach links zu strömt. Nach der Tiefe zu lösen die Fluten sich in einen immer feineren feuchten Nebel auf, so dass der Raum in Manneshöhe vom Boden auf gänzlich frei vom Wasser zu sein scheint, welches wie in Wolkenzügen über den nächtlichen Grund dahinfliesst. Überall ragen schroffe Felsenriffe aus der Tiefe auf und grenzen den Raum der Bühne ab; der ganze Boden ist in ein wildes Zackengewirr zerspalten, so dass er nirgends vollkommen eben ist und nach allen Seiten hin in dichtester Finsternis tiefere Schlüfte annehmen lässt.

Um ein Riff in der Mitte der Bühne, welches mit seiner schlanken Spitze bis in die dichtere, heller dämmernde Wasserflut hinaufragt, kreist in anmutig schwimmender Bewegung eine der Rheintöchter.

WOGLINDE
Weia! Waga! Woge, du Welle,
walle zur Wiege! Wagalaweia!
Wallala, weiala weia!

WELLGUNDE
Stimme von oben
Woglinde, wachst du allein?

WOGLINDE
Mit Wellgunde wär' ich zu zwei.

WELLGUNDE
taucht aus der Flut zum Riff herab
Lass sehn, wie du wachst!
sie sucht Woglinde zu erhaschen

WOGLINDE
entweicht ihr schwimmend
Sicher vor dir!

Sie necken sich und suchen sich spielend zu fangen

FLOSSHILDE
Stimme von oben
Heiaha weia! Wildes Geschwister!

WELLGUNDE
Flosshilde, schwimm'! Woglinde flieht:
hilf mir die Fliessende fangen!

FLOSSHILDE
taucht herab und fährt zwischen die Spielenden
Des Goldes Schlaf hütet ihr schlecht!
Besser bewacht des schlummernden Bett,
sonst büsst ihr beide das Spiel!

Mit muntrem Gekreisch fahren die beiden auseinander. Flosshilde sucht bald die eine, bald die andere zu erhaschen; sie entschlüpfen ihr und vereinigen sich endlich, um gemeinschaftlich auf Flosshilde Jagd zu machen. So schnellen sie gleich Fischen von Riff zu Riff, scherzend und lachend.

Aus einer finstern Schluft ist währenddem Alberich, an einem Riffe klimmend, dem Abgrunde entstiegen. Er hält, noch vom Dunkel umgeben, an und schaut dem Spiele der Rheintöchter mit steigendem Wohlgefallen zu.

ALBERICH
Hehe! Ihr Nicker!
Wie seid ihr niedlich, neidliches Volk!
Aus Nibelheims Nacht naht' ich mich gern,
neigtet ihr euch zu mir!

Die Mädchen halten, sobald sie Alberichs Stimme hören, mit dem Spiele ein

WOGLINDE
Hei! Wer ist dort?

WELLGUNDE
Es dämmert und ruft!

FLOSSHILDE
Lugt, wer uns lauscht!

WOGLINDE UND WELLGUNDE
sie tauchen tiefer herab und erkennen den Nibelung
Pfui! Der Garstige!

FLOSSHILDE
schnell auftauchend
Hütet das Gold!
Vater warnte vor solchem Feind.

Die beiden andern folgen ihr, und alle drei versammeln sich schnell um das mittlere Riff

ALBERICH
Ihr, da oben!

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Was willst du dort unten?

ALBERICH
Stör' ich eu'r Spiel,
wenn staunend ich still hier steh'?
Tauchtet ihr nieder, mit euch tollte
und neckte der Niblung sich gern!

WOGLINDE
Mit uns will er spielen?

WELLGUNDE
Ist ihm das Spott?

ALBERICH
Wie scheint im Schimmer ihr hell und schön!
Wie gern umschlänge der Schlanken eine mein Arm,
schlüpfte hold sie herab!

FLOSSHILDE
Nun lach' ich der Furcht: der Feind ist verliebt!

Sie lachen

WELLGUNDE
Der lüsterne Kauz!

WOGLINDE
Lasst ihn uns kennen!

Sie lässt sich auf die Spitze des Riffes hinab, an dessen Fusse Alberich angelangt ist.

ALBERICH
Die neigt sich herab.

WOGLINDE
Nun nahe dich mir!

Alberich klettert mit koboldartiger Behendigkeit, doch wiederholt aufgehalten, der Spitze des Riffes zu

ALBERICH
Garstig glatter glitschiger Glimmer!
Wie gleit' ich aus! Mit Händen und Füssen
nicht fasse noch halt' ich das schlecke Geschlüpfer!
er prustet
Feuchtes Nass füllt mir die Nase:
verfluchtes Niesen!

er ist in Woglindes Nähe angelangt

WOGLINDE
lachend
Prustend naht meines Freiers Pracht!

ALBERICH
Mein Friedel sei, du fräuliches Kind!
er sucht sie zu umfassen

WOGLINDE
sich ihm entwindend
Willst du mich frei'n, so freie mich hier!
sie taucht auf einem andern Riff auf, die Schwestern lachen

ALBERICH
kratzt sich den Kopf
O weh! Du entweichst? Komm' doch wieder!
Schwer ward mir, was so leicht du erschwingst.

WOGLINDE
schwingt sich auf ein drittes Riff in grösserer Tiefe
Steig' nur zu Grund, da greifst du mich sicher!

ALBERICH
hastig hinab kletternd
Wohl besser da unten!

WOGLINDE
schnellt sich rasch aufwärts nach einem hohen Seitenriffe
Nun aber nach oben!

WELLGUNDE UND FLOSSHILDE
Hahahahaha!

ALBERICH
Wie fang' ich im Sprung den spröden Fisch?
Warte, du Falsche!
er will ihr eilig nachklettern

WELLGUNDE
hat sich auf ein tieferes Riff auf der anderen Seite gesenkt
Heia, du Holder! Hörst du mich nicht?

ALBERICH
sich umwendend
Rufst du nach mir?

WELLGUNDE
Ich rate dir wohl: zu mir wende dich,
Woglinde meide!

ALBERICH
klettert hastig über den Bodengrund zu Wellgunde
Viel schöner bist du als jene Scheue,
die minder gleissend und gar zu glatt.
Nur tiefer tauche, willst du mir taugen.

WELLGUNDE
noch etwas mehr sich zu ihm herabsenkend
Bin nun ich dir nah?

ALBERICH
Noch nicht genug!
Die schlanken Arme schlinge um mich,
dass ich den Nacken dir neckend betaste,
mit schmeichelnder Brunst
an die schwellende Brust mich dir schmiege.

WELLGUNDE
Bist du verliebt und lüstern nach Minne,
lass sehn, du Schöner, wie bist du zu schau'n?
Pfui! Du haariger, höckriger Geck!
Schwarzes, schwieliges Schwefelgezwerg!
Such' dir ein Friedel, dem du gefällst!

ALBERICH
sucht sie mit Gewalt zu halten
Gefall' ich dir nicht, dich fass' ich doch fest!

WELLGUNDE
schnell zum mittleren Riffe auftauchend
Nur fest, sonst fliess ich dir fort!

WOGLINDE UND FLOSSHILDE
Hahahahaha!

ALBERICH
Wellgunde erbost nachzankend
Falsches Kind! Kalter, grätiger Fisch!
Schein' ich nicht schön dir,
niedlich und neckisch, glatt und glau -
hei, so buhle mit Aalen, ist dir eklig mein Balg!

FLOSSHILDE
Was zankst du, Alp? Schon so verzagt?
Du freitest um zwei: frügst du die dritte,
süssen Trost schüfe die Traute dir!

ALBERICH
Holder Sang singt zu mir her!
Wie gut, dass ihr eine nicht seid!
Von vielen gefall' ich wohl einer:
bei einer kieste mich keine!
Soll ich dir glauben, so gleite herab!

FLOSSHILDE
taucht zu Alberich hinab
Wie törig seid ihr, dumme Schwestern,
dünkt euch dieser nicht schön!

ALBERICH
ihr nahend
Für dumm und hässlich darf ich sie halten,
seit ich dich Holdeste seh'.

FLOSSHILDE
schmeichelnd
O singe fort so süss und fein,
wie hehr verführt es mein Ohr!

ALBERICH
zutraulich sie berührend
Mir zagt, zuckt und zehrt sich das Herz,
lacht mir so zierliches Lob.

FLOSSHILDE
ihn sanft abwehrend
Wie deine Anmut mein Aug' erfreut,
deines Lächelns Milde den Mut mir labt!
Sie zieht ihn selig an sich
Seligster Mann!

ALBERICH
Süsseste Maid!

FLOSSHILDE
Wärst du mir hold!

ALBERICH
Hielt dich immer!

FLOSSHILDE
ihn ganz in ihren Armen haltend
Deinen stechenden Blick, deinen struppigen Bart,
o säh ich ihn, fasst' ich ihn stets!
Deines stachligen Haares strammes Gelock,
umflöss es Flosshilde ewig!
Deine Krötengestalt, deiner Stimme Gekrächz,
o dürft' ich staunend und stumm
sie nur hören und sehn!

WOGLINDE UND WELLGUNDE
Hahahahaha!

ALBERICH
erschreckt aus Flosshildes Armen auffahrend
Lacht ihr Bösen mich aus?

FLOSSHILDE
sich plötzlich ihm entreissend
Wie billig am Ende vom Lied!
sie taucht mit den Schwestern schnell auf

WOGLINDE UND WELLGUNDE
Hahahahaha!

ALBERICH
mit kreischender Stimme
Wehe! Ach wehe! O Schmerz! O Schmerz!
Die dritte, so traut, betrog sie mich auch?
Ihr schmählich schlaues, lüderlich schlechtes Gelichter!
Nährt ihr nur Trug, ihr treuloses Nickergezücht?

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Wallala! Lalaleia! Leialalei!
Heia! Heia! Haha!
Schäme dich, Albe! Schilt nicht dort unten!
Höre, was wir dich heissen!
Warum, du Banger, bandest du nicht
das Mädchen, das du minnst?
Treu sind wir und ohne Trug
dem Freier, der uns fängt.
Greife nur zu, und grause dich nicht!
In der Flut entflieh'n wir nicht leicht!
Wallala! Lalaleia! Leialalei!
Heia! Heia! Haha!

Sie schwimmen auseinander, hierher und dorthin, bald tiefer, bald höher, um Alberich zur Jagd auf sie zu reizen.

ALBERICH
Wie in den Gliedern brünstige Glut
mir brennt und glüht!
Wut und Minne, wild und mächtig,
wühlt mir den Mut auf!
Wie ihr auch lacht und lügt,
lüstern lechz' ich nach euch,
und eine muss mir erliegen!

Er macht sich mit verzweifelter Anstrengung zur Jagd auf: mit grauenhafter Behendigkeit erklimmt er Riff für Riff, springt von einem zum andern, sucht bald dieses, bald jenes der Mädchen zu erhaschen, die mit lustigem Gekreisch stets ihm entweichen. Er strauchelt, stürzt in den Abgrund hinab, klettert dann hastig wieder in die Höhe zu neuer Jagd. Sie neigen sich etwas herab. Fast erreicht er sie, stürzt abermals zurück und versucht es nochmals. Er hält endlich, vor Wut schäumend, atemlos an und streckt die geballte Faust nach den Mädchen hinauf.

ALBERICH
kaum seiner mächtig
Fing' eine diese Faust!...

Er verbleibt in sprachloser Wut, den Blick aufwärts gerichtet, wo er dann plötzlich von dem folgenden Schauspiele angezogen und gefesselt wird.

Durch die Flut ist von oben her ein immer lichterer Schein gedrungen, der sich an einer hohen Stelle des mittelsten Riffes allmählich zu einem blendend hell strahlenden Goldglanze entzündet: ein zauberisch goldenes Licht bricht von hier durch das Wasser.

WOGLINDE
Lugt, Schwestern!
Die Weckerin lacht in den Grund.

WELLGUNDE
Durch den grünen Schwall
den wonnigen Schläfer sie grüsst.

FLOSSHILDE
Jetzt küsst sie sein Auge, dass er es öffne.

WELLGUNDE
Schaut, er lächelt in lichtem Schein.

WOGLINDE
Durch die Fluten hin fliesst sein strahlender Stern!

DIE DREI RHEINTÖCHTER
zusammen das Riff anmutig umschwimmend
Heiajaheia! Heiajaheia!
Wallalalalala leiajahei!
Rheingold! Rheingold!
Leuchtende Lust, wie lachst du so hell und hehr!
Glühender Glanz entgleisset dir weihlich im Wag'!
Heiajaheia! Heiajaheia!
Wache, Freund, Wache froh!
Wonnige Spiele spenden wir dir:
flimmert der Fluss, flammet die Flut,
umfliessen wir tauchend, tanzend und singend
im seligem Bade dein Bett!
Rheingold! Rheingold!
Heiajaheia! Wallalalalala leiajahei!

Mit immer ausgelassenerer Lust umschwimmen die Mädchen das Riff. Die ganze Flut flimmert in hellem Goldglanze.

ALBERICH
dessen Augen, mächtig vom Glanze angezogen, starr an dem Golde haften
Was ist's, ihr Glatten, das dort so glänzt und gleisst?

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Wo bist du Rauher denn heim,
dass vom Rheingold nie du gehört?

WELLGUNDE
Nichts weiss der Alp von des Goldes Auge,
das wechselnd wacht und schläft?

WOGLINDE
Von der Wassertiefe wonnigem Stern,
der hehr die Wogen durchhellt?

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Sieh, wie selig im Glanze wir gleiten!
Willst du Banger in ihm dich baden,
so schwimm' und schwelge mit uns!
Wallalalala leialalai! Wallalalala leiajahei!

ALBERICH
Eurem Taucherspiele nur taugte das Gold?
Mir gält' es dann wenig!

WOGLINDE
Des Goldes Schmuck schmähte er nicht,
wüsste er all seine Wunder!

WELLGUNDE
Der Welt Erbe gewänne zu eigen,
wer aus dem Rheingold schüfe den Ring,
der masslose Macht ihm verlieh'.

FLOSSHILDE
Der Vater sagt' es, und uns befahl er,
klug zu hüten den klaren Hort,
dass kein Falscher der Flut ihn entführe:
drum schweigt, ihr schwatzendes Heer!

WELLGUNDE
Du klügste Schwester, verklagst du uns wohl?
Weisst du denn nicht, wem nur allein
das Gold zu schmieden vergönnt?

WOGLINDE
Nur wer der Minne Macht entsagt,
nur wer der Liebe Lust verjagt,
nur der erzielt sich den Zauber,
zum Reif zu zwingen das Gold.

WELLGUNDE
Wohl sicher sind wir und sorgenfrei:
denn was nur lebt, will lieben,
meiden will keiner die Minne.

WOGLINDE
Am wenigsten er, der lüsterne Alp;
vor Liebesgier möcht' er vergehn!

FLOSSHILDE
Nicht fürcht' ich den, wie ich ihn erfand:
seiner Minne Brunst brannte fast mich.

WELLGUNDE
Ein Schwefelbrand in der Wogen Schwall:
vor Zorn der Liebe zischt er laut!

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Wallala! Wallaleialala!
Lieblichster Albe! Lachst du nicht auch?
In des Goldes Scheine wie leuchtest du schön!
O komm', Lieblicher, lache mit uns!
Heiajaheia! Heiajaheia! Wallalalala leiajahei!

Sie schwimmen lachend im Glanze auf und ab.

ALBERICH
die Augen starr auf das Gold gerichtet, hat dem Geplauder der Schwestern wohl gelauscht
Der Welt Erbe
gewänn' ich zu eigen durch dich?
Erzwäng' ich nicht Liebe,
doch listig erzwäng' ich mir Lust?
furchtbar laut
Spottet nur zu! -
Der Niblung naht eurem Spiel!

wütend springt er nach dem mittleren Riff hinüber und klettert in grausiger Hast nach dessen Spitze hinauf. Die Mädchen fahren kreischend auseinander und tauchen nach verschiedenen Seiten hin auf

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Heia! Heia! Heiajahei!
Rettet euch! Es raset der Alp:
in den Wassern sprüht's, wohin er springt:
die Minne macht ihn verrückt!

sie lachen im tollsten Übermut

ALBERICH
gelangt mit einem letzten Satze zur Spitze des Riffes
Bangt euch noch nicht?
So buhlt nun im Finstern, feuchtes Gezücht!
er streckt die Hand nach dem Golde aus
Das Licht lösch' ich euch aus, entreisse dem Riff das Gold,
schmiede den rächende Ring;
denn hör' es die Flut: so verfluch' ich die Liebe!

Er reisst mit furchtbarer Gewalt das Gold aus dem Riffe und stürzt damit hastig in die Tiefe, wo er schnell verschwindet. Dichte Nacht bricht plötzlich überall herein. Die Mädchen tauchen dem Räuber in die Tiefe nach.

FLOSSHILDE
Haltet den Räuber!

WELLGUNDE
Rettet das Gold!

WOGLINDE UND WELLGUNDE
Hilfe! Hilfe!

DIE DREI RHEINTÖCHTER
Weh! Weh!

Die Flut fällt mit ihnen nach der Tiefe hinab. Aus dem untersten Grunde hört man Alberichs gellendes Hohngelächter. In dichtester Finsternis verschwinden die Riffe; die ganze Bühne ist von der Höhe bis zur Tiefe von schwarzem Wassergewoge erfüllt, das eine Zeitlang immer noch abwärts zu sinken scheint.

2. Zweite Szene ("Золото Рейна", либретто Рихарда Вагнера, вторая сцена)

ZWEITE SZENE

Wotan, Fricka, Freia, Fasolt, Fafner, Donner, Froh, Loge

Allmählich sind die Wogen in Gewölke übergegangen, welches, als eine immer heller dämmernde Beleuchtung dahinter tritt, zu feinerem Nebel sich abklärt. Als der Nebel in zarten Wölkchen gänzlich sich in der Höhe verliert, wird im Tagesgrauen eine freie Gegend auf Bergeshöhen sichtbar.

Der hervorbrechende Tag beleuchtet mit wachsendem Glanze eine Burg mit blinkenden Zinnen, die auf einem Felsgipfel im Hintergrunde steht; zwischen diesem burggekrönten Felsgipfel und dem Vordergrunde der Szene ist ein tiefes Tal, durch welches der Rhein fliesst, anzunehmen. - Zur Seite auf blumigem Grunde liegt Wotan, neben ihm Fricka, beide schlafend. Die Burg ist ganz sichtbar geworden.

FRICKA
erwacht; ihr Blick fällt auf die Burg; sie staunt und erschrickt
Wotan, Gemahl, erwache!

WOTAN
im Traume leise
Der Wonne seligen Saal
bewachen mir Tür und Tor:
Mannes Ehre, ewige Macht,
ragen zu endlosem Ruhm!

FRICKA
rüttelt ihn
Auf, aus der Träume wonnigem Trug!
Erwache, Mann, und erwäge!

WOTAN
erwacht und erhebt sich ein wenig, sein Auge wird sogleich vom Anblick der Burg gefesselt
Vollendet das ewige Werk!
Auf Berges Gipfel die Götterburg;
prächtig prahlt der prangende Bau!
Wie im Traum ich ihn trug,
wie mein Wille ihn wies, stark und schön
steht er zur Schau; hehrer, herrlicher Bau!

FRICKA
Nur Wonne schafft dir, was mich erschreckt?
Dich freut die Burg, mir bangt es um Freia!
Achtloser, lass mich erinnern
des ausbedungenen Lohns!
Die Burg ist fertig, verfallen das Pfand:
vergassest du, was du vergabst?

WOTAN
Wohl dünkt mich's, was sie bedangen,
die dort die Burg mir gebaut;
durch Vertrag zähmt' ich ihr trotzig Gezücht,
dass sie die hehre Halle mir schüfen;
die steht nun, dank den Starken:
um den Sold sorge dich nicht.

FRICKA
O lachend frevelnder Leichtsinn!
Liebelosester Frohmut!
Wusst' ich um euren Vertrag,
dem Truge hätt' ich gewehrt;
doch mutig entferntet ihr Männer die Frauen,
um taub und ruhig vor uns,
allein mit den Riesen zu tagen:
so ohne Scham verschenktet ihr Frechen
Freia, mein holdes Geschwister,
froh des Schächergewerbs!
Was ist euch Harten doch heilig und wert,
giert ihr Männer nach Macht!

WOTAN
ruhig
Gleiche Gier war Fricka wohl fremd,
als selbst um den Bau sie mich bat?

FRICKA
Um des Gatten Treue besorgt,
muss traurig ich wohl sinnen,
wie an mich er zu fesseln,
zieht's in die Ferne ihn fort:
herrliche Wohnung, wonniger Hausrat
sollten dich binden zu säumender Rast.
Doch du bei dem Wohnbau sannst auf Wehr und Wall allein;
Herrschaft und Macht soll er dir mehren;
nur rastlosern Sturm zu erregen,
erstand dir die ragende Burg.

WOTAN
lächelnd
Wolltest du Frau in der Feste mich fangen,
mir Gotte musst du schon gönnen,
dass, in der Burg gebunden, ich mir
von aussen gewinne die Welt.
Wandel und Wechsel liebt, wer lebt;
das Spiel drum kann ich nicht sparen!

FRICKA
Liebeloser, leidigster Mann!
Um der Macht und Herrschaft müssigen Tand
verspielst du in lästerndem Spott
Liebe und Weibes Wert?

WOTAN
ernst
Um dich zum Weib zu gewinnen,
mein eines Auge setzt' ich werbend daran;
wie törig tadelst du jetzt!
Ehr' ich die Frauen doch mehr als dich freut;
und Freia, die gute, geb' ich nicht auf;
nie sann dies ernstlich mein Sinn.

FRICKA
mit ängstlicher Spannung in die Szene blickend
So schirme sie jetzt: in schutzloser Angst
läuft sie nach Hilfe dort her!

FREIA
tritt wie in hastiger Flucht auf
Hilf mir, Schwester! Schütze mich, Schwäher!
Vom Felsen drüben drohte mir Fasolt,
mich Holde käm' er zu holen.

WOTAN
Lass ihn droh'n! Sahst du nicht Loge?

FRICKA
Dass am liebsten du immer dem Listigen traust!
Viel Schlimmes schuf er uns schon,
doch stets bestrickt er dich wieder.

WOTAN
Wo freier Mut frommt,
allein frag' ich nach keinem.
Doch des Feindes Neid zum Nutz sich fügen,
lehrt nur Schlauheit und List,
wie Loge verschlagen sie übt.
Der zum Vertrage mir riet,
versprach mir, Freia zu lösen:
auf ihn verlass' ich mich nun.

FRICKA
Und er lässt dich allein!
Dort schreiten rasch die Riesen heran:
wo harrt dein schlauer Gehilf'?

FREIA
Wo harren meine Brüder, dass Hilfe sie brächten,
da mein Schwäher die Schwache verschenkt?
Zu Hilfe, Donner! Hieher, hieher!
Rette Freia, mein Froh!

FRICKA
Die in bösem Bund dich verrieten,
sie alle bergen sich nun!

Fasolt und Fafner, beide in riesiger Gestalt, mit starken Pfählen bewaffnet, treten auf.

FASOLT
Sanft schloss Schlaf dein Aug';
wir beide bauten Schlummers bar die Burg.
Mächt'ger Müh' müde nie,
stauten starke Stein' wir auf;
steiler Turm, Tür und Tor,
deckt und schliesst im schlanken Schloss den Saal.
auf die Burg deutend
Dort steht's, was wir stemmten,
schimmernd hell, bescheint's der Tag:
zieh nun ein, uns zahl' den Lohn!

WOTAN
Nennt, Leute, den Lohn:
was dünkt euch zu bedingen?

FASOLT
Bedungen ist, was tauglich uns dünkt:
gemahnt es dich so matt?
Freia, die Holde, Holda, die Freie,
vertragen ist's, sie tragen wir heim.

WOTAN
schnell
Seid ihr bei Trost mit eurem Vertrag?
Denkt auf andern Dank: Freia ist mir nicht feil.

FASOLT
steht, in höchster Bestürzung, einen Augenblick sprachlos
Was sagst du? Ha, sinnst du Verrat?
Verrat am Vertrag? Die dein Speer birgt,
sind sie dir Spiel, des berat'nen Bundes Runen?

FAFNER
höhnisch
Getreu'ster Bruder,
merkst du Tropf nun Betrug?

FASOLT
Lichtsohn du, leicht gefügter!
Hör' und hüte dich: Verträgen halte Treu'!
Was du bist, bist du nur durch Verträge;
bedungen ist, wohl bedacht deine Macht.
Bist weiser du, als witzig wir sind,
bandest uns Freie zum Frieden du:
all deinem Wissen fluch' ich,
fliehe weit deinen Frieden,
weisst du nicht offen, ehrlich und frei
Verträgen zu wahren die Treu'!
Ein dummer Riese rät dir das:
Du Weiser, wiss' es von ihm.

WOTAN
Wie schlau für Ernst du achtest,
was wir zum Scherz nur beschlossen!
Die liebliche Göttin, licht und leicht,
was taugt euch Tölpeln ihr Reiz?

FASOLT
Höhnst du uns? Ha, wie unrecht!
Die ihr durch Schönheit herrscht,
schimmernd hehres Geschlecht,
wir törig strebt ihr nach Türmen von Stein,
setzt um Burg und Saal
Weibes Wonne zum Pfand!
Wir Plumpen plagen uns
schwitzend mit schwieliger Hand,
ein Weib zu gewinnen, das wonnig und mild
bei uns Armen wohne;
und verkehrt nennst du den Kauf?

FAFNER
Schweig' dein faules Schwatzen,
Gewinn werben wir nicht:
Freias Haft hilft wenig
doch viel gilt's den Göttern sie zu entreissen.
leise
Goldene Äpfel wachsen in ihrem Garten;
sie allein weiss die Äpfel zu pflegen!
Der Frucht Genuss frommt ihren Sippen
zu ewig nie alternder Jugend:
siech und bleich doch sinkt ihre Blüte,
alt und schwach schwinden sie hin,
müssen Freia sie missen.
grob
Ihrer Mitte drum sei sie entführt!

WOTAN
für sich
Loge säumt zu lang!

FASOLT
Schlicht gib nun Bescheid!

WOTAN
Sinnt auf andern Sold!

FASOLT
Kein andrer: Freia allein!

FAFNER
Du da! Folg' uns fort!

Sie dringen auf Freia zu

FREIA
fliehend
Helft! Helft, vor den Harten!

FROH
Freia in seine Arme fassend
Zu mir, Freia! Meide sie, Frecher!
Froh schützt die Schöne.

DONNER
sich vor die beiden Riesen stellend
Fasolt und Fafner,
fühltet ihr schon meines Hammers harten Schlag?

FAFNER
Was soll das Drohn?

FASOLT
Was dringst du her?
Kampf kiesten wir nicht,
verlangen nur unsern Lohn.

DONNER
Schon oft zahlt' ich Riesen den Zoll.
Kommt her, des Lohnes Last
wäg' ich mit gutem Gewicht!

er schwingt den Hammer

WOTAN
seinen Speer zwischen den Streitenden ausstreckend
Halt, du Wilder! Nichts durch Gewalt!
Verträge schützt meines Speeres Schaft:
spar' deines Hammers Heft!

FREIA
Wehe! Wehe! Wotan verlässt mich!

FRICKA
Begreif' ich dich noch, grausamer Mann?

WOTAN
wendet sich ab und sieht Loge kommen
Endlich Loge! Eiltest du so,
den du geschlossen,
den schlimmen Handel zu schlichten?

LOGE
ist im Hintergrunde aus dem Tale heraufgestiegen
Wie? Welchen Handel hätt' ich geschlossen?
Wohl was mit den Riesen dort im Rate du dangst?
In Tiefen und Höhen treibt mich mein Hang;
Haus und Herd behagt mir nicht.
Donner und Froh,
die denken an Dach und Fach,
wollen sie frei'n,
ein Haus muss sie erfreu'n.
Ein stolzer Saal, ein starkes Schloss,
danach stand Wotans Wunsch.
Haus und Hof, Saal und Schloss,
die selige Burg, sie steht nun fest gebaut.
Das Prachtgemäuer prüft' ich selbst,
ob alles fest, forscht' ich genau:
Fasolt und Fafner fand ich bewährt:
kein Stein wankt in Gestemm'.
Nicht müssig war ich, wie mancher hier;
der lügt, wer lässig mich schilt!

WOTAN
Arglistig weichst du mir aus:
mich zu betrügen hüte in Treuen dich wohl!
Von allen Göttern dein einz'ger Freund,
nahm ich dich auf in der übel trauenden Tross.
Nun red' und rate klug!
Da einst die Bauer der Burg
zum Dank Freia bedangen,
du weisst, nicht anders willigt' ich ein,
als weil auf Pflicht du gelobtest,
zu lösen das hehre Pfand.

LOGE
Mit höchster Sorge drauf zu sinnen,
wie es zu lösen, das - hab' ich gelobt.
Doch, dass ich fände,
was nie sich fügt, was nie gelingt, -
wie liess sich das wohl geloben?

FRICKA
zu Wotan
Sieh, welch trugvollem Schelm du getraut!

FROH
Loge heisst du,
doch nenn' ich dich Lüge!

DONNER
Verfluchte Lohe, dich lösch' ich aus!

LOGE
Ihre Schmach zu decken,
schmähen mich Dumme!

Donner holt auf Loge aus

WOTAN
tritt dazwischen
In Frieden lasst mir den Freund!
Nicht kennt ihr Loges Kunst:
reicher wiegt seines Rates Wert,
zahlt er zögernd ihn aus.

FAFNER
Nichts gezögert! Rasch gezahlt!

FASOLT
Lang währt's mit dem Lohn!

WOTAN
wendet sich hart zu Loge, drängend
Jetzt hör', Störrischer! Halte Stich!
Wo schweiftest du hin und her?

LOGE
Immer ist Undank Loges Lohn!
Für dich nur besorgt, sah ich mich um,
durchstöbert' im Sturm alle Winkel der Welt,
Ersatz für Freia zu suchen,
wie er den Riesen wohl recht.
Umsonst sucht' ich, und sehe nun wohl:
in der Welten Ring nichts ist so reich,
als Ersatz zu muten dem Mann
für Weibes Wonne und Wert!
Alle geraten in Erstaunen und verschiedenartige Betroffenheit
So weit Leben und Weben,
In Wasser, Erd' und Luft,
viel frug' ich, forschte bei allen,
wo Kraft nur sich rührt, und Keime sich regen:
was wohl dem Manne mächt'ger dünk',
als Weibes Wonne und Wert?
Doch so weit Leben und Weben,
verlacht nur ward meine fragende List:
in Wasser, Erd' und Luft,
lassen will nichts von Lieb' und Weib.
Nur einen sah' ich, der sagte der Liebe ab:
um rotes Gold entriet er des Weibes Gunst.
Des Rheines klare Kinder
klagten mir ihre Not:
der Nibelung, Nacht-Alberich,
buhlte vergebens um der Badenden Gunst;
das Rheingold da
raubte sich rächend der Dieb:
das dünkt ihn nun das teuerste Gut,
hehrer als Weibes Huld.
Um den gleissenden Tand,
der Tiefe entwandt,
erklang mir der Töchter Klage:
an dich, Wotan, wenden sie sich,
dass zu Recht du zögest den Räuber,
das Gold dem Wasser wieder gebest,
und ewig es bliebe ihr Eigen.
Hingebende Bewegung aller
Dir's zu melden, gelobt' ich den Mädchen:
nun löste Loge sein Wort.

WOTAN
Törig bist du, wenn nicht gar tückisch!
Mich selbst siehst du in Not:
wie hülft' ich andern zum Heil?

FASOLT
der aufmerksam zugehört, zu Fafner
Nicht gönn' ich das Gold dem Alben;
viel Not schon schuf uns der Niblung,
doch schlau entschlüpfte unserm
Zwange immer der Zwerg.

FAFNER
Neue Neidtat sinnt uns der Niblung,
gibt das Gold ihm Macht. -
Du da, Loge! Sag' ohne Lug:
was Grosses gilt denn das Gold,
dass dem Niblung es genügt?

LOGE
Ein Tand ist's in des Wassers Tiefe,
lachenden Kindern zur Lust,
doch ward es zum runden Reife geschmiedet,
hilft es zur höchsten Macht,
gewinnt dem Manne die Welt.

WOTAN
sinnend
Von des Rheines Gold hört' ich raunen:
Beute-Runen berge sein roter Glanz;
Macht und Schätze schüf ohne Mass ein Reif.

FRICKA
leise zu Loge
Taugte wohl des goldnen Tandes
gleissend Geschmeid
auch Frauen zu schönem Schmuck?

LOGE
Des Gatten Treu' ertrotzte die Frau,
trüge sie hold den hellen Schmuck,
den schimmernd Zwerge schmieden,
rührig im Zwange des Reifs.

FRICKA
schmeichelnd zu Wotan
Gewänne mein Gatte sich wohl das Gold?

WOTAN
wie in einem Zustande wachsender Bezauberung
Des Reifes zu walten,
rätlich will es mich dünken.
Doch wie, Loge, lernt' ich die Kunst?
Wie schüf' ich mir das Geschmeid'?

LOGE
Ein Runenzauber zwingt das Gold zum Reif;
keiner kennt ihn;
doch einer übt ihn leicht,
der sel'ger Lieb' entsagt.
Wotan wendet sich unmutig ab
Das sparst du wohl; zu spät auch kämst du:
Alberich zauderte nicht.
Zaglos gewann er des Zaubers Macht:
grell
geraten ist ihm der Ring!

DONNER
zu Wotan
Zwang uns allen schüfe der Zwerg,
würd' ihm der Reif nicht entrissen.

WOTAN
Den Ring muss ich haben!

FROH
Leicht erringt ohne Liebesfluch er sich jetzt.

LOGE
Spottleicht, ohne Kunst, wie im Kinderspiel!

WOTAN
grell
So rate, wie?

LOGE
Durch Raub!
Was ein Dieb stahl, das stiehlst du dem Dieb;
ward leichter ein Eigen erlangt?
Doch mit arger Wehr wahrt sich Alberich;
klug und fein musst du verfahren,
ziehst den Räuber du zu Recht,
um des Rheines Töchtern, den roten Tand,
mit Wärme
das Gold wiederzugeben;
denn darum flehen sie dich.

WOTAN
Des Rheines Töchtern? Was taugt mir der Rat?

FRICKA
Von dem Wassergezücht mag ich nichts wissen:
schon manchen Mann - mir zum Leid -
verlockten sie buhlend im Bad.

Wotan steht stumm mit sich kämpfend; die übrigen Götter heften in schweigender Spannung die Blicke auf ihn. Währenddem hat Fafner beiseite mit Fasolt beraten

FAFNER
zu Fasolt
Glaub' mir, mehr als Freia
frommt das gleissende Gold:
auch ew'ge Jugend erjagt,
wer durch Goldes Zauber sie zwingt.

Fasolts Gebärde deutet an, dass er sich wider Willen überredet fühlt. Fafner tritt mit Fasolt wieder an Wotan heran.

Hör', Wotan, der Harrenden Wort!
Freia bleib' euch in Frieden;
leicht'ren Lohn fand ich zur Lösung:
uns rauhen Riesen genügt
des Niblungen rotes Gold.

WOTAN
Seid ihr bei Sinn?
Was nicht ich besitze,
soll ich euch Schamlosen schenken?

FAFNER
Schwer baute dort sich die Burg;
leicht wird dir's mit list'ger Gewalt
was im Neidspiel nie uns gelang,
den Niblungen fest zu fahn.

WOTAN
Für euch müht' ich mich um den Alben?
Für euch fing' ich den Feind?
Unverschämt und überbegehrlich,
macht euch Dumme mein Dank!

FASOLT
ergreift plötzlich Freia und führt sie mit Fafner zur Seite
Hieher, Maid! In unsre Macht!
Als Pfand folgst du uns jetzt,
bis wir Lösung empfah'n!

FREIA
wehklagend
Wehe! Wehe! Wehe!

alle Götter sind in höchster Bestürzung

FAFNER
Fort von hier sei sie entführt!
Bis Abend - achtet's wohl -
pflegen wir sie als Pfand;
wir kehren wieder; doch kommen wir,
und bereit liegt nicht als Lösung
das Rheingold licht und rot -

FASOLT
Zu End' ist die Frist dann,
Freia verfallen
für immer folge sie uns!

FREIA
schreiend
Schwester! Brüder! Rettet! Helft!

sie wird von den hastig enteilenden Riesen fortgetragen

FROH
Auf, ihnen nach!

DONNER
Breche denn alles!

Sie blicken Wotan fragend an

FREIA
aus weiter Ferne
Rettet! Helft!

LOGE
den Riesen nachsehend
Über Stock und Stein zu Tal
stapfen sie hin:
durch des Rheines Wasserfurt
waten die Riesen.
Fröhlich nicht hängt Freia
den Rauhen über dem Rücken! -
Heia! Hei! Wie taumeln die Tölpel dahin!
Durch das Tal talpen sie schon.
Wohl an Riesenheims Mark
erst halten sie Rast. -
er wendet sich zu den Göttern
Was sinnt nun Wotan so wild?
Den sel'gen Göttern wie geht's?

Ein fahler Nebel erfüllt mit wachsender Dichtheit die Bühne; in ihm erhalten die Götter ein zunehmend bleiches und ältliches Aussehen: alle stehen bang und erwartungsvoll auf Wotan blickend, der sinnend die Augen an den Boden heftet.

LOGE
Trügt mich ein Nebel?
Neckt mich ein Traum?
Wie bang und bleich verblüht ihr so bald!
Euch erlischt der Wangen Licht;
der Blick eures Auges verblitzt!
Frisch, mein Froh, noch ist's ja früh!
Deiner Hand, Donner, entsinkt ja der Hammer!
Was ist's mit Fricka? Freut sie sich wenig
ob Wotans grämlichem Grau,
das schier zum Greisen ihn schafft?

FRICKA
Wehe! Wehe! Was ist geschehen?

DONNER
Mir sinkt die Hand!

FROH
Mir stockt das Herz!

LOGE
Jetzt fand' ich's: hört, was euch fehlt!
Von Freias Frucht genosset ihr heute noch nicht.
Die goldnen Äpfel in ihrem Garten,
sie machten euch tüchtig und jung,
asst ihr sie jeden Tag.
Des Gartens Pflegerin ist nun verpfändet;
an den Ästen darbt und dorrt das Obst,
bald fällt faul es herab. -
Mich kümmert's minder;
an mir ja kargte Freia von je
knausernd die köstliche Frucht:
denn halb so echt nur bin ich wie, Selige, ihr!
Doch ihr setztet alles auf das jüngende Obst:
das wussten die Riesen wohl;
auf eurer Leben legten sie's an:
nun sorgt, wie ihr das wahrt!
Ohne die Äpfel,
alt und grau, greis und grämlich,
welkend zum Spott aller Welt,
erstirbt der Götter Stamm.

FRICKA
bang
Wotan, Gemahl, unsel'ger Mann!
Sieh, wie dein Leichtsinn lachend uns allen
Schimpf und Schmach erschuf!

WOTAN
mit plötzlichem Entschluss auffahrend
Auf, Loge, hinab mit mir!
Nach Nibelheim fahren wir nieder:
gewinnen will ich das Gold.

LOGE
Die Rheintöchter riefen dich an:
so dürfen Erhörung sie hoffen?

WOTAN
heftig
Schweige, Schwätzer!
Freia, die Gute, Freia gilt es zu lösen!

LOGE
Wie du befiehlst
führ' ich dich gern
steil hinab
steigen wir denn durch den Rhein?

WOTAN
Nicht durch den Rhein!

LOGE
So schwingen wir uns durch die Schwefelkluft.
Dort schlüpfe mit mir hinein!

Er geht voran und verschwindet seitwärts in einer Kluft, aus der sogleich ein schwefliger Dampf hervorquillt.

WOTAN
Ihr andern harrt bis Abend hier:
verlorner Jugend erjag' ich erlösendes Gold!

Er steigt Loge nach in die Kluft hinab: der aus ihr dringende Schwefeldampf verbreitet sich über die ganze Bühne und erfüllt diese schnell mit dickem Gewölk. Bereits sind die Zurückbleibenden unsichtbar.

DONNER
Fahre wohl, Wotan!

FROH
Glück auf! Glück auf!

FRICKA
O kehre bald zur bangenden Frau!

Der Schwefeldampf verdüstert sich bis zu ganz schwarzem Gewölk, welches von unten nach oben steigt; dann verwandelt sich dieses in festes, finsteres Steingeklüft, das sich immer aufwärts bewegt, so dass es den Anschein hat, als sänke die Szene immer tiefer in die Erde hinab. Wachsendes Geräusch wie von Schmiedenden wird überallher vernommen.

3. Dritte Szene ("Золото Рейна", либретто Рихарда Вагнера, третья сцена)

DRITTE SZENE

Alberich, Mime, Wotan, Loge

Von verschiedenen Seiten her dämmert aus der Ferne dunkelroter Schein auf: eine unabsehbar weit sich dahinziehende unterirdische Kluft wird erkennbar, die nach allen Seiten hin in enge Schachte auszumünden scheint.

Alberich zerrt den kreischenden Mime an den Ohren aus einer Seitenschlucht herbei.

ALBERICH
Hehe! Hehe!
Hieher! Hieher! Tückischer Zwerg!
Tapfer gezwickt sollst du mir sein,
schaffst du nicht fertig, wie ich's bestellt,
zur Stund' das feine Geschmeid'!

MIME
heulend
Ohe! Ohe! Au! Au!
Lass mich nur los!
Fertig ist's, wie du befahlst,
mit Fleiss und Schweiss ist es gefügt:
nimm nugrell
die Nägel vom Ohr!

ALBERICH
loslassend
Was zögerst du dann
und zeigst es nicht?

MIME
Ich Armer zagte,
dass noch was fehle.

ALBERICH
Was wär' noch nicht fertig?

MIME
verlegen
Hier - und da -

ALBERICH
Was hier und da? Her das Geschmeid'!

Er will ihm wieder an das Ohr fahren; vor Schreck lässt Mime ein metallenes Gewirke, das er krampfhaft in den Händen hielt, sich entfallen. Alberich hebt es hastig auf und prüft es genau.

Schau, du Schelm! Alles geschmiedet
und fertig gefügt, wie ich's befahl!
So wollte der Tropf schlau mich betrügen?
Für sich behalten das hehre Geschmeid',
das meine List ihn zu schmieden gelehrt?
Kenn' ich dich dummen Dieb?
Er setzt das Gewirk als "Tarnhelm" auf den Kopf
Dem Haupt fügt sich der Helm:
ob sich der Zauber auch zeigt?
sehr leise
"Nacht und Nebel - niemand gleich!"
seine Gestalt verschwindet; statt ihrer gewahrt man eine Nebelsäule
Siehst du mich, Bruder?

MIME
blickt sich verwundert um
Wo bist du? Ich sehe dich nicht.

ALBERICH
unsichtbar
So fühle mich doch, du fauler Schuft!
Nimm das für dein Diebesgelüst!

MIME
schreit und windet sich unter empfangenen Geisselhieben, deren Fall man vernimmt, ohne die Geissel selbst zu sehen
Ohe, Ohe! Au! Au! Au!

ALBERICH
lachend, unsichtbar
Hahahahahaha!
Hab' Dank, du Dummer!
Dein Werk bewährt sich gut!
Hoho! Hoho!
Niblungen all', neigt euch nun Alberich!
Überall weilt er nun, euch zu bewachen;
Ruh' und Rast ist euch zerronnen;
ihm müsst ihr schaffen wo nicht ihr ihn schaut;
wo nicht ihr ihn gewahrt, seid seiner gewärtig!
Untertan seid ihr ihm immer
grell
Hoho! Hoho! Hört' ihn, er naht:
der Niblungen Herr!

Die Nebelsäule verschwindet dem Hintergrunde zu: man hört in immer weiterer Ferne Alberichs Toben und Zanken; Geheul und Geschrei antwortet ihm, das sich endlich in immer weiterer Ferne unhörbar verliert. Mime ist vor Schmerz zusammengesunken. Wotan und Loge lassen sich aus einer Schlucht von oben herab.

LOGE
Nibelheim hier:
Durch bleiche Nebel
was blitzen dort feurige Funken?

MIME
Au! Au! Au!

WOTAN
Hier stöhnt es laut:
was liegt im Gestein?

LOGE
neigt sich zu Mime
Was Wunder wimmerst du hier?

MIME
Ohe! Ohe! Au! Au!

LOGE
Hei, Mime! Munt'rer Zwerg!
Was zwickt und zwackt dich denn so?

MIME
Lass mich in Frieden!

LOGE
Das will ich freilich,
und mehr noch, hör':
helfen will ich dir, Mime!
Er stellt ihn mühsam aufrecht

MIME
Wer hälfe mir?
Gehorchen muss ich dem leiblichen Bruder,
der mich in Bande gelegt.

LOGE
Dich, Mime, zu binden,
was gab ihm die Macht?

MIME
Mit arger List schuf sich Alberich
aus Rheines Gold einem gelben Reif:
seinem starken Zauber zittern wir staunend;
mit ihm zwingt er uns alle,
der Niblungen nächt'ges Heer.
Sorglose Schmiede, schufen wir sonst wohl
Schmuck unsern Weibern, wonnig Geschmeid',
niedlichen Niblungentand;
wir lachten lustig der Müh'.
Nun zwingt uns der Schlimme,
in Klüfte zu schlüpfen,
für ihn allein uns immer zu müh'n.
Durch des Ringes Gold errät seine Gier,
wo neuer Schimmer in Schachten sich birgt:
da müssen wir spähen, spüren und graben,
die Beute schmelzen und schmieden den Guss,
ohne Ruh' und Rast
dem Herrn zu häufen den Hort.

LOGE
Dich Trägen so eben traf wohl sein Zorn?

MIME
Mich Ärmsten, ach, mich zwang er zum Ärgsten:
ein Helmgeschmeid' hiess er mich schweissen;
genau befahl er, wie es zu fügen.
Wohl merkt' ich klug, welch mächtige Kraft
zu eigen dem Werk, das aus Erz ich wob;
für mich drum hüten wollt' ich dem Helm;
durch seinen Zauber
Alberichs Zwang mich entzieh'n:
vielleicht - ja vielleicht
den Lästigen selbst überlisten,
in meine Gewalt ihn zu werfen,
den Ring ihm zu entreissen,
dass, wie ich Knecht jetzt dem Kühnen,
grell
mir Freien er selber dann frön'!

LOGE
Warum, du Kluger, glückte dir's nicht?

MIME
Ach, der das Werk ich wirkte,
den Zauber, der ihm entzuckt,
den Zauber erriet ich nicht recht!
Der das Werk mir riet und mir's entriss,
der lehrte mich nun,
- doch leider zu spät, -
welche List läg' in dem Helm:
Meinem Blick entschwand er,
doch Schwielen dem Blinden
schlug unschaubar sein Arm.
heulend und schluchzend
Das schuf ich mir Dummen schön zu Dank!

er streicht sich den Rücken. Wotan und Loge lachen

LOGE
zu Wotan
Gesteh', nicht leicht gelingt der Fang.

WOTAN
Doch erliegt der Feind, hilft deine List!

MIME
von dem Lachen der Götter betroffen, betrachtet diese aufmerksamer
Mit eurem Gefrage,
wer seid denn ihr Fremde?

LOGE
Freunde dir; von ihrer Not
befrei'n wir der Niblungen Volk!

MIME
schrickt zusammen, da er Alberich sich wieder nahen hört
Nehmt euch in acht! Alberich naht.

WOTAN
Sein' harren wir hier.

Er setzt sich ruhig auf einen Stein; Loge lehnt ihm zur Seite. Alberich, der den Tarnhelm vom Haupte genommen und an den Gürtel gehängt hat, treibt mit geschwungener Geissel aus der unteren, tiefer gelegenen Schlucht aufwärts eine Schar Nibelungen vor sich her: diese sind mit goldenem und silbernem Geschmeide beladen, das sie, unter Alberichs steter Nötigung, all auf einen Haufen speichern und so zu einem Horte häufen.

ALBERICH
Hieher! Dorthin! Hehe! Hoho!
Träges Heer, dort zu Hauf schichtet den Hort!
Du da, hinauf! Willst du voran?
Schmähliches Volk, ab das Geschmeide!
Soll ich euch helfen? Alle hieher!
er gewahrt plötzlich Wotan und Loge
He! Wer ist dort? Wer drang hier ein?
Mime, zu mir, schäbiger Schuft!
Schwatztest du gar mit dem schweifenden Paar?
Fort, du Fauler!
Willst du gleich schmieden und schaffen?
Er treibt Mime mit Geisselhieben unter den Haufen der Nibelungen hinein.
He! An die Arbeit!
Alle von hinnen! Hurtig hinab!
Aus den neuen Schachten schafft mir das Gold!
Euch grüsst die Geissel, grabt ihr nicht rasch!
Dass keiner mir müssig, bürge mir Mime,
sonst birgt er sich schwer meiner Geissel Schwunge!
Dass ich überall weile, wo keiner mich wähnt,
das weiss er, dünkt mich, genau!
Zögert ihr noch? Zaudert wohl gar?
Er zieht seinen Ring vom Finger, küsst ihn und streckt ihn drohend aus.
Zittre und zage, gezähmtes Heer!
Rasch gehorcht des Ringes Herrn!

Unter Geheul und Gekreisch stieben die Nibelungen, unter ihnen Mime, auseinander und schlüpfen in die Schächte hinab

ALBERICH
betrachtet lange und misstrauisch Wotan und Loge.
Was wollt ihr hier?

WOTAN
Von Nibelheims nächt'gem Land
vernahmen wir neue Mär':
mächtige Wunder wirke hier Alberich;
daran uns zu weiden, trieb uns Gäste die Gier.

ALBERICH
Nach Nibelheim führt euch der Neid:
so kühne Gäste, glaubt, kenn' ich gut!

LOGE
Kennst du mich gut, kindischer Alp?
Nun sag', wer bin ich, dass du so bellst?
Im kalten Loch, da kauern du lagst,
wer gab dir Licht und wärmende Lohe,
wenn Loge nie dir gelacht?
Was hülf' dir dein Schmieden,
heizt' ich die Schmiede dir nicht?
Dir bin ich Vetter, und war dir Freund:
nicht fein drum dünkt mich dein Dank!

ALBERICH
Den Lichtalben lacht jetzt Loge,
der list'ge Schelm:
bist du falscher ihr Freund,
wie mir Freund du einst warst:
haha! Mich freut's!
Von ihnen fürcht' ich dann nichts.

LOGE
So denk' ich, kannst du mir traun?

ALBERICH
Deiner Untreu trau' ich, nicht deiner Treu'!
eine herausfordernde Stellung einnehmend
Doch getrost trotz' ich euch allen!

LOGE
Hohen Mut verleiht deine Macht;
grimmig gross wuchs dir die Kraft!

ALBERICH
Siehst du den Hort,
den mein Heer dort mir gehäuft?

LOGE
So neidlichen sah ich noch nie.

ALBERICH
Das ist für heut, ein kärglich Häufchen:
Kühn und mächtig soll er künftig sich mehren.

WOTAN
Zu was doch frommt dir der Hort,
da freudlos Nibelheim,
und nichts für Schätze hier feil?

ALBERICH
Schätze zu schaffen und Schätze zu bergen,
nützt mir Nibelheims Nacht.
Doch mit dem Hort, in der Höhle gehäuft,
denk' ich dann Wunder zu wirken:
die ganze Welt gewinn' ich mit ihm mir zu eigen!

WOTAN
Wie beginnst du, Gütiger, das?

ALBERICH
Die in linder Lüfte Weh'n da oben ihr lebt,
lacht und liebt: mit goldner Faust
euch Göttliche fang' ich mir alle!
Wie ich der Liebe abgesagt,
alles, was lebt, soll ihr entsagen!
Mit Golde gekirrt,
nach Gold nur sollt ihr noch gieren!
Auf wonnigen Höhn,
in seligem Weben wiegt ihr euch;
den Schwarzalben
verachtet ihr ewigen Schwelger!
Habt acht! Habt acht!
Denn dient ihr Männer erst meiner Macht,
eure schmucken Frau'n, die mein Frei'n verschmäht,
sie zwingt zur Lust sich der Zwerg,
lacht Liebe ihm nicht!
wild lachend
Hahahaha! Habt ihr's gehört?
Habt acht vor dem nächtlichen Heer,
entsteigt des Niblungen Hort
aus stummer Tiefe zu Tag!

WOTAN
auffahrend
Vergeh, frevelnder Gauch!

ALBERICH
Was sagt der?

LOGE
ist dazwischengetreten
Sei doch bei Sinnen!
zu Alberich
Wen doch fasste nicht Wunder,
erfährt er Alberichs Werk?
Gelingt deiner herrlichen List,
was mit dem Horte du heischest:
den Mächtigsten muss ich dich rühmen;
denn Mond und Stern', und die strahlende Sonne,
sie auch dürfen nicht anders,
dienen müssen sie dir.
Doch - wichtig acht' ich vor allem,
dass des Hortes Häufer, der Niblungen Heer,
neidlos dir geneigt.
Einen Reif rührtest du kühn;
dem zagte zitternd dein Volk: -
doch, wenn im Schlaf ein Dieb dich beschlich',
den Ring schlau dir entriss', -
wie wahrtest du, Weiser, dich dann?

ALBERICH
Der Listigste dünkt sich Loge;
andre denkt er immer sich dumm:
dass sein' ich bedürfte zu Rat und Dienst,
um harten Dank,
das hörte der Dieb jetzt gern!
Den hehlenden Helm ersann ich mir selbst;
der sorglichste Schmied,
Mime, musst' ihn mir schmieden:
schnell mich zu wandeln, nach meinem Wunsch
die Gestalt mir zu tauschen, taugt der Helm.
Niemand sieht mich, wenn er mich sucht;
doch überall bin ich, geborgen dem Blick.
So ohne Sorge
bin ich selbst sicher vor dir,
du fromm sorgender Freund!

LOGE
Vieles sah ich, Seltsames fand ich,
doch solches Wunder gewahrt' ich nie.
Dem Werk ohnegleichen kann ich nicht glauben;
wäre das eine möglich,
deine Macht währte dann ewig!

ALBERICH
Meinst du, ich lüg' und prahle wie Loge?

LOGE
Bis ich's geprüft,
bezweifl' ich, Zwerg, dein Wort.

ALBERICH
Vor Klugheit bläht sich
zum Platzen der Blöde!
Nun plage dich Neid!
Bestimm', in welcher Gestalt
soll ich jach vor dir stehn?

LOGE
In welcher du willst;
nur mach' vor Staunen mich stumm.

ALBERICH
hat den Helm aufgesetzt
"Riesen-Wurm winde sich ringelnd!"

Sogleich verschwindet er: eine ungeheure Riesenschlange windet sich statt seiner am Boden; sie bäumt sich und streckt den aufgesperrten Rachen nach Wotan und Loge hin.

LOGE
stellt sich von Furcht ergriffen
Ohe! Ohe!
Schreckliche Schlange, verschlinge mich nicht!
Schone Logen das Leben!

WOTAN
Hahaha! Gut, Alberich!
Gut, du Arger!
Wie wuchs so rasch
zum riesigen Wurme der Zwerg!

Die Schlange verschwindet; statt ihrer erscheint sogleich Alberich wieder in seiner wirklichen Gestalt.

ALBERICH
Hehe! Ihr Klugen, glaubt ihr mir nun?

LOGE
Mein Zittern mag dir's bezeugen.
Zur grossen Schlange schufst du dich schnell:
weil ich's gewahrt,
willig glaub' ich dem Wunder.
Doch, wie du wuchsest,
kannst du auch winzig
und klein dich schaffen?
Das Klügste schien' mir das,
Gefahren schlau zu entfliehn:
das aber dünkt mich zu schwer!

ALBERICH
Zu schwer dir, weil du zu dumm!
Wie klein soll ich sein?

LOGE
Dass die feinste Klinze dich fasse,
wo bang die Kröte sich birgt.

ALBERICH
Pah! Nichts leichter! Luge du her!
Er setzt den Tarnhelm wieder auf.
"Krumm und grau krieche Kröte!"

Er verschwindet; die Götter gewahren im Gestein eine Kröte auf sich zukriechen.

LOGE
zu Wotan
Dort, die Kröte, greife sie rasch!

Wotan setzt seinen Fuss auf die Kröte, Loge fährt ihr nach dem Kopfe und hält den Tarnhelm in der Hand. Alberich wird plötzlich in seiner wirklichen Gestalt sichtbar, wie er sich unter Wotans Fusse windet.

ALBERICH
Ohe! Verflucht! Ich bin gefangen!

LOGE
Halt' ihn fest, bis ich ihn band.

Er hat ein Bastseil hervorgeholt und bindet Alberich damit Hände und Beine; den Geknebelten, der sich wütend zu wehren sucht, fassen dann beide und schleppen ihn mit sich nach der Kluft, aus der sie herauskamen.

LOGE
Nun schnell hinauf: dort ist er unser!

Sie verschwinden, aufwärts steigend.

4. Vierte Szene ("Золото Рейна", либретто Рихарда Вагнера, четвёртая сцена)

VIERTE SZENE

Alberich, Wotan, Loge, die übrigen Götter und Göttinnen, Erda, die drei Rheintöchter

Die Szene verwandelt sich, nur in umgekehrter Weise, wie zuvor; die Verwandlung führt wieder an den Schmieden vorüber. Fortdauernde Verwandlung nach oben. Schliesslich erscheint wieder die freie Gegend auf Bergeshöhen wie in der zweiten Szene; nur ist sie jetzt noch in fahle Nebel verhüllt, wie vor der zweiten Verwandlung nach Freias Abführung.

Wotan und Loge, den gebundenen Alberich mit sich führend, steigen aus der Kluft herauf.

LOGE
Da, Vetter, sitze du fest!
Luge Liebster, dort liegt die Welt,
die du Lungrer gewinnen dir willst:
welch Stellchen, sag',
bestimmst du drin mir zu Stall?

er schlägt ihm tanzend Schnippchen

ALBERICH
Schändlicher Schächer! Du Schalk! Du Schelm!
Löse den Bast, binde mich los,
den Frevel sonst büssest du Frecher!

WOTAN
Gefangen bist du, fest mir gefesselt,
wie du die Welt, was lebt und webt,
in deiner Gewalt schon wähntest,
in Banden liegst du vor mir,
du Banger kannst es nicht leugnen!
Zu ledigen dich, bedarf 's nun der Lösung.

ALBERICH
O ich Tropf, ich träumender Tor!
Wie dumm traut' ich dem diebischen Trug
Furchtbare Rache räche den Fehl!

LOGE
Soll Rache dir frommen,
vor allem rate dich frei:
dem gebundnen Manne
büsst kein Freier den Frevel.
Drum, sinnst du auf Rache,
rasch ohne Säumen
sorg' um die Lösung zunächst!

er zeigt ihm, mit den Fingern schnalzend, die Art der Lösung an

ALBERICH
barsch
So heischt, was ihr begehrt!

WOTAN
Den Hort und dein helles Gold.

ALBERICH
Gieriges Gaunergezücht!
für sich
Doch behalt' ich mir nur den Ring,
des Hortes entrat' ich dann leicht;
denn von neuem gewonnen
und wonnig genährt
ist er bald durch des Ringes Gebot:
eine Witzigung wär 's,
die weise mich macht;
zu teuer nicht zahl' ich
lass' für die Lehre ich den Tand.

WOTAN
Erlegst du den Hort?

ALBERICH
Löst mir die Hand, so ruf' ich ihn her.

Loge löst ihm die Schlinge an der rechten Hand. Alberich berührt den Ring mit den Lippen und murmelt heimlich einen Befehl.

Wohlan, die Nibelungen rief ich mir nah'.
Ihrem Herrn gehorchend, hör' ich den Hort
aus der Tiefe sie führen zu Tag:
nun löst mich vom lästigen Band!

WOTAN
Nicht eh'r, bis alles gezahlt.

Die Nibelungen steigen aus der Kluft herauf, mit den Geschmeiden des Hortes beladen. Während des Folgenden schichten sie den Hort auf.

ALBERICH
O schändliche Schmach!
Dass die scheuen Knechte
geknebelt selbst mich ersch'aun!
zu den Nibelungen
Dorthin geführt, wie ich's befehlt'!
All zu Hauf schichtet den Hort!
Helf' ich euch Lahmen?
Hieher nicht gelugt!
Rasch da, rasch!
Dann rührt euch von hinnen,
dass ihr mir schafft!
Fort in die Schachten!
Weh' euch, find' ich euch faul!
Auf den Fersen folg' ich euch nach!

er küsst seinen Ring und streckt ihn gebieterisch aus. Wie von einem Schlage getroffen, drängen sich die Nibelungen scheu und ängstlich der Kluft zu, in die sie schnell hinabschlüpfen.

Gezahlt hab' ich;
nun lasst mich zieh'n:
und das Helmgeschmeid',
das Loge dort hält,
das gebt mir nun gütlich zurück!

LOGE
den Tarnhelm zum Horte werfend
Zur Busse gehört auch die Beute.

ALBERICH
Verfluchter Dieb!
leise
Doch nur Geduld!
Der den alten mir schuf, schafft einen andern:
noch halt' ich die Macht, der Mime gehorcht.
Schlimm zwar ist's, dem schlauen Feind
zu lassen die listige Wehr!
Nun denn! Alberich liess euch alles:
jetzt löst, ihr Bösen, das Band.

LOGE
zu Wotan
Bist du befriedigt? Lass' ich ihn frei?

WOTAN
Ein goldner Ring ragt dir am Finger;
hörst du, Alp?
Der, acht' ich, gehört mit zum Hort.

ALBERICH
entsetzt
Der Ring?

WOTAN
Zu deiner Lösung musst du ihn lassen.

ALBERICH
bebend
Das Leben, doch nicht den Ring!

WOTAN
heftiger
Den Reif' verlang' ich,
mit dem Leben mach', was du willst!

ALBERICH
Lös' ich mir Leib und Leben,
den Ring auch muss ich mir lösen;
Hand und Haupt, Aug' und Ohr
sind nicht mehr mein Eigen,
als hier dieser rote Ring!

WOTAN
Dein Eigen nennst du den Ring?
Rasest du, schamloser Albe?
Nüchtern sag',
wem entnahmst du das Gold,
daraus du den schimmernden schufst?
War's dein Eigen, was du Arger
der Wassertiefe entwandt?
Bei des Rheines Töchtern hole dir Rat,
ob ihr Gold sie zu eigen dir gaben,
das du zum Ring dir geraubt!

ALBERICH
Schmähliche Tücke! Schändlicher Trug!
Wirfst du Schächer die Schuld mir vor,
die dir so wonnig erwünscht?
Wie gern raubtest
du selbst dem Rheine das Gold,
war nur so leicht
die Kunst, es zu schmieden, erlangt?
Wie glückt es nun dir Gleissner zum Heil,
dass der Niblung, ich, aus schmählicher Not,
in des Zornes Zwange,
den schrecklichen Zauber gewann,
dess' Werk nun lustig dir lacht?
Des Unseligen, Angstversehrten
fluchfertige, furchtbare Tat,
zu fürstlichem Tand soll sie fröhlich dir taugen,
zur Freude dir frommen mein Fluch?
Hüte dich, herrischer Gott!
Frevelte ich, so frevelt' ich frei an mir:
doch an allem, was war,
ist und wird,
frevelst, Ewiger, du,
entreissest du frech mir den Ring!

WOTAN
Her der Ring!
Kein Recht an ihm
schwörst du schwatzend dir zu.

er ergreift Alberich und entzieht seinem Finger mit heftiger Gewalt den Ring.

ALBERICH
grässlich aufschreiend
Ha! Zertrümmert! Zerknickt!
Der Traurigen traurigster Knecht!

WOTAN
den Ring betrachtend
Nun halt' ich, was mich erhebt,
der Mächtigen mächtigsten Herrn!

er steckt den Ring an

LOGE
Ist er gelöst?

WOTAN
Bind' ihn los!

LOGE
löst Alberich vollends die Bande
Schlüpfe denn heim!
Keine Schlinge hält dich:
frei fahre dahin!

ALBERICH
sich vom Boden erhebend
Bin ich nun frei?
mit wütendem Lachen
Wirklich frei?
So grüss' euch denn
meiner Freiheit erster Gruss! -
Wie durch Fluch er mir geriet,
verflucht sei dieser Ring!
Gab sein Gold mir Macht ohne Mass,
nun zeug' sein Zauber Tod dem, der ihn trägt!
Kein Froher soll seiner sich freun,
keinem Glücklichen lache sein lichter Glanz!
Wer ihn besitzt, den sehre die Sorge,
und wer ihn nicht hat, den nage der Neid!
Jeder giere nach seinem Gut,
doch keiner geniesse mit Nutzen sein!
Ohne Wucher hüt' ihn sein Herr;
doch den Würger zieh' er ihm zu!
Dem Tode verfallen, fessle den Feigen die Furcht:
solang er lebt, sterb' er lechzend dahin,
des Ringes Herr als des Ringes Knecht:
bis in meiner Hand den geraubten wieder ich halte! -
So segnet in höchster Not
der Nibelung seinen Ring!
Behalt' ihn nun,
lachend
hüte ihn wohl:
grimmig
meinem Fluch fliehest du nicht!

Er verschwindet schnell in der Kluft. Der dichte Nebelduft des Vordergrundes klärt sich allmählich auf.

LOGE
Lauschtest du seinem Liebesgruss?

WOTAN
in den Anblick des Ringes an seiner Hand versunken
Gönn' ihm die geifernde Lust!

es wird immer heller

LOGE
nach rechts in die Szene blickend
Fasolt und Fafner nahen von fern:
Freia führen sie her.

Aus dem sich immer mehr zerteilenden Nebel erscheinen Donner, Froh und Fricka und eilen dem Vordergrunde zu.

FROH
Sie kehren zurück!

DONNER
Willkommen, Bruder!

FRICKA
besorgt zu Wotan
Bringst du gute Kunde?

LOGE
auf den Hort deutend
Mit List und Gewalt gelang das Werk:
dort liegt, was Freia löst.

DONNER
Aus der Riesen Haft naht dort die Holde.

FROH
Wie liebliche Luft wieder uns weht,
wonnig' Gefühl die Sinne erfüllt!
Traurig ging es uns allen,
getrennt für immer von ihr,
die leidlos ewiger Jugend
jubelnde Lust uns verleiht.

Der Vordergrund ist wieder hell geworden; das Aussehen der Götter gewinnt wieder die erste Frische: über dem Hintergrunde haftet jedoch noch der Nebelschleier, so dass die Burg unsichtbar bleibt. Fasolt und Fafner treten auf, Freia zwischen sich führend.

FRICKA
eilt freudig auf die Schwester zu, um sie zu umarmen
Lieblichste Schwester, süsseste Lust!
Bist du mir wieder gewonnen?

FASOLT
ihr wehrend
Halt! Nicht sie berührt!
Noch gehört sie uns.
Auf Riesenheims ragender Mark
rasteten wir; mit treuem Mut
des Vertrages Pfand pflegten wir.
So sehr mich's reut, zurück doch bring' ich's,
erlegt uns Brüdern die Lösung ihr.

WOTAN
Bereit liegt die Lösung:
des Goldes Mass sei nun gütlich gemessen.

FASOLT
Das Weib zu missen, wisse, gemutet mich weh:
soll aus dem Sinn sie mir schwinden
des Geschmeides Hort häufet denn so,
dass meinem Blick die Blühende ganz er verdeck'!

WOTAN
So stellt das Mass nach Freias Gestalt!

Freia wird von den beiden Riesen in die Mitte gestellt. Darauf stossen sie ihre Pfähle zu Freias beiden Seiten so in den Boden, dass sie gleiche Höhe und Breite mit ihrer Gestalt messen.

FAFNER
Gepflanzt sind die Pfähle nach Pfandes Mass;
Gehäuft nun füll' es der Hort!

WOTAN
Eilt mit dem Werk: widerlich ist mir's!

LOGE
Hilf mir, Froh!

FROH
Freias Schmach eil' ich zu enden.

Loge und Froh häufen hastig zwischen den Pfählen die Geschmeide

FAFNER
Nicht so leicht und locker gefügt!
er drückt mit roher Kraft die Geschmeide dicht zusammen
Fest und dicht füll' er das Mass.
er beugt sich, um nach Lücken zu spähen
Hier lug' ich noch durch:
verstopft mir die Lücken!

LOGE
Zurück, du Grober!

FAFNER
Hierher!

LOGE
Greif' mir nichts an!

FAFNER
Hierher! Die Klinze verklemmt!

WOTAN
unmutig sich abwendend
Tief in der Brust brennt mir die Schmach!

FRICKA
den Blick auf Freia geheftet
Sieh, wie in Scham schmählich die Edle steht:
um Erlösung fleht stumm der leidende Blick.
Böser Mann! Der Minnigen botest du das!

FAFNER
Noch mehr! Noch mehr hierher!

DONNER
Kaum halt' ich mich: schäumende Wut
weckt mir der schamlose Wicht!
Hierher, du Hund! Willst du messen,
so miss dich selber mit mir!

FAFNER
Ruhig, Donner! Rolle, wo's taugt:
hier nützt dein Rasseln dir nichts!

DONNER
holt aus
Nicht dich Schmähl'chen zu zerschmettern?

WOTAN
Friede doch!
Schon dünkt mich Freia verdeckt.

LOGE
Der Hort ging auf.

FAFNER
misst den Hort genau mit dem Blick und späht nach Lücken
Noch schimmert mir Holdas Haar:
dort das Gewirk wirf auf den Hort!

LOGE
Wie? Auch den Helm?

FAFNER
Hurtig, her mit ihm!

WOTAN
Lass ihn denn fahren!

LOGE
wirft den Tarnhelm auf den Hort
So sind wir denn fertig!
Seid ihr zufrieden?

FASOLT
Freia, die Schöne, schau' ich nicht mehr:
so ist sie gelöst? Muss ich sie lassen?
er tritt nahe hinzu und späht durch den Hort
Weh! Noch blitzt ihr Blick zu mir her;
des Auges Stern strahlt mich noch an:
durch eine Spalte muss ich's erspäh'n.
ausser sich
Seh' ich dies wonnige Auge,
von dem Weibe lass' ich nicht ab!

FAFNER
He! Euch rat' ich,
verstopft mir die Ritze!

LOGE
Nimmersatte! Seht ihr denn nicht,
ganz schwand uns der Hort?

FAFNER
Mitnichten, Freund! An Wotans Finger
glänzt von Gold noch ein Ring:
den gebt, die Ritze zu füllen!

WOTAN
Wie! Diesen Ring?

LOGE
Lasst euch raten!
Den Rheintöchtern gehört dies Gold;
ihnen gibt Wotan es wieder.

WOTAN
Was schwatztest du da?
Was schwer ich mir erbeutet,
ohne Bangen wahr' ich's für mich!

LOGE
Schlimm dann steht's um mein Versprechen,
das ich den Klagenden gab!

WOTAN
Dein Versprechen bindet mich nicht;
als Beute bleibt mir der Reif.

FAFNER
Doch hier zur Lösung musst du ihn legen.

WOTAN
Fordert frech, was ihr wollt,
alles gewähr' ich;
um alle Welt,
doch nicht fahren lass' ich den Ring!

FASOLT
zieht wütend Freia hinter dem Horte hervor
Aus denn ist's, beim Alten bleibt's;
nun folgt uns Freia für immer!

FREIA
Hilfe! Hilfe!

FRICKA
Harter Gott, gib ihnen nach!

FROH
Spare das Gold nicht!

DONNER
Spende den Ring doch!

Fafner hält den fortdrängenden Fasolt noch auf; alle stehen bestürzt

WOTAN
Lasst mich in Ruh'! Den Reif geb' ich nicht!

Wotan wendet sich zürnend zur Seite. Die Bühne hat sich von neuem verfinstert; aus der Felskluft zur Seite bricht ein bläulicher Schein hervor: in ihm wird plötzlich Erda sichtbar, die bis zu halber Leibeshöhe aus der Tiefe aufsteigt; sie ist von edler Gestalt, weithin von schwarzem Haar umwallt.

ERDA
die Hand mahnend gegen Wotan ausstreckend
Weiche, Wotan! Weiche!
Flieh' des Ringes Fluch!
Rettungslos dunklem Verderben
weiht dich sein Gewinn.

WOTAN
Wer bist du, mahnendes Weib?

ERDA
Wie alles war - weiss ich;
wie alles wird, wie alles sein wird,
seh' ich auch, -
der ew'gen Welt Ur-Wala,
Erda, mahnt deinen Mut. Drei der Töchter,
ur-erschaff'ne, gebar mein Schoss;
was ich sehe, sagen dir nächtlich die Nornen.
Doch höchste Gefahr führt mich heut'
selbst zu dir her.
Höre! Höre! Höre!
Alles was ist, endet.
Ein düst'rer Tag dämmert den Göttern:
dir rat' ich, meide den Ring!

sie versinkt langsam bis an die Brust, während der bläuliche Schein zu dunkeln beginnt

WOTAN
Geheimnis-hehr
hallt mir dein Wort:
weile, dass mehr ich wisse!

ERDA
im Versinken
Ich warnte dich; du weisst genug:
sinn' in Sorg' und Furcht!

sie verschwindet gänzlich

WOTAN
Soll ich sorgen und fürchten,
dich muss ich fassen, alles erfahren!

er will der Verschwindenden in die Kluft nach, um sie zu halten. Froh und Fricka werfen sich ihm entgegen und halten ihn zurück

FRICKA
Was willst du, Wütender?

FROH
Halt' ein, Wotan!
Scheue die Edle, achte ihr Wort!

Wotan starrt sinnend vor sich hin

DONNER
sich entschlossen zu den Riesen wendend
Hört, ihr Riesen! Zurück, und harret:
das Gold wird euch gegeben.

FREIA
Darf ich es hoffen?
Dünkt euch Holda wirklich der Lösung wert?

Alle blicken gespannt auf Wotan; dieser nach tiefem Sinnen zu sich kommend, erfasst seinen Speer und schwenkt ihn wie zum Zeichen eines mutigen Entschlusses

WOTAN
Zu mir, Freia! Du bist befreit.
Wieder gekauft kehr' uns die Jugend zurück!
Ihr Riesen, nehmt euren Ring!
er wirft den Ring auf den Hort

Die Riesen lassen Freia los; sie eilt freudig auf die Götter zu, die sie abwechselnd längere Zeit in höchster Freude liebkosen.

Fafner breitet sogleich einen ungeheuren Sack aus und macht sich über den Hort her, um ihn da hineinzuschichten.

FASOLT
dem Bruder sich entgegenwerfend
Halt, du Gieriger! Gönne mir auch was!
Redliche Teilung taugt uns beiden.

FAFNER
Mehr an der Maid als am Gold
lag dir verliebtem Geck:
mit Müh' zum Tausch vermocht' ich dich Toren;
Ohne zu teilen, hättest du Freia gefreit:
teil' ich den Hort,
billig behalt' ich die grösste Hälfte für mich.

FASOLT
Schändlicher du! Mir diesen Schimpf?
zu den Göttern
Euch ruf' ich zu Richtern:
teilet nach Recht uns redlich den Hort!

Wotan wendet sich verächtlich ab

LOGE
Den Hort lass ihn raffen;
halte du nur auf den Ring!

FASOLT
stürzt sich auf Fafner, der immerzu eingesackt hat
Zurück, du Frecher! Mein ist der Ring;
mir blieb er für Freias Blick!
Er greift hastig nach dem Reif. Sie ringen.

FAFNER
Fort mit der Faust! Der Ring ist mein!

Fasolt entreisst Fafner den Ring

FASOLT
Ich halt' ihn, mir gehört er!

FAFNER
mit einem Pfahle nach Fasolt ausholend
Halt' ihn fest, dass er nicht fall'!

Er streckt Fasolt mit einem Streiche zu Boden, dem Sterbenden entreisst er dann hastig den Ring

FAFNER
Nun blinzle nach Freias Blick!
An den Reif rührst du nicht mehr!

Er steckt den Ring in den Sack und rafft dann gemächlich den Hort vollends ein. Alle Götter stehen entsetzt. Langes, feierliches Schweigen

WOTAN
Furchtbar nun erfind' ich des Fluches Kraft!

LOGE
Was gleicht, Wotan, wohl deinem Glücke?
Viel erwarb dir des Ringes Gewinn;
dass er nun dir genommen, nützt dir noch mehr:
deine Feinde - sieh - fällen sich selbst
um das Gold, das du vergabst.

WOTAN
tief erschüttert
Wie doch Bangen mich bindet!
Sorg' und Furcht fesseln den Sinn:
wie sie zu enden, lehre mich Erda:
zu ihr muss ich hinab!

FRICKA
schmeichelnd sich an ihn schmiegend
Wo weilst du, Wotan?
Winkt dir nicht hold die hehre Burg,
die des Gebieters gastlich bergend nun harrt?

WOTAN
düster
Mit bösem Zoll zahlt' ich den Bau.

DONNER
auf den Hintergrund deutend, der noch in Nebel gehüllt ist
Schwüles Gedünst schwebt in der Luft;
lästig ist mir der trübe Druck!
Das bleiche Gewölk
samml' ich zu blitzendem Wetter,
das fegt den Himmel mir hell.

er besteigt einen hohen Felsstein am Talabhange und schwingt dort seinen Hammer; Nebel ziehen sich um ihn zusammen

He da! He da! He do!
Zu mir, du Gedüft! Ihr Dünste, zu mir!
Donner, der Herr, ruft euch zu Heer!
er schwingt den Hammer
Auf des Hammers Schwung schwebet herbei!
Dunstig Gedämpf! Schwebend Gedüft!
Donner, der Herr, ruft euch zu Heer!
He da! He da! He do!

er verschwindet völlig in einer immer finsterer sich ballenden Gewitterwolke. Man hört Donners Hammerschlag schwer auf den Felsstein fallen: ein starker Blitz entfährt der Wolke; ein heftiger Donnerschlag folgt. Froh ist mit dem Gewölk verschwunden.

DONNER
unsichtbar
Bruder, hieher! Weise der Brücke den Weg!

Plötzlich verzieht sich die Wolke; Donner und Froh werden sichtbar: von ihren Füssen aus zieht sich, mit blendendem Leuchten, eine Regenbogenbrücke über das Tal hinüber bis zur Burg, die jetzt, von der Abendsonne beschienen, im hellsten Glanze erstrahlt. Fafner, der neben der Leiche seines Bruders endlich den ganzen Hort eingerafft, hat, den ungeheuren Sack auf dem Rücken, während Donners Gewitterzauber die Bühne verlassen.

FROH
der der Brücke mit der ausgestreckten Hand den Weg über das Tal angewiesen, zu den Göttern
Zur Burg führt die Brücke,
leicht, doch fest eurem Fuss:
beschreitet kühn ihren schrecklosen Pfad!

Wotan und die anderen Götter sind sprachlos in den prächtigen Anblick verloren.

WOTAN
Abendlich strahlt der Sonne Auge;
in prächtiger Glut prangt glänzend die Burg.
In des Morgens Scheine mutig erschimmernd,
lag sie herrenlos, hehr verlockend vor mir.
Von Morgen bis Abend, in Müh' und Angst,
nicht wonnig ward sie gewonnen!
Es naht die Nacht: vor ihrem Neid
biete sie Bergung nun.

Wie von einem grossen Gedanken ergriffen, sehr entschlossen

So grüss' ich die Burg,
sicher vor Bang' und Grau'n!
er wendet sich feierlich zu Fricka
Folge mir, Frau:
in Walhall wohne mit mir!

FRICKA
Was deutet der Name?
Nie, dünkt mich, hört' ich ihn nennen.

WOTAN
Was, mächtig der Furcht,
mein Mut mir erfand,
wenn siegend es lebt,
leg' es den Sinn dir dar!

er fasst Fricka an der Hand und schreitet mit ihr langsam der Brücke zu;
Froh, Freia und Donner folgen

LOGE
im Vordergrunde verharrend und den Göttern nachblickend
Ihrem Ende eilen sie zu,
die so stark in Bestehen sich wähnen.
Fast schäm' ich mich, mit ihnen zu schaffen;
zur leckenden Lohe mich wieder zu wandeln,
spür' ich lockende Lust:
sie aufzuzehren, die einst mich gezähmt,
statt mit den Blinden blöd zu vergehn,
und wären es göttlichste Götter!
Nicht dumm dünkte mich das!
Bedenken will ich's: wer weiss, was ich tu'!

Er geht, um sich den Göttern in nachlässiger Haltung anzuschliessen. Aus der Tiefe hört man den Gesang der Rheintöchter heraufschallen.

DIE DREI RHEINTÖCHTER
in der Tiefe des Tales, unsichtbar
Rheingold! Rheingold! Reines Gold!
Wie lauter und hell leuchtest hold du uns!
Um dich, du klares, wir nun klagen:
gebt uns das Gold!
O gebt uns das reine zurück!

WOTAN
im Begriff, den Fuss auf die Brücke zu setzen, hält an und wendet sich um
Welch' Klagen klingt zu mir her?

LOGE
späht in das Tal hinab
Des Rheines Kinder beklagen des Goldes Raub!

WOTAN
Verwünschte Nicker!
zu Loge
Wehre ihrem Geneck!

LOGE
in das Tal hinabrufend
Ihr da im Wasser, was weint ihr herauf?
Hört, was Wotan euch wünscht!
Glänzt nicht mehr euch Mädchen das Gold,
in der Götter neuem Glanze
sonnt euch selig fortan!

Die Götter lachen und beschreiten dann die Brücke.

DIE DREI RHEINTÖCHTER
aus der Tiefe
Rheingold! Rheingold! Reines Gold!
O leuchtete noch in der Tiefe dein laut'rer Tand!
Traulich und treu ist's nur in der Tiefe:
falsch und feig ist, was dort oben sich freut!

Während die Götter auf der Brücke der Burg zuschreiten, fällt der Vorhang.

История создания оперы

Время создания: 1848-1854 гг.
Премьера (не в составе "Кольца"): 22 сентября 1869 года в Мюнхене.

Кража Золота Рейна

.
Из книги Рихарда Вагнера "Моя Жизнь" (часть вторая, глава 37)

"Страшно утомлённый, с чрезвычайно возбуждёнными нервами, я в конце октября вместе с Минной покинул Париж... Тотчас же, в начале ноября, я взялся за работу, которую столько раз приходилось откладывать. С конца марта 1848 года протекли пять с половиной лет, в течение которых я не написал ни одного такта, и вот, когда мне вновь удалось обрести хорошее настроение для работы, я почувствовал, что блуждания моей души кончились и что наступило возрождение. Что касается техники композиции, то с первой же страницы я убедился, что не смогу оркестровую прелюдию, задуманную в Специи, задуманную в каком-то полузабытьи, записать на двух линейках, как я это делал раньше. Поэтому я решил взяться за большие партитурные листы. С тех пор я стал набрасывать карандашом только беглые заметки, а затем приступал к завершению партитуры. Такой способ работы сделался для меня впоследствии источником разных затруднений, так как довольно часто случалось, что я забывал содержание беглых набросков и мне стоило больших трудов восстановить первоначальную музыкальную идею. Однако при написании "Золота Рейна" эта трудность не давала себя ещё знать: 16 января 1854 года был готов композиционный эскиз этой вещи. В прологе, таким образам, был намечен главнейший тематический материал для всех четырёх частей моего цикла".

.
.
Подробнее: История создания "Кольца нибелунга".
.

Р. Вагнер. Золото Рейна. Перевод В. Коломийцева

Предвечерие
торжественного сценического представления
"Кольцо Нибелунга"

На дне Рейна.

Зеленоватые сумерки, более светлые к верху и более темные к низу. Верхняя часть сцены заполнена волнующейся водной массой, которая безостановочно течет справа налево. Ниже вода словно разрежается в сырой туман, все более и более теряющий свою плотность, так что пространство от самого дна на человеческий рост кажется совсем свободным от воды, которая стелется и движется, подобно облакам, над этой темной глубью. Повсюду высятся крутые утесы рифов, обрамляя сцену. Дикие, зубчатые глыбы скал сплошь покрывают все дно, так что оно нигде не представляет ровной плоскости; в полнейшем мраке можно предположить еще более глубокие расселины.

Посреди сцены возвышается скала, стройная вершина которой доходит до более плотных и, сравнительно, более светлых водных слоев; вокруг этой скалы, грациозно плавая, кружится одна из Дочерей Рейна.

Воглинда
Weia! Waga!
Вольные волны,
вечная влага!
Wagala weia!
Wallala, weiala weia!

Голос Вельгунды
(сверху)
Воглинда одна у скалы?

Воглинда
С Вельгундой я буду вдвоем!

Вельгунда
(опускается с верхних вод к скале)
На страже ли ты?

(Она старается поймать Воглинду.)

Воглинда
(быстро уплывает от нее)
Ближе взгляни!

(Играя, они дразнят и ловят одна другую.)

Голос Флосхильды
(сверху)
Heiala weia!
Буйные сестры?

Вельгунда
Флосхильда, плыви!
Воглинду лови!
Вместе беглянку поймаем!

Флосхильда
(опускается ниже и проплывает между играющими)
Нельзя шалить, -
золото спит!
Ложе его вам надо хранить,
иль плачем кончите смех!

С веселыми криками обе сестры уплывают в разные стороны. Флосхильда старается поймать то одну, то другую; они ускользают от нее и, в конце концов, соединяются, чтобы сообща гоняться за Флосхильдой. Так носятся они, подобно рыбкам, от скалы к скале, шаля и смеясь.

Тем временем из омута вылезает Альберих; он появляется в мрачной расселине и карабкается на один из рифов. Еще окруженный тьмою, он останавливается и с возрастающим удовольствием глядит на игру водяных дев.

Альберих
Хе, хе! Русалки!
Как вы красивы, - зависть берет!
Подземную ночь
бросить я рад
ради стройных сестриц!

Услышав голос Альбериха, русалки прерывают игру.

Воглинда
Ах, кто там!

Вельгунда
Чей голос во тьме?

Флосхильда
Кто нас сторожит?..

(Они ныряют глубже и узнают Нибелунга.)

Воглинда и Вельгунда
Тьфу! Чудовище!

Флосхильда
(быстро всплывая наверх)
Сестры, к скале!
Враг он наш, -
сказал так отец!

(Обе сестры следуют за нею, и все три поспешно соединяются возле средней скалы.)

Альберих
Эй, красотки!

Дочери Рейна
Что хочешь ты, гадкий?

Альберих
Разве нельзя
на вашу игру поглядеть?
Ниже нырните, ко мне:
с вами и я
порезвится не прочь!

Воглинда
Играть хочет с нами?

Вельгунда
Дразнит он нас!

Альберих
Как вы блестите
в мерцаньи волн!
Если бы нежно одна скользнула на дно, -
я рад бы рыбку обнять!

Флосхильда
Смешон мне мой страх:
наш недруг влюблен!

(Они смеются.)

Вельгунда
Блудливый урод!

Воглинда
Он нас узнает!

(Она опускается на вершину скалы, к подошве которой подошел Альберих.)

Альберих
Спустилась одна...

Воглинда
Ко мне подымись!

Альберих
(с проворством гнома лезет на вершину скалы, но принужден несколько раз останавливаться)
Гадкий гладень,
голая глыба!
Напрасный труд!
Рукой и ногой
не могу я никак
за уступ ухватиться!

(Он чихает.)

В ноздри мне
сырость проникла!
Проклятый кашель!

(Он приблизился к Воглинде.)

Воглинда
(смеясь)
С шумным плеском
жених пришел!

Альберих
Прижмись ко мне,
ребенок- жена!

(Он старается обнять ее.)

Воглинда
(увертываясь от него)
Хочешь меня, -
так скроемся здесь!

(Она уплывает к другой скале. Сестры смеются.)

Альберих
(почесывает себе затылок)
Ушла? Ну, вернись!
Вплавь приблизься!
Трудно мне,
что тебе так легко!

Воглинда
(всплывает на третью скалу, более низкую)
Ниже спустись,
на дне будет легче!

Альберих
(поспешно слезая)
Чем ниже, тем лучше!

Воглинда
(быстро уплывает в сторону, на высокий утес)
Не худо и выше!

(Сестры смеются.)

Альберих
Как прыгнуть мне к ней,
упрямой, вновь?
Ну, погоди- же!

(Он торопливо начинает карабкаться к ней.)

Вельгунда
(опустилась на более низкую скалу, в другом конце сцены)
Слушай, прелестник!
Нежный жених!

Альберих
(оборачиваясь)
Зовешь ты меня?

Вельгунда
Совет мой прими:
ко мне сватайся,
к светлой Вельгунде!

Альберих
(поспешно пробирается по каменистому дну к Вельгунде)
Светлее ты
сестрицы трусливой:
она, как рыба
скользит из рук! -
Нырни пониже,
будь мне женою!

Вельгунда
(немного опускаясь к нему)
Довольно- ли так?

Альберих
Нет, нет! Еще!
Меня рукою
гибкой обвей,
дай мне к груди твоей
жадно прижаться
и с ласкою сладостной
слиться с тобою в объятьи!

Вельгунда
Если любви
и страсти ты жаждешь, -
позволь, красавец,
взглянуть на тебя...
Тьфу! Лохматый,
немытый горбун!
Черный, чадный,
мозолистый гном!
Ты по себе подругу ищи!

Альберих
(пытается силою удержать ее)
Не мил я тебе, -
но ты уж моя!

Вельгунда
(быстро всплывая к средней скале)
Твоя, но только в мечтах!

(Сестры смеются.)

Альберих
(пуская ей в след злобную брань)
Лгунья ты!
Злая, холодная тварь!
Груб я и грязен?
Гладкого глянца
нет на мне?
Ну, милуйся с ужами,
если я не гожусь!

Флосхильда
Зачем ворчишь?
Не унывай!
Ты сватался к двум, -
к третьей попробуй:
может быть,
здесь ты любовь найдешь...

Альберих
Чудный зов
песней звучит!
Я рад, что вас
трое сестер:
из трех - хоть одной я понравлюсь,
с одной - один я остался б! -
Чтоб я поверил,
ты сверху спустись!

Флосхильда
(опускается к Альбериху)
Вы, сестры, глупы,
вы ослепли. -
разве он некрасив?

Альберих
(торопливо приближаясь к ней)
Твои сестрицы
сами уроды,
если с тобой их сравнить!

Флосхильда
(ласкаясь)
О, пой, красавец,
пой еще,
чаруя сладко мой слух!

Альберих
(доверчиво прикасаясь к ней)
В груди дрожь,
я весь трепещу,
слыша такую хвалу!

Флосхильда
(мягко отстраняя его)
Твой лик блаженный
пленил мой взор!
Ты улыбкой ясной
увлек мой дух!
(Она нежно привлекает его к себе.)
Дивный супруг!

Альберих
Дева- краса!

Флосхильда
Верен мне будь!

Альберих
Вся мне отдайся!

Флосхильда
(совершенно держа его в своих руках, пылко)
Этот колющий взгляд,
этот ком бороды
ласкают и нежат меня!
Этой гривой колючей
грязных волос
меня обвей ты навеки!
Ты на жабу похож,
ты так хрипло кричишь -
о, если б только тебя
видеть и слышать могла я!

Воглинда и Вельгунда опустились к ним и теперь разражаются звонким смехом.

Альберих
(испуганно выпадая из объятий Флосхильды)
Злая шутка опять?

Флосхильда
(внезапно вырываясь)
Так кончилась песня моя!

(Вместе с сестрами она быстро всплывает наверх и присоединяется к их смеху.)

Альберих
(пронзительным голосом)
Горе! Увы мне!
Тоска! Тоска!
И третья сестра
дразнила меня! -
О, злое племя!
Лжи вы полны и разврата!
Нет в вас стыда,
коварные дочери вод!

Три Дочери Рейна
WaJlala! Lalaleial Lalei!
Heia! Heia! Haha!
Скоро- ль ты, скучный,
брань свою бросишь?
Слушай слово услады:
старайся, робкий,
крепко схватить
русалки стройный стан!
Ловкий любовник ей люб, -
верна ему она!
Прыгай смелей,
упрямых лови -
не легко им будет уплыть!

(Они плавают порознь в разных направлениях, - то глубже, то выше, чтобы вызвать Альбериха на преследование.)

Альберих
Жадных желаний
жгучий огонь
в крови горит!
Страсть и ярость
страшной бурей
рвутся из сердца! -
Гнусен вам жалкий гном,
но жаждой гневной томим,
одну из вас он обнимет!

Он принимается за охоту с отчаянным напряжением сил; с ужасающим проворством карабкается он со скалы на скалу, прыгает с одного утеса на другой, пытается схватить то одну из девушек, то другую; но они с насмешливым хохотом постоянно увертываются от него. Он спотыкается, падает в глубокие ямы, потом снова лезет поспешно наверх, - пока, наконец, не теряет терпения: пылая бешенством, задыхаясь, он останавливается и кулаком грозит русалкам.

Альберих
(едва владея собою)
О, только- бы достать!..

Он пребывает в безмолвной ярости, устремив глаза кверху, где взгляд его внезапно привлекается и приковывается нижеследующим зрелищем.

Сквозь водную массу сверху проникает сияние, которое становится все ярче и ярче, разгораясь наконец на вершине средней скалы ослепительным, лучезарно- золотистым блеском: с этого момента волшебный золотой свет разливается по воде.

Воглинда
О радость,
заря улыбнулась волнам!

Вельгунда
Сквозь пучину вод
ласкает она колыбель...

Флосхильда
Вот сонное око
будит лобзаньем...
Вот трепещет
лучистый взор...

Воглинда
Озаряя мглу,
льется свет золотой!

Все три вместе
(грациозно плавая вокруг скалы)
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Wallala lalala leia jahei!
Радость Рейна!
Ласковый луч!
Прекрасен твой кроткий свет!
Благостный блеск
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Здравствуй, друг!
Бодрым будь!
Дивной игорою
греешь ты нас!
Пламенный блеск
к пляске влечет, -
и рады мы плавать
с пеньем любовным
вокруг колыбели евоей!
Радость Рейна!
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Wallala lalala leia jahei!

Русалки с возрастающим наслаждением плавают вокруг скалы. Вся река сверкает теперь ярким блеском золота.

Альберих
(глаза которого, властно привлеченные блеском, неподвижно устремлены на золото)
Эй вы, девчонки!
Что там у Вас блестит?

Три дочери Рейна
(вместе)
Золота Рейна не знать
может только грубый дикарь!

Вельгунда
Не знает гном
золотого глаза,
что днем от сна встает?

Воглинда
О звезде подводной
он не слыхал,
что ярко в волнах горит?

Все три вместе
В блеске зыбком
скользим мы привольно!
Хочешь, робкий,
быть светлой рыбкой, -
так с нами вместе ныряй!

(Они смеются.)

Альберих
Лишь игрушкой
служит сокровище вам?
Забава пустая!

Воглинда
Не стал бы гном
клад наш хулить, -
знай он заветную тайну...

Вельгунда
Весь мир властно
наследует смелый,
Золото Рейна в перстень сковав:
в том перстне - безмерная мощь!

Флосхильда
Поведав тайну,
отец велел нам
стражей зоркой
блюсти наш клад, чтоб из глуби он не был похищен:
так бойтесь много болтать!

Вельгунда
Бранишь напрасно,
разумница, нас!
Вспомни сама, -
кто лишь один
сковать сумеет кольцо?

Воглинда
Тот, кто отвергнет
власть любви,
кто сладких ласк
лишит себя, -
лишь тот волшебною силой
из золота перстень скует!

Вельгунда
И злой заботы
не знаем мы:
кто же любовь отринет?
Жаждет ее все живое!

Воглинда
А больше всех он,
блудливый горбун:
огонь любви губит его!

Флосхильда
Я близ него
забыла боязнь:
он меня чуть не сжег
жаром своим!

Вельгунда
Пылает он,
пламенеет весь:
в веселых волнах
сера шипит!

Все три вместе
Wailaia! Wallaleia lala!
Влюбчивый Альбе,
будь веселей!
В этих ярких бликах
красой ты блестишь!
Плыви, милый
красавец, наверх!

(Смеясь, они плавают в блеске волн по разным направлениям.)

Альберих
(неподвижно устремив взгляд на золото, хорошо слышал болтовню сестер)
Весь мир властно
в наследье добыть чрез тебя?
Проститься с любовью,
но хитростью плоть утолить?
(страшно громко)
Смейтесь еще:
вот Ниблунг вас насмешит!

В бешенстве прыгает он к средней скале и с неистовой поспешностью карабкается на ее вершину. Девушки с криками разлетаются врозь и быстро всплывают в разных концах сцены.

Три Дочери Рейна
Heia! Heia! Heiajahei!
Гневен он!
Спасайтесь скорей!
От его прыжков
искры летят!
Взбесился он от любви!

(Они смеются в безумной самонадеянности.)

Альберих
(последним прыжком достигает вершины скалы и простирает руку к золоту)
Я вам смешон?
Так смейтесь в мраке,
дочери вод!
Ваш свет погаснет навек:
я золото рву из недр,
мстительный перстень скую, -
и дрогнет весь мир:
я любви шлю проклятье!

С ужасной силой он вырывает золото из скалы и поспешно устремляется с ним в глубину, быстро исчезая в ней. Вся сцена внезапно заполняется непроницаемым мраком. Девушки вне себя ныряют в глубину за похитителем.

Дочери Рейна
(отчаянно вскрикивая)
Вора держите!
Дерзкий злодей!
Горе! Горе!
Тьма! Ах!

Воды спускаются вместе с ними в глубину. Совсем внизу, из- под земли, раздается резкий насмешливый хохот Альбериха. Скалы исчезают в глубочайшем мраке. Вся сцена, сверху и снизу, заполнена черной массой волнующихся вод, которые некоторое время все езде словно опускаются вниз.

Мало- по- малу волны превращаются в облака, которые постепенно проясняются, разрежаясь в прозрачный туман, - по мере того как свет, брезжащий позади них, становится ярче.

Когда туман, в виде нежных облачков, совершенно исчезает в вышине, открывается привольная местность на горных вершинах, сначала еще подернутая сумерками рассвета. - Утренняя заря возрастающим сиянием освещает замок с блестящими зубцами, которым увенчан высокий утес на заднем плане. Между этим утесом и авансценой предполагается глубокая долина, где течет Рейн. - В стороне, на цветочной лужайке, лежат Вотан и, рядом с ним, Фрика; оба спят.

Замок уже виден совершенно ясно. - Фрика просыпается; ее взор падает на замок. Она охвачена изумлением и страхом.

Фрика
Вотан, проснись!
Супруг мой!

Вотан
(тихо во сне)
Ограды дивной врата
героев ведут в чертог:
слава мужа,
властная мощь -
светлый и вечный завет...

Фрика
(расшевеливает его)
Прочь сновидений
сладкий обман!
Опомнись, встань и взгляни - же!

Вотан
(проснувшись, приподымаем; очертания замка тотчас же приковывают к себе его взор)
Бессмертных мечтаний венец!
На горном гребне -
оплот богов:
гордо блещет
пышный дворец!
Как в видениях сна,
как в желаньях моих. -
вот он встал
радуя взор,-
замок властных надежд!

Фрика
Меня пугает
счастье твое!
Ты замку рад, -
мне страшно за Фрейю!
Вспомни скорей, беззаботный,
чем должен ты заплатить!
Готов твой замок -
пропал твой залог:
ты помнишь- ли свой договор?

Вотан
О, да, - строителям замка
расплату я обещал;
договором я
спесивых смирил
и побудил
чертог мне воздвигнуть:
он вырос, - слава сильным! -
А цены ты не страшись.

Фрика
Твоя беспечность преступна!
Весел ты бессердечно!
О, если б знать я могла
обманный ваш договор!
Но жен вы всегда
удаляете смело,
чтоб глухо, втайне от нас,
вступать с великанами в сделки:
так без стыда
вы продали дерзко
Фрейю, сестру дорогую,
торгом низким гордясь! -
Что вам священно,
жестоким сердцам?
Манит вас только власть!

Вотан
(спокойно)
Ей чужда- ли
Фрика была,
о замке мечтая со мной?..

Фрика
Ах, дрожа за верность твою,
печально я мечтала, -
как заставить супруга
странствий желанье забыть:
в мирном жилище,
в счастье семейном
мог бы найти ты
отрадный покой...
Но об одном ты мечтал -
усилить мощь свою,
грозным щитом
власть увеличить:
во имя воинственной бури
возник этот гордый дворец!

Вотан
(улыбаясь)
Мужа в твердыне
пленить ты хотела, -
но должен бог быть свободен,
даже в стенах плененный,
мир безгранично
себе покорять:
жаждет движенья
все, что живет, -
и жизни я не оставлю!

Фрика
О, холодный,
жалкий супруг!
За господства тень,
за власти тщету
готов ты позорно отдать
честь и любовь жены?

Вотан
(серьезно)
Не я- ли с глазом простился,
когда в супруги
сватал Фрикку мою?
Упреки странны твои!
Женщин, ты знаешь,
я чту высоко,
и Фрейю, голубку,
я не отдам;
смешно и думать о том!

Фрика
(с боязливой тревогой заглядывая в сторону)
Спасай же ее:
бежит к нам она
в страшной, бессильной тоске!

Фрейя
(поспешно вбегая, словно спасаясь от преследования)
Вотан, Фрика!
Скройте вы Фрейю!
Вон там, с утеса,
мне грозил Фазольт:
за мною тотчас придет он!

Вотан
Пусть придет! -
Но где же Логе?

Фрика
Больше всех хитрецу
ты поверить готов!
Он много зла нам принес -
и ловит вновь тебя в сети...

Вотан
Где путь борьбы прям,
там все я сам решаю;
но лишь хитрый ум
из козней вражьих
может пользу извлечь, -
и Логе знаком этот путь.
Придумал он договор,
но клялся Фрейю не выдать;
я Логе верю вполне.

Фрика
А он бросил тебя!
Смотри, спешат
великаны сюда:
что- ж медлит хитрый твой друг?Фрея

Ко мне бегите, братья!
Мой Фро, помоги мне,
если Вотан покинул меня!
На помощь, Доннер!
Братья! Братья!
Ах, спасите сестру!

Фрика
Вместе все тебя продавали, -
и вот все скрылись теперь...

Входят великаны Фазольт и Фафнер, вооруженные могучими кольями.

Фазольт
Сон твой
сладок был;
а мы всю ночь
таскали груды скал.
Сон забыв и покой,
мы вздымали
толщу стен;
мощь ворот
дом хранит,
и увенчан башней
стройный зал.
(указывая на замок)
Вот твой
крепкий замок. -
светом дня он озарен.
Властвуй в нем, -
нам - плату дай!

Вотан
Я рад заплатить;
чего- же вы хотите?

Фазольт
Хотим того,
что выгодно нам. -
Ужели ты забыл?
Фрейю, богиню,
светоч желанный, -
берем себе,
как был договор!

Вотан
(быстро)
С ума вы сошли
с договором своим?
Платы нет такой, -
Фрейю я не отдам!

Фазольт
(совершенно ошеломленный, некоторое время стоит, не произнося ни слова)
Что слышу? Ха!
Значит, обман?
Измена словам?
Не копьем ли
сам ты хранишь
договоров крепких руны?

Фафнер
(насмешливо)
Мой умный братец,
понял плутню теперь?

Фазольт
Светлый бог,
легкий в слове!
Слушай мой совет:
договорам верен будь!
Что ты есть,
тем ты стал лишь условно,
и власть твою
только разум хранит!
Мудрее ты,
острее, чем мы. -
мирным господством
связал ты нас;
но я кляну твой разум,
я бегу жизни мирной,
если открыто
ты перестал
свои договоры блюсти! -
Я, глупый, подал
мысль тебе:
ты, мудрый, вникни в нее!

Вотан
Хитро всерьез ты принял то,
что мы в шутку решили!
Прекрасен богини
светлый лик, -
зачем, вам, грубым, она?

Фазольт
Грубы мы?
Нет, неправда! -
Вам красота дана,
ней лишь вся ваша мощь,
но страшно жить вам
без башен и стен, -
замок вам нужней
нежной прелести жен!
Мы, дурни, мучились
грубым, тяжелым трудом, -
о деве мечтая,
о кротком луче
во тьме бедной жизни...
И наш торг вышутил ты?

Фафнер
Брось болтать пустое;
не в том Фрейи цена, -
пользы в ней
нам мало,
но отнять ее
у них нам полезно.
(тихо)
В роще Фрейи
яблоки зреют златые;
холить их
только Фрейя умеет;
родня ее,
ими питаясь,
вкушает сок
юности вечной.
Но богам
грозит злая старость,
слабы вдруг
станут они,
если Фрейю утратят.
(грубо)
Вот и надо ее увести!

Вотан
(в сторону)
Логе все нейдет!

Фазольт
Живо дело решай!

Вотан
Требуй мзды иной!

Фазольт
Не надо. -
Фрейю хотим!

Фафнер
Эй. ты! К нам иди!

(Они надвигаются на Фрейю.)

Фрейя
(отбегая)
Ах! Нет мне спасенья!

Поспешно входят Доннер и Фро.

Фро
(принимая Фрейю в свои объятия)
Ко мне, Фрейя!
(Фафнеру)
Прочь ступай, дерзкий!
Фро ей защитник!

Доннер
(становясь перед великанами)
Фазольт и Фафнер,
вы испытали,
как тяжек молот мой?

Фафнер
Смеешь грозить?

Фазольт
Что лезешь ты?
Драк мы не хотим, -
нам только плата нужна.

Доннер
(потрясая молотом)
Не раз Доннер
дань вам платил;
теперь он рад опять
плату отвесить глупцам!

Вотан
(протягивая копье между противниками)
Стой, безумец!
Насилье оставь!
Хранит договоры
копье мое:
тяжкий свой молот спрячь!

Фрейя
Горе! Вотан
Фрейю покинул!

Фрика
Так в сердце твоем
жалости нет?

Вотан
(отворачивается и видит появляющегося Логе)
Вот и Логе! -
Ты не спешишь
темное дело,
что сам затеял,
распутать!

Логе
(поднялся из долины на заднем плане)
Как? Я затеял
темное дело?
Не то ли, что с ними
ты в совете решил? -
Лишь глуби и выси
манят меня;
мирный дом
не нужен мне.
Доннер и Фро
желают семейных благ, -
вот женихам
готов теплый приют.
А гордый зал,
твердыню стен -
строить сам Вотан велел...
Дом и двор, -
все уж есть:
желанный чертог
теперь воздвигнут вам.
Постройку их
осмотрел я сам, -
хотел узнать,
крепко- ли все:
Фазольт и Фафнер
себя превзошли, -
прочней нет ничего!
Я не был праздным,
подобно другим:
тот лжет, кто Логе бранит!

Вотан
Ты снова
вздумал вилять?
Речью лукавой
бойся меня обмануть!
Из всех богов
один я, твой друг,
принял тебя
в этот круг, враждебный тебе. -
Итак, подай совет!
Когда построить дворец
ценой Фрейи решили,
я дал согласье
лишь потому,
что ты тогда мне поклялся
бесценный залог спасти...

Логе
С горячим рвеньем
все обдумать,
что тут поможет,
в том клятву я дал.
Но непременно
найти ту вещь,
которой нет, -
возможно- ль в этом поклясться?

Фрика
(Вотану)
Вот смотри,
как он предан тебе!

Фро
Ты не Логе, -
зовут тебя Ложью!

Доннер
Огонь проклятый,
погасни, сгинь!

Логе
Свой позор скрывая,
бранят меня дурни!

Доннер и Фро хотят напасть на него.

Вотан
(удерживая их)
Не смейте друга дразнить!
Недаром он молчит:
верно, ценный
совет он даст,
если медлит и ждет.

Фафнер
Будет медлить!
Надо платить!

Фазольт
Ждать мы не хотим!

Вотан
(строго и настойчиво обращаясь к Логе)
Теперь брось шутить
и скажи:
где долго так ты блуждал?

Логе
Вечно все
неблагодарны мне!
О пользе твоей
полон забот,
обшарил я бурно
всю землю, весь мир, -
искал достойное Фрейи,
чтоб великанам вручить...
Искал тщетно,
и вижу теперь:
в красоте миров
нет ничего,
что могло- бы мужам заменить
отраду женских чар!..

(Все изумлены и различным образом поражены.)

Где жизнь веет и реет, -
в воде, в лесу, в горах, -
там слушал,
там вопрошал я
цветение сил
и трепет дыханий:
что- же мужей
влечет сильней,
чем ласки нежные жен?
Но где жизнь веет и реет, -
осмеян был
мой лукавый вопрос:
в воде, в лесу, в горах
радости нет
сильней любви! -

(разнообразное движенье)

Один нашелся,
сказавший любви прости:
золотой огон
иную в нем страсть зажег...
Мне Рейна светлые дети
поведали горе свое:
Ночь- Нибелунг,
Мрак- Альберих
ласки любовной
не добился от них;
в отмщенье он
Золото Рейна украл.
Оно ему
дороже всего, слаще любовных ласк.
Об игрушке своей,
о звездочке вод
тоскуют русалки горько;
к тебе, Вотан,
плач их летит:
накажи отважного вора,
верни бедняжкам
золото снова, -
пусть вечно они им владеют!

(общее сочувственное движение)

Я поклялся,
что ты все узнаешь, -
и слово Логе сдержал...

Вотан
Глуп ли ты,
иль слишком затейлив?
Ты видишь, сам я в беде, -
как мне другим помогать?

Фазольт
(который внимательно прислушивался, обращается к Фафнеру)
Не рад я, что клад у Альбе;
нам вред большой причиняя,
всегда умеет он
из наших рук ускользнуть.

Фафнер
Он замыслит
новые козни,
если стал сильней. -
Эй ты, Логе!
Правду скажи:
какой в том золоте прок,
если гном доволен им?

Логе
В тьме волн
оно только светит,
радуя милых детей;
но если сковать
кольцо из игрушки, -
можно всевластным стать
и мир себе покорить.

Вотан
(в раздумьи)
Я слыхал
о золоте рейнском:
тайну рун хранит этот красный блеск, -
власть без меры
можно добыть кольцом...

Фрика
(тихо Логе)
Может ли
живой игрою
золота блеск
и женской служить красоте?

Логе
Супруга верность
упрочит жена,
если наденет
светлый убор,
что в искрах гномы сковали,
бодрые перстня рабы.

Фрика
(ласкаясь к Вотану)
Быть может, достанет
Вотан кольцо?..

Вотан
(кажется все более и более прельщенным)
Владеть этим перстнем
я считаю полезным. -
Но как, Логе,
тайну узнать?
И кто мне перстень скует?

Логе
Никто не знает
этих тайных чар;
в них проникнет -
лишь тот, кто сам дерзнет
отречься от любви...

(Вотан с негодованием отворачивается.)

Тебе нельзя, -
да и слишком поздно:
Альберих медлить не стал!
Он смело добыл
волшебный дар, -
кольцо сумел он сковать!

Доннер
(Вотану)
Зло он может
нам принести,
владея перстнем могучим.

Вотан
Моим быть он должен!

Фро
Без труда
овладеть им можно теперь...

Логе
(резко)
Да, детским путем, -
ну, совсем шутя!

Вотан
И этот путь?

Логе
Грабеж!
То, что вор взял, -
у вора возьми:
что может быть проще, скажи? -
Но не дремлет враг,
зоркий Альберих;
тут нужна
тонкая хитрость,
чтобы вора наказать
и русалкам Рейна
на дно реки
вернуть золото снова:
об этом молят они...

Вотан
Русалки Рейна?
Вот странный совет!

Фрика
Этих водных сестер
я знать не желаю:
на горе мне,
чары их
мужей увлекают на дно.

Вотан стоит молча, в борьбе с самим собою. Остальные боги напряженно глядят на него в безмолвном ожидании. - Тем временем Фафнер на стороне совещался с Фазольтом.

Фафнер
(Фазольту)
Верь мне, выгодней Фрейи
рейнский клад золотой:
верна и юность тому,
кто кольцом ее покорит.

Жесты и мимика Фазольта показывают, что он чувствует себя убежденным против воли. - Фафнер и Фазольт снова приближаются к Вотану.

Фафнер
Ну, вот что
решили мы с ним:
Фрейя пусть будет вашей, -
я нашел
плату полегче:
довольно было- бы с нас
и золота рейнских вод.

Вотан
Шутите вы?
Чем я не владею,
то подарю вам, бесстыдным?

Фафнер
Труд тяжкий
мы понесли;
нам хитрая сила чужда, -
ты же ею
можешь легко
поймать Нибелунга в сеть.

Вотан
Для вас, дурней,
с Альбе возиться?
Для вас вора ловить?
Дерзки вы
и алчны безмерно,
зная милость мою!

Фазольт
(внезапно схватывает Фрейю и вместе с Фафнером отводит ее в сторону)
Сюда, к нам!
Иди, иди!
У нас будешь ты жить,
если выкупа нет!

Фрейя громко вскрикивает; все боги охвачены крайним смущением.

Фрейя
Горе! Горе! Ах!

Фафнер
Прочь отсель!
Живо домой!
В залоге - знайте все -
Фрейя будет у нас;
к закату солнца
мы вновь придем,
и если выкуп,
нам потребный,
лежать не будет здесь...

Фазольт
(перебивая)
Тогда, без отсрочки,
с Фрейей проститесь, -
навек уйдет к нам она!

Фрейя
(вскрикивая)
Фрика! Братья!
Спасите! Ах!

Великаны, поспешно удаляясь, уносят Фрейю; смущенные боги слышат ее жалобный крик, замирающий в отдалении.

Фро
Вслед побежим!

Доннер
Пусть же все гибнет!

(Они вопросительно смотрят на Вотана.)

Логе
(глядя вслед великанам)
Через камни вниз к реке
оба идут...
Вот теперь широкий Рейн
в брод переходят...
Грустно так
наша Фрейя
висит у них за плечами! -
Хейя,хей!
Все дальше болваны спешат!
Уж в долину входят они!
До границы своей
так будут идти!

(Он поворачивается к богам.)

Забылся Вотан в мечтах? -
Что скажут боги теперь?

Белесоватый туман заполняет сцену, становясь все гуще и гуще; в этом тумане боги постепенно приобретают блеклый и старообразный вид, все стоят неподвижно, охваченные робостью и устремляя на Вотана взгляды, полные ожидания. Погруженный в свои мысли, Вотан смотрит в землю.

Логе
Грезы- ли дразнят?
Свет- ли померк? -
В одно мгновенье
цвет ваш увял!
Где румянец ваших щек?
Где блеск ваших светлых очей? -
Ну, мой Фро!
Полно грустить! -
У тебя, Доннер,
уж валится молот! -
Что стало с Фрикой?
Ел, верно, скучно,
что Вотан вдруг поседел
и стал совсем стариком?

Фрика
Горе! Горе!
Как тяжело!

Доннер
Дрожит рука...

Фро
Нет сил дышать...

Логе
Ах, вот что! Вот в чем дело!
Живых плодов
сегодня никто не вкусил!
Ведь яблоки Фрейи,
плоды золотые,
вам силу и юность дают, -
каждый день надо их есть!
Но вот садовницу
вы заложили, -
и на ветках плод
засох, завял,
готов сгнить и опасть. -
Мне горя меньше;
со мной скупилась
Фрейя всегда,
ценных жалея плодов:
ведь мне не та цена,
как, блаженные, вам!
Но вы, - вы живете
от цветущих плодов;
великаны, узнав о том,
на вашу жизнь
хотят посягнуть;
беда вам, если так!..
Юность поблекнет, -
старость придет
жалкая дряхлость, -
и, на всемирный позор,
зачахнет род богов...

Фрика
(робко)
Вотан, супруг!
Горе тебе!
Видишь, как слепо
ты, смеясь,
всех нас в стыд
и страх поверг!

Вотан
(выпрямляясь с внезапной решимостью)
Эй, Логе!
Идем со мной!
Мы в Нибельхейм спустимся мрачный:
я выкуп должен достать!

Логе
Русалки Рейна
молят тебя:
так можно подать им надежду?

Вотан
(вспыльчиво)
Ах, умолкни!
Фрейю, голубку, -
Фрейю выкупить надо!

Логе
Лишь прикажи, -
я твой слуга:
прямо вниз
спустимся мы через Рейн?

Вотан
Нет, не хочу!

Логе
Так в серном ущельи
найдем мы путь:
в него скользни вслед за мной!

Он идет вперед и исчезает в боковой расселине, откуда тотчас же вырываются клубы сернистых паров.

Вотан
Вы ждите нас
до ночи здесь:
я выкуп достану
и золотом юность спасу!

Он спускается вслед за Логе в расселину; вырывающиеся из нее сернистые пары распространяются по всей сцене и быстро заполняют ее плотными облаками. Оставшихся на сцене богов уже не видно.

Доннер
Добрый путь, Вотан!

Фро
Прощай, прощай!

Фрика
Скорей к супруге
робкой вернись!

Сернистые пары помрачаются и превращаются в совсем черные тучи, которые подымаются снизу вверх; затем эти тучи, в свою очередь, превращаются в плотные, темные массы скал, которые все время движутся вверх, так что сцена как- будто все глубже и глубже опускается в землю.

Наконец издали, с разных сторон, начинает брезжить темно- красный свет; повсюду слышится возрастающий шум кузнечной работы. Затем гул наковален пропадает. Вырисовывается глубокое подземное ущелье, уходящее в бесконечную даль и со всех сторон, по- видимому, впадающее в узкие шахты.

Из боковой галереи Альберих тащит за ухо визжащего Миме, выходя с ним на середину сцены.

Альберих
Эге! Эге!
Сюда! Сюда!
Хитрый шельмец!
Уши тебе я оборву,
если тотчас же,
как я велел,
не кончишь вещи моей!

Миме
(воет)
О- ой! О- ой!
А- у! А- у!
Ухо оставь!
Твой заказ
выполнил я, -
с большим трудом
скована ткань:
спрячь только ногти свои!

Альберих
(оставляя его)
Что- ж медлишь отдать
работу мне?

Миме
Боюсь я, бедный,
что есть нехватка...

Альберих
Какая нехватка?

Миме
(в замешательстве)
Здесь... и там...

Альберих
Что здесь и там?
Лжешь, негодяй!

Он хочет снова схватить его за ухо; от страха Миме роняет металлическую ткань, которую он судорожно сжимал в руках. Альберих быстро поднимает ее и тщательно рассматривает.

Так и знал!
Сковано чисто и верно, точь в точь,
как я велел!
Ты. видно, надуть
брата задумал, -
себе оставить
чудесную ткань,
что смастерить
я тебя научил?
Так- ли, мой глупый вор?

(Он надевает ткань себе на голову, как "шлем- невидимку".)

Совсем впору мне шлем;
не испытать- ли его?..

(очень тихо)

- "Тьма тумана, -
ночь, ничто!"-

(Вся фигура его исчезает; вместо нее виден лишь столб тумана.)

Видишь- ли, где я?

Миме
(удивленный, озирается кругом)
Да где- ж ты? Не вижу тебя!

Голос Альбериха

Так чувствуй меня,
ленивый плут!
В другой раз ловчей воруй!

Миме кричит и корчится под ударами плети, которые явственно звучат, хотя самой плети не видно.

Голос Альбериха
(с хохотом)
Спасибо, дурень!
Ты мастер, хоть куда! -
Хо- хо! Хо- хо!
Племя рабов, -
ниц пред властителем!
Альберих всюду вас сам наблюдает, -
мирно спать
вам не придется!
Он невидимкой
работать велит, -
где его нет сейчас,
там будет он вскоре!
Альберих царь ваш навеки!
Хо- хо! Хо- хо!
Вот он идет, -
дрожите пред ним!

Столб тумана пропадает в глубине сцепы: слышна шумная, неистовая брань Альбериха, уходящая все дальше и дальше; вопли и крики отвечают ей из нижних ущелий; постепенно удаляясь, эти звуки, наконец, замирают. - Миме от боли свалился наземь; его жалобные стоны долетают до слуха Вотана и Логе, которые спускаются на сцену из расселины сверху.

Логе
Вот Нибельхейм:
в тумане бледном
сверкают кровавые искры...

Вотан
Кто стонет там,
на груде камней?

Логе
(наклоняется над Миме)
Чудак, что воешь ты тут?

Миме
О- ой! О- ой!
А- у! А- у!

Логе
Э, Миме! Резвый гном!
Что так терзает тебя?

Миме
Оставь и не трогай!

Логе
Трогать не буду,
и даже... знай:
я помогу тебе. Миме!

(Он с трудом ставит его на ноги.)

Миме
Помочь нельзя!
Служить я должен
родному брату, -
мой брат меня покорил!

Логе
Но, Миме, как мог он
тебя покорить?

Миме
Коварством злым
добыл Альберих
подводный клад
и сковал кольцо;
и теперь пред ним
трепещем мы в страхе:
мой брат силою перстня
всех нас обратил в рабов. -
Прежде беспечно
мы своим женам
в блестках ковали
тонкий убор, -
много нарядных вещиц, -
и рады были труду.
А ныне в ущельях,
по воле злодея,
мы служим все
ему одному.
Ненасытный брат
кольцом узнает,
где скрыт подземный
огонь золотой:
и вот мы копаем,
ищем и роем,
добычу плавим
и сплавы куем;
свой покой забыв,
владыке копим мы клад.

Логе
И вот ты за леность
кару понес?

Миме
Я, бедный, ах!
всех больше страдаю!
Он сетку- шлем
сделать велел мне,
и сам наставил,
как изготовить.
Но понял я,
что эта ткань
могучую силу
в себе таит, -
и я задумал
шлем приберечь,
спастись от ига
силой волшебной его, -
спастись, и быть может,
даже осилить злодея,
себе покорить беспощадно,
отняв перстень чудесный,
и отомстить брату тем же:
(пронзительно)
пусть он моим будет рабом!

Логе
Но, видно, умник,
ты оплошал?

Миме
Ах! Я сковал вещицу,
но чары, что скрыты в ней, -
те чары я понял... не так!
Кто учил ковать
и отнял мой труд.
тот мне показал
(но поздно, увы!),
чем силен хитростный шлем:
от меня он скрылся,
но мозоли слепцу
набил незримой рукой!
(воя и всхлипывая)
Вот, что заработал
я, глупец!

(Он потирает себе спину. Вотан и Логе смеются.)

Логе
(Вотану)
Ого! Не легок
будет лов!

Вотан
Но твой ловкий ум
сломит врага.

Миме
(пораженный смехом богов, разглядывает их внимательнее)
А что вам здесь надо,
и кто вы такие?

Логе
Друзья твои:
племя рабов
от ига спасти мы хотим.

Миме слышит, что брань и удары Альбериха снова приближаются, и ежится от страха.

Миме
Скройтесь скорей!
Близится брат!

(В ужасе он мечется из стороны в сторону.)

Вотан
(спокойно садясь на камень)
Его встретим мы здесь.

Логе прислоняется к скале возле него. - Альберих, сняв с головы шлем- невидимку и привесив его к поясу, взмахами плети гонит пред собою толпу Нибелунгов, которые подымаются вверх из нижнего, глубже расположенного ущелья; они нагружены золотыми и серебряными изделиями и складывают их, все время понуждаемые Альберихом, в одну кучу, накопляя таким образом клад.

Альберих
Бойко! Быстро!
Хе- хе! Хо- хо!
Жалкий скот!
В кучу там
складывай клад!
Эй ты, ползи!
Живо влезай!
Гнусный народ!
В кучу кладите!
Или помочь вам?
Все, все сюда!

(Он внезапно замечает Вотана и Логе.)

Ха! Кто здесь?
Кто к нам залез? -
Миме, ко мне!
Плачущий плут!
С парой бродячей
ты спеться успел?
Прочь, упрямец!
Тотчас за дело со всеми!

(Ударами плети он вгоняет Миме в толпу Нибелунгов.)

Эй, за работу!
Все убирайтесь!
Вниз, по местам!
Добывайте, ройте
золото вновь!
Поможет плеть
тому, кто ленив!
За всех вас, лентяи,
Миме ответит:
ему не укрыться
от свиста плети!
Что я всюду все вижу,
невидимый вам, -
мой братец вряд- ли забыл! -
Вы еще здесь?
Вам невдомек?

(Он снимает с пальца свое кольцо, целует его и показывает угрожающим жестом.)

Народ покоренный, -
дрожи, бледней!
В страхе чувствуй
власть кольца!

С воем и визгом Нибелунги (в их числе и Миме) рассеиваются в разные стороны, ускользая вниз, в боковые шахты. Альберих долго с подозрительностью всматривается в Вотана и Логе.

Альберих

(сурово)

Зачем вы здесь?

Вотан
О мрачной стране ночной
дошел до нас странный слух:
властью чудной
славен стал Альберих;
и вот любопытство
нас сюда привело.

Альберих
Вас в Нибельхейм
зависть ведет:
гостей бесстрашных,
ха, я узнал!

Логе
Вправду узнал,
маленький гном?
За что же ты
облаял меня?
Когда ты мерз
в холодной дыре,
где бы ты взял
я свет, и тепло,
если б я тебе не блеснул?
Без пламени Логе
разве ты мог бы ковать?
Ты ведь сродни мне,
и я твой друг:
нельзя друзей забывать!

Альберих
С богами дружить стал Логе,
лукавый плут!
Если служишь ты им,
как мне прежде служил, -
ха- ха, - я рад!
Тогда я их не боюсь!

Логе
Так, значит, веришь ты мне?

Альберих
Твоему коварству,
но не тебе! -

(принимая вызывающую позу)

Ныне всех вас я презираю!

Логе
Смел и горд
от власти ты стал, -
страшен рост
силы твоей!

Альберих
Видишь ли клад ,
что народ мой
мне собрал?

Логе
Я в первый раз вижу такой!

Альберих
За один день, -
ничтожная кучка!
Грозной грудой
будет клад накопляться!

Вотан
Скажи, зачем он тебе?
Печален Нибельхейм, -
бесцельно золото здесь.

Альберих
Горы сокровищ,
во мраке добытых,
ночь Нибельхейма хранит.
Но дайте срок, -
и накопленный клад
вспыхнет неслыханной мощью:
я с ним весь мир
наследую властно навеки!

Вотан
Какое же дело ты поведешь?

Альберих
В облаках живете вы,
не зная забот, -
смеясь, любя...
Но мой кулак,
кулак золотой, вас поймает!
Как от любви
отрекся я,
так и вы все
с нею проститесь!
Вот золота блеск, -
его вы будете жаждать! -
На светлых горах
блаженно сияет
ваш покой;
презреньем вы
дарите нас, праздные боги! -
Но мрак не спит!
Когда я вас,
мужей, покорю, -
красотой ваших жен,
осмеявших меня,
я вдосталь плоть утолю, -
пусть плачет любовь!

(дико смеясь)

Ха- ха- ха- ха!
Ясно - ли вам?
Бойтесь! Дрожите
перед силами тьмы,
когда весь клад Нибелунга
из бездны выйдет на свет!

Вотан

(вскакивая с места)

Молчи, дерзостный червь!

Альберих
Что сказал он?

Логе

(становясь между ними)

Опомнись, Вотан!

(Альбериху)

Кто не придет в изумленье,
узнав затею твою?
Ведь если удастся она,
если ты золото скопишь, -
из сильных ты станешь сильнейшим!
Тогда и луна,
и лучистое солнце
тоже будут, конечно,
волю слушать твою. -
Но... очень важно, поверь мне,
чтоб народ Нибелунгов,
скопляющий клад,
предан был тебе.
Ты кольцо им показал, -
и робких трепет объял.
Но, если вор,
подкравшись к тебе
во сне, схватит кольцо. -
как станешь ты мир покорять?

Альберих
Умен и хитер ты, Логе, -
все другие только глупцы:
за ценную плату
мне дать совет,
меня спасти, -
вот, плут, что хотел - бы ты! -
Придумал я сам
спасительный шлем;
искусный кузнец,
Миме, вещь эту сделал.
В шлеме волшебном
в миг превращаться
в любое созданье
я могу.
Здесь и там я, -
всюду всегда;
меня же не видно
нигде никому.
Все безопасны
мне теперь, - даже и ты,
дружок заботливый мой!

Логе
Много я знаю,
видел немало,
но таких вещей
не встречал пока!
Подобному чуду
как я поверю?
Если оно возможно, -
ты могуч властью бессмертной!

Альберих
Думаешь, лгу я
хвастливо, как Логе?

Логе
Лишь убедясь,
поверю я словам.

Альберих
Готов ты лопнуть,
умом надуваясь!
Завидуй, глупец!
Назначь, чей образ приняв,
мне предстать пред тобой?

Логе
Чей хочешь ты сам, -
лишь был бы я поражен!

Альберих

(надев шлем)

"Змей- великан,
в кольца свивайся!"

Он тотчас же исчезает, вместо него по земле вьется исполинский змей: он становится дыбом и разинутой пастью грозит Вотану и Логе.

Логе
(притворяясь испуганным)
Ой- ой! Ой- ой!
Змей, умоляю,
меня не глотай!
Логе просит пощады!

Вотан
(смеется)
Ловко, Альберих!
Ловко, шельма!
Из гнома быстро
змеем огромным ты стал!

Змей исчезает, и вместо него тотчас же снова появляется Альберих в своем настоящем виде.

Альберих
Хе- хе! Ну, умник,
веришь теперь?

Логе
(дрожащим голосом)
Немая дрожь - вот ответ мой...
В большого змея
вырос ты вмиг:
сам увидав,
верю чуду невольно...
А можно - ли также
сделаться малым,
едва заметным?
Ведь так всего удобней
скрыться вдруг от беды...
Но это трудно весьма!..

Альберих
Тебе - да,
ибо ты глуп!
Ну, кем же мне стать?

Логе
Тем, кто может в щелке укрыться,
где прячет жаба свой страх...

Альберих
Ба! Пустое!
Вот посмотри!

(Он снова надевает шлем.)

"Жмись, согнись,
ползай жаба!"

Он исчезает; боги замечают на камнях жабу, которая ползет к ним.

Логе
(Вотану)
Вот, - вот жаба!
Живо хватай!

Вотан наступает ногой на жабу: Логе хватает ее за голову и берет в руки

Альберих
(внезапно принявший свой настоящий вид, извивается под ногой Вотана)
Проклятье, ой!
Я ими пойман!

Логе
Подержи, - надо связать!

Он достает мочальную веревку и связывает ею руки и ноги Альбериха, который бешено пытается оказать сопротивление. Связанного пленника боги хватают и влекут с собой в расселину, из которой они спустились.

Логе
Теперь - наверх,
там будет он нашим!

(Они исчезают, поднимаясь наверх.)

Сцена превращается так же, как и в предыдущий раз, только в обратном порядке. Слышен стук наковален - путь снова проходит мимо кузниц. Наконец опять появляется, как во второй сцене, привольная местность на горных вершинах, но все еще подернутая бледной пеленой тумана, - как в конце второй сцены, после увода Фрейи.

Вотан и Логе, ведя с собой связанного Альбериха, поднимаются из расселины.

Логе
Здесь, братец,
сядь- посиди!
Вот, взгляни ка,
там мир лежит,
что мечтал ты себе покорить;
местечко в нем
ты дашь - ли мне для житья?

(Он приплясывает, щелкая пальцами перед носом пленника.)

Альберих
Подлый обманщик!
Наглец, негодяй!
Эй, развяжи петли узла, -
не то ты заплатишь за дерзость!

Вотан
Ты крепко связан,
пойманный мною;
все, что живет,
весь светлый мир
в мечтах угнетал ты властно;
но видишь, - жалким рабом
ты сам лежишь предо мною!
Свободу тебе
вернет только выкуп.

Альберих
О, я глупец!
Безумец слепой!
Лжецам хитрым
поверить я мог!
Бойтесь, злодеи,
мести моей!

Логе
Чтоб думать о мести,
свободу раньше добудь;
если мститель связан,
он свободным не страшен.
Итак, позаботься
без промедленья
выкупить мщенье свое!

(Щелкая пальцами, он показывает ему, какого рода должен быть выкуп).

Альберих
(сурово)
Ну что, что надо вам?

Вотан
Твой клад, золотой твой клад!

Альберих
Алчное племя плутов!

(про себя)

Лишь бы перстень остался моим,
тогда мне и клада не жаль:
ведь опять накопиться
и вырасти вновь
не замедлит он силой кольца...
Получил я урок
и буду умней:
не дорого стоит мне он, -
только пустяк
пришлось отдать...

Вотан
Согласен ли ты?

Альберих
Чтоб приказать, -
рука мне нужна!

(Логе развязывает ему петлю на правой руке.)

Альберих
(прикасается губами к кольцу и бормочет приказание)
- Ну вот, спешат
Нибелунги сюда...
Властелину покорны,
клад мой они
из ущелья выносят на свет. -
Теперь развяжите меня!

Вотан
Сначала все заплати.

Нибелунги, нагруженные золотыми вещами клада, поднимаются из расселины на сцену и, во время последующего, складывают клад в кучу.

Альберих
О, стыд и позор!
Мой народ увидит,
что сам я связан, как раб! -
(Нибелунгам)
С той стороны,
как я велел!
В кучу все
кладите скорей!
Вам не помочь ли?
Сюда не глядеть!
Живо! Ну!
И прочь убирайтесь!
Снова за труд!
В темные шахты!
Горе тем. кто ленив!
Вслед за вами сам я иду!

Он целует кольцо и повелительным жестом показывает его. Как пораженные громовым ударом, Нибелунги робко и боязливо теснятся к расселине; спускаясь в нее, они быстро ускользают.

Альберих
Я дал выкуп, -
пустите меня!
И мой шлем, что Логе
держит в руках,
прошу вас вернуть мне назад!

Логе
(бросая шлем- невидимку на кучу клада)
Добычу мы к кладу приложим!

Альберих
Проклятый вор! -
Но... потерплю!
Тот, кто сделал мне шлем,
сделает новый:
да, Миме еще
во власти моей...
Плохо то,
что хитрый враг
орудьем таким овладел! -
Итак, Альберих
все вам отдал;
теперь пустите его!

Логе
(Вотану)
Если позволишь, -
я развяжу?

Вотан
У тебя кольцо
блещет на пальце, -
слышишь, гном?
Ты должен отдать и кольцо.

Альберих
(в ужасе)
Кольцо?!

Вотан
Чтоб быть свободным,
с ним ты расстанься.

Альберих
(трепеща)
Хоть с жизнью, -
но не с кольцом!

Вотан
(энергичнее)
Кольцо, - сказал я!
Мне не надо жизни твоей!

Альберих
Только прощаясь с жизнью,
с кольцом могу я проститься:
кровь моя,
плоть моя
мне не больше близки,
чем это мое кольцо!

Вотан
Своим ты назвал его?
Шутишь ли, Альбе презренный?
Ну, скажи:
где ты золото взял,
чтоб выковать это кольцо?
Ты свое ли
из подводных глубин
похитил, злодей?
У русалок Рейна
можешь спросить,
не подарок ли золото это,
что для кольца ты украл?

Альберих
Низкие козни!
Наглый обман!
Ты меня
обвиняешь в том,
о чем ты сам так мечтал?
Ты сам рад был бы
клад из Рейна украсть,
если б решиться мог
этот перстень сковать!
Теперь ты счастлив,
злой лицемер,
что ничтожный гном,
гонимый бедой,
истомленный гневом,
в ужасные чары проник. -
а плод их созрел для тебя?
В тоске горестной,
в страшных муках,
злом вспоено
дело мое, -
и хочешь ты им
насладиться привольно,
беспечный к проклятьям моим?! -
Бойся же,
царственный бог!
Если я пал,
то пал, не сгубив других;
но на все, что прошло,
есть и будет,
вечный бог посягнет,
если вырвет кольцо у меня!

Вотан
Дай сюда!
Тебе болтовня
прав не даст на него!

(Он хватает Альбериха за руку и с большой силой срывает перстень с его пальца.)

Альберих
(ужасно вскрикивая)
Ха! Раздавлен! Разбит!
Из жалостных жалостный раб!

Вотан
(любуясь кольцом)
Я добыл власти залог:
меж сильными сильным я стал!

(Он надевает кольцо себе на палец.)

Логе
(Вотану)
Свободен ли он?

Вотан
Пусть идет!

Логе развязывает Альбериха совсем.

Логе
(Альбериху)
Ну, ускользай!
Развязал я узы, -
ты свободен теперь!

Альберих
(поднимаясь на ноги)
Свободным я стал?
(с бешеным хохотом)
Неужель? -
Так вот вам моей свободы
первый привет! -
Ты проклятьем был рожден, -
будь проклят, перстень мой!
Ты давал
мне - власть без границ,
неси отныне
смерть - взявшим тебя!
Лихой бедой
радость сменяй;
не на счастье сверкай
золотым огнем!
Тот, чьим ты стал,
пусть чахнет в тревоге,
других же вечно
пусть зависть грызет!
Всех щедротой
своей мани,
но всем приноси
только тяжкий вред!
Без наживы владельца оставь,
но убийц введи в дом его!
На смерть обреченный,
будет несчастный дрожать
и день за днем
в страхе томиться всю жизнь, -
властитель твой -
и твой жалкий раб:
до тех пор, пока
ты опять ко мне не вернешься! -
Так в страшной моей беде
кольцо мое я кляну! -
Владей же им!
(смеясь)
Прячь и храни!
(яростно)
Мой завет сгубит тебя!

(Он быстро исчезает в расселине.)

Логе
Вник ли ты
в этот крик любви?

Вотан
(погруженный в созерцание кольца на своей руке)
Пусть услаждает свой гнев!

Густой туман на переднем плане понемногу проясняется. Становится светлее.

Логе

(смотря направо)

Фазольт и Фафнер
видны вдали;
Фрейя с ними идет.

В тумане, все более и более разрежающемся, появляются Доннер, Фро и Фрика; они спешат на авансцену.

Фро
Ну, вот и они!

Доннер
Привет мой брату!

Фрика
(озабоченно Вотану)
Удалось ли дело?

Логе
(указывая на клад)
Насилье и ложь
сразили тьму:
вот он, желанный клад!

Доннер
Великаны вновь
Фрейю приводят.

Фро
Как нежен опять
воздух высот, -
кроткой отрадой
чувства полны!
Тяжко было бы всем нам
навек проститься с той,
кто нам веселье и счастье
юности вечной дарит!

На авансцене стало снова совсем светло; благодаря этому облики богов получают прежнюю свежесть. Но туманная пелена продолжает еще застилать задний план сцены, так что замок, находящийся в отдалении,

Входят Фазольт и Фафнер, по обеим сторонам Фрейи.

Фрика
(радостно спешит к сестре, чтобы обнять ее)
Фрейя, голубка,
радость- сестра!
Стала ты снова моею!

Фазольт
(отстраняя Фрику)
Стой! Девы не тронь!
Наша она еще! -
У мрачных скал
границы родной
ждали мы с ним;
как жизнь свою,
дорогой залог
хранили мы.
С тоской в груди
верну его вам, -
если выкуп ценный
готов у вас.

Вотан
У нас все готово:
мы этот клад
полюбовно разделим.

Фазольт
Разлука с девой, - знайте, -
мне сердце грызет...
Если мечта улетела, -
мне отмерьте клад
грудой такой,
чтоб от меня
прекрасную скрыла она!

Вотан
Пусть будет мерой
Фрейя сама.

Фазольт и Фафнер ставят Фрейю посреди сцены. Затем они втыкают свои колы перед Фрейей в землю, отмежевывая таким образом пространство, в ширину и высоту равное фигуре богини.

Фафнер
Посажены колья,
отмерен залог;
закройте кладом межи!

Вотан
Только скорей:
это противно!

Логе
Фро, таскай!

Фро
Фрейи позор
рад я покончить!

Логе и Фро торопливо заполняют золотыми вещами пространство между кольями.

Фафнер
Нет, не так!
Кладите плотней!
Густо в ряд,
прочной горой!
(Он грубо сдвигает вещи вплотную; затем наклоняется, выискивая щели.)
Здесь видно насквозь:
заткните все щели!

Логе
Не трогай, грубый!
Руки назад!

Фафнер
Сюда! Вот здесь
закройте дыру!

Вотан
(отворачивается, удрученный)
Жгучим стыдом
сердце горит...

Фрика
(устремив взгляд на Фрейю)
Стыд поборов,
молча сестра стоит:
о спасеньи молит
страдальческий взор...
Злобный муж!
За что ты бедняжку томишь?

Фафнер
Еще! Еще сюда!

Доннер
Нет сил моих!
Бешеный гнев
будит во мне эта тварь! -
Сюда, медведь!
Хочешь мерить,
так сам померься со мной!

Фафнер
Тише, Доннер!
Громы оставь:
ведь здесь не нужен твой шум.

Доннер
(замахиваясь)
Он нахала уничтожит!

Вотан
Полно вам! Уже закрыта она...

Логе
Весь клад ушел.

Фафнер тщательно измеряет глазами клад и продолжает выискивать щели.

Фафнер
Блестит еще прядь волос;
вот эту ткань
к кладу прибавь!

Логе
Как? Этот шлем?

Фафнер
Живо! Дай сюда!

Вотан
Пусть забирают!

Логе
(бросает шлем к отмеренному кладу)
Теперь вы довольны? -
Мы рассчитались!

Фазольт
Фрейи, богини,
не видно уж мне...
Ужели конец?
Нет и надежды?
(Он подходит ближе и смотрит сквозь стенку клада.)
Ах! Еще
звезда мне горит!
Лучистый взор
светит еще:
сквозь эту щель
я вижу его! -
(вне себя)
Пока этот глаз мне сияет, -
не отдам ее никому!

Фафнер
Эй, немедля
заткнуть надо щелку!

Логе
Вы ненасытны!
Что надо вам?
Весь клад истощен!

Фафнер
Неправда, друг!
На Вотана пальце
перстень блестит золотой:
его вы нам и отдайте!

Вотан
Как? И кольцо?

Логе
Да поймите:
ведь клад это
речных сестер;
им вернет Вотан колечко.

Вотан
Что мелешь ты там?
Его с трудом я добыл -
и оставлю смело себе!

Логе
Значит, плохо
с обещаньем,
что я русалочкам дал!

Вотан
Я не связан клятвой твоей:
кольцо - добыча моя!

Фафнер
На выкуп нам
его ты положишь!

Вотан
Я согласен вам дать
все, что хотите;
но этот перстень
остаться должен моим!

Фазольт
(яростно хватает Фрейю и выводит ее из-за стенки клада)
Кончен торг
на прежней цене:
к себе мы Фрейю уводим!

Фрейя
Горе! Горе!

Фрика
Будь добрей!
Брось им кольцо!

Фро
Сжалься над нами!

Доннер
Перстень отдай им!

Вотан
Оставьте меня:
кольца я не дам!

Фафнер еще удерживает Фазольта, который стремится уйти. Все боги стоят в полном смущении; разгневанный Вотан отворачивается от них. Сцена снова помрачается. В стороне, в расселине скалы, загорается голубоватое сияние: в ней внезапно появляется Эрда, встающая из земных недр до половины роста. Волны длинных черных волос обрамляют ее величественный образ.

Эрда
(простирает руку в сторону Вотана, предостерегая его)
Бойся, Вотан! Бойся!
Страшный перстень брось!
В бездну тьмы,
в мрачную гибель
ввергнет он тебя!..

Вотан
Кто ты, пророчица бед?

Эрда
Все, что прошло, - я знаю;
все, что грядет,
все, что свершится, -
ясно мне:
предвечным сном
Вещая Эрда
будит твой дух.
Трем вещуньям,
первосущим,
я жизнь дала:
что я вижу,
знают полночные Норны.
Но грозный твой рок
ныне меня
вызвал к тебе.
Слушай! Слушай! Слушай!
Все бытие - тленно!
Закат богов
в сумерках брезжит...
Совет мой - перстня беги!

Она медленно погружается в землю по грудь; тем временем голубоватое сияние начинает меркнуть.

Вотан
Слова твои
тайной звучат:
больше узнать я должен!

Эрда
(исчезая)
Завет судьбы
открыт тебе:
в страхе мысли сам!

(Она исчезает совершенно.)

Вотан
Если гибель грозит мне, -
в твоих объятьях
все я узнаю!

Он устремляется к расселине, чтобы удержать Эрду. Фро и Фрика бросаются ему наперерез и останавливают его.

Фрика
Куда ты, бешеный?

Фро
Опомнись, Вотан!
Чти прорицанье,
бойся его!

Вотан, охваченный мыслями, неподвижно глядит в землю.

Доннер
(решительно обращаясь к великанам)
Эй, великаны!
Назад, постойте!
Кольцо будет дано вам!

Фрейя
Смею ли верить?
Разве Хольда
жертвы достойна такой?

Все напряженно глядят на Вотана, погруженного в глубокое раздумье. Он приходит в себя, схватывает свое копье и взмахивает им, как бы в знак того, что он принял бодрое решение.

Вотан
Ко мне, Фрейя!
Свободна ты!
Снова верни
светлую молодость нам! -
(великанам)
Берите ваше кольцо!

Он бросает кольцо на груду золотых вещей. - Великаны оставляют Фрейю; она радостно бежит к богам, которые долгое время, в приливе бесконечной радости, поочередно ласкают ее.

Фафнер тотчас же открывает огромный мешок и принимается укладывать в него клад.

Фазольт
(Фафнеру)
Стой, бессовестный!
Мне тоже надо!
Честно, по- братски,
все разделим!

Фафнер
Дева нужнее, чем клад,
глупой любви твоей;
тебя с трудом
склонил я к обмену;
ведь нераздельно
Фрейей владеть ты хотел. -
значит, теперь
взял я по праву
из клада большую часть!

Фазольт
Гнусная тварь!
Дразнишь меня?
(богам)
Вы нас рассудите!
Каждому дайте
равную часть!

Вотан с пренебрежением отворачивается.

Логе
(Фазольту)
Весь клад пусть берет он,
ты же возьми лишь кольцо!

Фазольт
(бросается на Фафнера, который тем временем уже много золота уложил в мешок)
Назад, негодный!
Дай мне кольцо!
В нем светится Фрейи взор!

(Он хочет схватить перстень.)

Фафнер
Прочь кулаки!
Кольцо мое!

Они борются. Фазольт вырывает кольцо у Фафнера.

Фазольт
Мой перстень!
Его держу я!

Фафнер
(яростно замахиваясь своим колом)
Крепче держи,
чтоб не упал!

Он одним ударом повергает Фазольта на землю, затем поспешно вырывает у умирающего кольцо.

Фафнер
Ну, щурься на милый взор!
А кольцо дай лучше мне!

Он кладет кольцо в мешок и уже не торопясь забирает весь клад. Все боги стоят, охваченные ужасом. Долгое торжественное молчание.

Вотан
(глубоко потрясенный)
Страшно вдруг
сказалась проклятья мощь!

Логе
Тебе, Вотан,
в счастье нет равных!
Много пользы
ты нажил кольцом;
но еще больше нажил,
перстень отдав:
убивают вдруг
сами себя за
него враги твои!

Вотан
Сердце робко трепещет...
Тайный страх чувства сковал...
Как с ним бороться, -
скажет мне Эрда:
спустится должен я к ней!

Фрика
(прижимаясь к нему с нежной лаской)
Ты грезишь, Вотан?
Разве не манит
замок тебя?
Он властелина
так приветливо ждет...

Вотан
(мрачно)
Я злую дань
дал за него!

Доннер
(указывая за задний план, все еще подернутый туманом)
Душный туман
давит меня:
воздух тяжко
насыщен им!
Стада облаков
в тучу- грозу соберу я, -
очистит небо она!

Он всходит на высокую скалу, откос которой падает в долину, и там машет своим молотом. Во время последующего туманные испарения стягиваются вокруг него.

Доннер
Heda! Heda, hedo!
Ко мне, облака!
Туманы, ко мне!
Войско свое
Доннер зовет!
Собирает вас
молота взмах!
Душный туман,
ближе, сюда!
Войско свое
Доннер зовет!
Heda! Heda, hedo!

Он совершенно исчезает в нагромоздившейся вокруг него грозовой туче, которая становится все темнее и темнее. Тогда раздается удар его молота тяжело падающий на скалу: яркая молния прорезает тучу, затем следует сильный раскат грома. Фро исчез вместе с Доннером в тучах.

Доннер
(невидимый)
Брат, подойди!
Радугу - мост перекинь!

Внезапно тучи расходятся. Доннер и Фро становятся видимыми. От их ног перекинут через долину ослепительно светлый мост радуги, другим концом опускающийся к замку, который теперь озарен ярким блеском вечернего. Фафнер, у трупа своего брата собравший, наконец, весь клад, взвалил громадный мешок себе на плечи и покинул сцену в то время, как Доннер

Фро
(простертой рукой указавший мосту путь через долину, обращается к богам)
Вот путь в светлый замок!
Прочен легкий мой мост:
идите смело
бесстрашной стезей!

Вотан и остальные боги погружены в безмолвное созерцание великолепного зрелища.

Вотан
Тонет в лучах
заката солнце;
багряным огнем
весь замок горит...
А в сияньи утра,
нежно сверкая,
ждал властелина он,
взор мой пленяя красой...
С утра до заката
в тревоге злой, -
не в счастье он завоеван!
Настанет ночь:
от козней тьмы
замок укроет нас.
(охваченный какой- то великой мыслью, очень решительно)
Вот он, мой оплот,
верный от страха щит!
(торжественно обращаясь к Фрике)
Фрика, идем!
В Валгалле царствуй со мной!

Фрика
Что значит Валгалла?
Мне ново это названье!

Вотан
Свой страх поборов,
воспрянул мой дух:
величье побед
все объяснит тебе!

Он берет Фрику за руку и медленно идет с нею к мосту; Фро, Фрейя и Доннер следуют аа ними.

Логе
(оставаясь на авансцене и глядя вслед богам)
На погибель сами спешат, -
эти гордые мнимою силой...
Мне с ними быть
едвали не стыдно...
В скользящее пламя
опять обратиться
я желаньем томлюсь!
Огнем пожрать
властелинов моих -
лучше, чем с ними
гибель принять, -
хотя бы то были и боги!
Да, так будет умней...
Обдумать надо:
кто знает мой путь?

Он идет с беззаботным, небрежным видом, чтобы присоединиться к богам. Из глубины долины раздается пение невидимых Дочерей Рейна.

Три Дочери Рейна
Радость Рейна!
Ласковый луч!
Твой девственный блеск
ярко в волнах сверкал!
Теперь в глубинах
мрак унылый!
Золота нет!
Золота нет!
Верните нам, бедным, его!

Вотан
(уже намеревавшийся ступить на мост, останавливается и оборачивается)
Чьи стоны слышу я там?

Логе
(смотрит вниз, в долину)
Русалки молят
золото им вернуть.

Вотан
Они несносны! -
Пусть умолкнут тотчас!

Логе
(крича в долину)
Слушайте, рыбки!
Зачем столько слез?
Вот, что Вотан сказал:
если не светит
золото вам,
то тепла себе ищите
в новом блеске богов!

Боги смеются и вступают на мост.

Дочери Рейна
(на глубины)
Радость Рейна!
Ласковый луч!
О, если б волнам
улыбнулся твой чистый свет!
Только в глубинах
правда таится:
ложь и страх
там, на вершинах, царят!

В то время, как боги шествуют по мосту к замку, занавес падает.

Р. Вагнер. Золото Рейна. Синопсис (из очерка П. И. Чайковского)

П. И. Чайковский "Байрейтское музыкальное торжество"

1. Три различные рода существ борются между собою из-за обладания миром: боги, великаны и карлы. В светлом мире богов царствует повелитель их Вотан; он соединен супружескими узами с богиней Фрикой; сестра ее Фрея бережет те яблоки, употребление в пищу которых сохраняет богам их неувядающую молодость. Хитрый Логе имеет лишь полубожескую природу; он вечно занят изыскиванием таких затруднений и препятствий, из которых только он один может вывесть сонм богов, подчиненных Вотану. Великаны живут на поверхности земли среди скал и гор; сила их неизмерима, зато мыслительная способность слаба; где нельзя взять верх физическою мощью, там великаны всегда уступают. Совершенную противоположность им представляют карлы или нибелунги, обитающие в недрах земли, из которых они добывают и сохраняют металлы; они малы, слабы, но деятельны и хитры. Эти три племени вечно враждуют между собою и стараются, кто силой, кто хитростью, подчинить себе друг друга.

Первая часть тетралогии “Золото Рейна” открывается ранним утром и представляет зрителю глубину Рейна, в водах которого играют, резвятся и гоняются одна за другой от скалы к скале три дочери Рейна. Из-под земли является Альберих, царь карлов, и призывает их к себе; испуганные девы поспешно стремятся к скале, на которой лежит золотое сокровище, оберегаемое ими по повелению отца от сребролюбивых карлов. Альберих тщетно старается захватить одну из них. Луч восходящего над водами солнца падает на золото. Дочери Рейна издеваются над карлой и объясняют ему значение охраняемого ими сокровища: кто из рейнского золота скует себе кольцо, то и будет властелином мира, но дабы присвоить себе это сокровище, нужно отречься от любви. Кляня любовь, Альберих внезапно овладевает сокровищем и скрывается в глубине. Тщетно гоняются за ним дочери Рейна - глубина реки покрывается непроницаемым мраком.

Подобно царю карлов, царь богов стремится к увеличению своего могущества. Он обещает великанам Фафнеру и Фазольту свою свояченицу Фрею, если они в небесных высотах построят ему царские палаты. Дворец готов в одну ночь. Пробудившись утром, Вотан видит по ту сторону Рейна волшебно сияющее здание. Вслед затем являются великаны за обещанной уплатой: они знают, чего лишатся боги и что выиграют они, если из среды богов будет вырвана Фрея, сохраняющая их молодость. Вотану хотелось бы обмануть недальновидных великанов. На помощь к нему является Логе, дух хитрости. Везде, говорит Логе, женская краса считается драгоценнейшим благом; но есть один только муж, отказавшийся от наслаждений любви: это Альберих, только что похитивший у дочерей Рейна золото. Великаны завидуют коварному царю карлов, узнав, что кто будет владеть кольцом, скованным из золота Рейна, тот сделается властелином мира. Вотан спрашивает Логе, как нужно сковать такое кольцо? “Это удастся только тому, кто, как Альберих. отрекся от любви”, отвечает Логе. Вотан решается вырвать из рук карла сокровище Рейна. Точно такое же решение принимают и великаны, готовые отказаться от Фреи, если золото попадет в их руки. Они силою увлекают Фрею и говорят богам, что возвратят ее Вотану и всему божественному сонмищу, если к концу дня им будет предоставлено золото Рейна. Как только Фрея уходит, свет помрачается; боги бледнеют и внезапно принимают старческий вид, силы их слабеют. Утратив Фрею, боги теряют не только свое могущество, но и жизненные силы. Вотан, сопровождаемый хитрым Логе, спускается на поверхность земли, чтобы добыть золото Рейна и ценою его возвратить себе молодость.

В глубине земной, под Рейном, царствует Альберих. Он похитил у дочерей Рейна порученное им сокровище, и, отрекшись от любви, хочет сделаться полновластным властелином мира, сделав себе из похищенного золота кольцо. Альберих только что поручил своему брату, искусному Миме, сковать себе шлем. Миме, чуя в нем таинственную силу, медлит отдать его брату. Но Альберих отнимает шлем силою, надевает его, произносит волшебное заклинание и делается внезапно невидим. Он предупреждает брата, что о своей близости будет оповещать его ударами бича. После того он удаляется, чтобы распорядиться работой карлов для своих целей. Появляются Вотан и Логе и узнают от Миме о чудесном шлеме. Альберих, возвращающийся с полчищем карлов, замечает гостей своих, ударами бича заставляет брата вмешаться в ряды карлов, снимает кольцо с пальца и, протягивая руку по направлению к толпе карлов, повелевает им немедленно приняться за работу. Они разбегаются в разные стороны. “Чего хотите вы”? спрашивает он странников. Вотан, указывая на груды золота, спрашивает, для чего оно нужно Альбериху в этом царстве вечного мрака. “Для того, отвечает карла, чтобы подчинить своей власти все существующее в светлых надземных пространствах”. Логе старается выведать от Альбериха о том, считает ли он волшебное кольцо своим неотъемлемым достоянием. В ответ на это Альберих обнаруживает таинственную силу своего шлема. Логе выражает сомнение, чтобы шлем этот имел свойство превращения; Альберих тотчас же превращается в змею исполинских размеров. Подзадоривая карлу, Логе говорит ему, что, превращаясь в животное столь больших размеров, он не избегает опасность. Альберих превращается в жабу. Этого только и ожидали боги. Вотан становится на жабу ногою; Логе отнимает шлем и Альберих принимает свой настоящий вид. Его сковывают и уносят. Он может освободиться только ценою своих несметных сокровищ. Альберих, приложив кольцо к губам, произносит повеление карлам принести их. Он надеется сохранить по крайней мере кольцо свое, но Вотан требует и его. Альберих отказывает в этом, так как кольцо ему дороже жизни. Вотан срывает кольцо с руки карлы. Тогда, освобожденный от оков, Альберих проклинает кольцо, предрекая смерть его обладателю, и исчезает.

Великаны снова являются с Фреей, она приносит с собой свет и молодость для богов. Золото готово. Великаны сыплют его на Фрею, и когда она совершенно будет закрыта им, только тогда залог будет выкуплен. Боги возмущены позорным обращением великанов с Фреей; бог громов хочет поразить великанов, но Вотан останавливает его. Фрея уже почти скрыта грудой золота; но Фафнер еще заметил вьющиеся кудри ее. Фазольт, воспламененный любовью, подходит к груде благородного металла и старается еще раз увидеть светлую богиню; брат его требует от Вотана кольцо, чтобы пополнить отверстие. Вотан не хочет расстаться с этим символом своего всемогущества. Великаны вырывают Фрею из золотой кучи, чтобы навсегда отлучить ее от среды богов. Напрасно боги стараются склонить их к уступчивости. В это время Эрда, чернокудрая красавица-богиня, подымается до половины тела из недр земли и говорит Вотану: – “покорись требованию великанов, берегись проклятого Альберихом кольца, оно принесет тебе гибель!” –“Кто ты?” –спрашивает Вотан. “Я знаю все, что было, что есть и что будет”, отвечает Эрда и исчезает. Вотан решается бросить кольцо в золотую груду. Освобожденная Фрея радостно бросается к богам. Кольцо остается во власти великанов, но заклятье нибелунгов начинает действовать на них. Деля золотую добычу, великаны ссорятся между собою, Фазольт, пораженный смертельно Фафнером, падает. Боги приведены в ужас. Недоумевающий Вотан предпринимает решение спуститься в лоно земли к богине Эрде, чтоб, узнав от нее будущее, отклонить удары злой судьбы от божественного сонмища. Фрика, супруга его, чтобы рассеять мрачные мысли Вотана, указывает ему на роскошные палаты по ту сторону Рейна. Доннер, бог грома, и Фро, бог света, зажигают радугу, по которой боги переходят через долину к блистающему в вечерней заре зданию. Логе предвидит близкий конец богов. Неохотно следует он за богами, собираясь превратиться в огненный язык, которым он был прежде, чтобы силою пламени уничтожить волшебные божеские палаты. Из глубины Рейна слышатся плач и стенания дочерей Рейна.

Этим кончается первая музыкальная драма. Действие ее происходит в пространстве времени от восхода до заката солнца.

Золото Рейна. Перевод В.Коломийцева

Золото Рейна
Предвечерие
торжественного сценического представления
"Кольцо Нибелунга"

На дне Рейна.

Зеленоватые сумерки, более светлые к верху и более темные к низу. Верхняя часть сцены заполнена волнующейся водной массой, которая безостановочно течет справа налево. Ниже вода словно разрежается в сырой туман, все более и более теряющий свою плотность, так что пространство от самого дна на человеческий рост кажется совсем свободным от воды, которая стелется и движется, подобно облакам, над этой темной глубью. Повсюду высятся крутые утесы рифов, обрамляя сцену. Дикие, зубчатые глыбы скал сплошь покрывают все дно, так что оно нигде не представляет ровной плоскости; в полнейшем мраке можно предположить еще более глубокие расселины.

Посреди сцены возвышается скала, стройная вершина которой доходит до более плотных и, сравнительно, более светлых водных слоев; вокруг этой скалы, грациозно плавая, кружится одна из Дочерей Рейна.

Воглинда
Weia! Waga!
Вольные волны,
вечная влага!
Wagala weia!
Wallala, weiala weia!

Голос Вельгунды
(сверху)
Воглинда одна у скалы?

Воглинда
С Вельгундой я буду вдвоем!

Вельгунда
(опускается с верхних вод к скале)
На страже ли ты?

(Она старается поймать Воглинду.)

Воглинда
(быстро уплывает от нее)
Ближе взгляни!

(Играя, они дразнят и ловят одна другую.)

Голос Флосхильды
(сверху)
Heiala weia!
Буйные сестры?

Вельгунда
Флосхильда, плыви!
Воглинду лови!
Вместе беглянку поймаем!

Флосхильда
(опускается ниже и проплывает между играющими)
Нельзя шалить, -
золото спит!
Ложе его вам надо хранить,
иль плачем кончите смех!

С веселыми криками обе сестры уплывают в разные стороны. Флосхильда старается поймать то одну, то другую; они ускользают от нее и, в конце концов, соединяются, чтобы сообща гоняться за Флосхильдой. Так носятся они, подобно рыбкам, от скалы к скале, шаля и смеясь.

Тем временем из омута вылезает Альберих; он появляется в мрачной расселине и карабкается на один из рифов. Еще окруженный тьмою, он останавливается и с возрастающим удовольствием глядит на игру водяных дев.

Альберих
Хе, хе! Русалки!
Как вы красивы, - зависть берет!
Подземную ночь
бросить я рад
ради стройных сестриц!

Услышав голос Альбериха, русалки прерывают игру.

Воглинда
Ах, кто там!

Вельгунда
Чей голос во тьме?

Флосхильда
Кто нас сторожит?..

(Они ныряют глубже и узнают Нибелунга.)

Воглинда и Вельгунда
Тьфу! Чудовище!

Флосхильда
(быстро всплывая наверх)
Сестры, к скале!
Враг он наш, -
сказал так отец!

(Обе сестры следуют за нею, и все три поспешно соединяются возле средней скалы.)

Альберих
Эй, красотки!

Дочери Рейна
Что хочешь ты, гадкий?

Альберих
Разве нельзя
на вашу игру поглядеть?
Ниже нырните, ко мне:
с вами и я
порезвится не прочь!

Воглинда
Играть хочет с нами?

Вельгунда
Дразнит он нас!

Альберих
Как вы блестите
в мерцаньи волн!
Если бы нежно одна скользнула на дно, -
я рад бы рыбку обнять!

Флосхильда
Смешон мне мой страх:
наш недруг влюблен!

(Они смеются.)

Вельгунда
Блудливый урод!

Воглинда
Он нас узнает!

(Она опускается на вершину скалы, к подошве которой подошел Альберих.)

Альберих
Спустилась одна...

Воглинда
Ко мне подымись!

Альберих
(с проворством гнома лезет на вершину скалы, но принужден несколько раз останавливаться)
Гадкий гладень,
голая глыба!
Напрасный труд!
Рукой и ногой
не могу я никак
за уступ ухватиться!

(Он чихает.)

В ноздри мне
сырость проникла!
Проклятый кашель!

(Он приблизился к Воглинде.)

Воглинда
(смеясь)
С шумным плеском
жених пришел!

Альберих
Прижмись ко мне,
ребенок- жена!

(Он старается обнять ее.)

Воглинда
(увертываясь от него)
Хочешь меня, -
так скроемся здесь!

(Она уплывает к другой скале. Сестры смеются.)

Альберих
(почесывает себе затылок)
Ушла? Ну, вернись!
Вплавь приблизься!
Трудно мне,
что тебе так легко!

Воглинда
(всплывает на третью скалу, более низкую)
Ниже спустись,
на дне будет легче!

Альберих
(поспешно слезая)
Чем ниже, тем лучше!

Воглинда
(быстро уплывает в сторону, на высокий утес)
Не худо и выше!

(Сестры смеются.)

Альберих
Как прыгнуть мне к ней,
упрямой, вновь?
Ну, погоди- же!

(Он торопливо начинает карабкаться к ней.)

Вельгунда
(опустилась на более низкую скалу, в другом конце сцены)
Слушай, прелестник!
Нежный жених!

Альберих
(оборачиваясь)
Зовешь ты меня?

Вельгунда
Совет мой прими:
ко мне сватайся,
к светлой Вельгунде!

Альберих
(поспешно пробирается по каменистому дну к Вельгунде)
Светлее ты
сестрицы трусливой:
она, как рыба
скользит из рук! -
Нырни пониже,
будь мне женою!

Вельгунда
(немного опускаясь к нему)
Довольно- ли так?

Альберих
Нет, нет! Еще!
Меня рукою
гибкой обвей,
дай мне к груди твоей
жадно прижаться
и с ласкою сладостной
слиться с тобою в объятьи!

Вельгунда
Если любви
и страсти ты жаждешь, -
позволь, красавец,
взглянуть на тебя...
Тьфу! Лохматый,
немытый горбун!
Черный, чадный,
мозолистый гном!
Ты по себе подругу ищи!

Альберих
(пытается силою удержать ее)
Не мил я тебе, -
но ты уж моя!

Вельгунда
(быстро всплывая к средней скале)
Твоя, но только в мечтах!

(Сестры смеются.)

Альберих
(пуская ей в след злобную брань)
Лгунья ты!
Злая, холодная тварь!
Груб я и грязен?
Гладкого глянца
нет на мне?
Ну, милуйся с ужами,
если я не гожусь!

Флосхильда
Зачем ворчишь?
Не унывай!
Ты сватался к двум, -
к третьей попробуй:
может быть,
здесь ты любовь найдешь...

Альберих
Чудный зов
песней звучит!
Я рад, что вас
трое сестер:
из трех - хоть одной я понравлюсь,
с одной - один я остался б! -
Чтоб я поверил,
ты сверху спустись!

Флосхильда
(опускается к Альбериху)
Вы, сестры, глупы,
вы ослепли. -
разве он некрасив?

Альберих
(торопливо приближаясь к ней)
Твои сестрицы
сами уроды,
если с тобой их сравнить!

Флосхильда
(ласкаясь)
О, пой, красавец,
пой еще,
чаруя сладко мой слух!

Альберих
(доверчиво прикасаясь к ней)
В груди дрожь,
я весь трепещу,
слыша такую хвалу!

Флосхильда
(мягко отстраняя его)
Твой лик блаженный
пленил мой взор!
Ты улыбкой ясной
увлек мой дух!
(Она нежно привлекает его к себе.)
Дивный супруг!

Альберих
Дева- краса!

Флосхильда
Верен мне будь!

Альберих
Вся мне отдайся!

Флосхильда
(совершенно держа его в своих руках, пылко)
Этот колющий взгляд,
этот ком бороды
ласкают и нежат меня!
Этой гривой колючей
грязных волос
меня обвей ты навеки!
Ты на жабу похож,
ты так хрипло кричишь -
о, если б только тебя
видеть и слышать могла я!

Воглинда и Вельгунда опустились к ним и теперь разражаются звонким смехом.

Альберих
(испуганно выпадая из объятий Флосхильды)
Злая шутка опять?

Флосхильда
(внезапно вырываясь)
Так кончилась песня моя!

(Вместе с сестрами она быстро всплывает наверх и присоединяется к их смеху.)

Альберих
(пронзительным голосом)
Горе! Увы мне!
Тоска! Тоска!
И третья сестра
дразнила меня! -
О, злое племя!
Лжи вы полны и разврата!
Нет в вас стыда,
коварные дочери вод!

Три Дочери Рейна
WaJlala! Lalaleial Lalei!
Heia! Heia! Haha!
Скоро- ль ты, скучный,
брань свою бросишь?
Слушай слово услады:
старайся, робкий,
крепко схватить
русалки стройный стан!
Ловкий любовник ей люб, -
верна ему она!
Прыгай смелей,
упрямых лови -
не легко им будет уплыть!

(Они плавают порознь в разных направлениях, - то глубже, то выше, чтобы вызвать Альбериха на преследование.)

Альберих
Жадных желаний
жгучий огонь
в крови горит!
Страсть и ярость
страшной бурей
рвутся из сердца! -
Гнусен вам жалкий гном,
но жаждой гневной томим,
одну из вас он обнимет!

Он принимается за охоту с отчаянным напряжением сил; с ужасающим проворством карабкается он со скалы на скалу, прыгает с одного утеса на другой, пытается схватить то одну из девушек, то другую; но они с насмешливым хохотом постоянно увертываются от него. Он спотыкается, падает в глубокие ямы, потом снова лезет поспешно наверх, - пока, наконец, не теряет терпения: пылая бешенством, задыхаясь, он останавливается и кулаком грозит русалкам.

Альберих
(едва владея собою)
О, только- бы достать!..

Он пребывает в безмолвной ярости, устремив глаза кверху, где взгляд его внезапно привлекается и приковывается нижеследующим зрелищем.

Сквозь водную массу сверху проникает сияние, которое становится все ярче и ярче, разгораясь наконец на вершине средней скалы ослепительным, лучезарно- золотистым блеском: с этого момента волшебный золотой свет разливается по воде.

Воглинда
О радость,
заря улыбнулась волнам!

Вельгунда
Сквозь пучину вод
ласкает она колыбель...

Флосхильда
Вот сонное око
будит лобзаньем...
Вот трепещет
лучистый взор...

Воглинда
Озаряя мглу,
льется свет золотой!

Все три вместе
(грациозно плавая вокруг скалы)
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Wallala lalala leia jahei!
Радость Рейна!
Ласковый луч!
Прекрасен твой кроткий свет!
Благостный блеск
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Здравствуй, друг!
Бодрым будь!
Дивной игорою
греешь ты нас!
Пламенный блеск
к пляске влечет, -
и рады мы плавать
с пеньем любовным
вокруг колыбели евоей!
Радость Рейна!
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Wallala lalala leia jahei!

Русалки с возрастающим наслаждением плавают вокруг скалы. Вся река сверкает теперь ярким блеском золота.

Альберих
(глаза которого, властно привлеченные блеском, неподвижно устремлены на золото)
Эй вы, девчонки!
Что там у Вас блестит?

Три дочери Рейна
(вместе)
Золота Рейна не знать
может только грубый дикарь!

Вельгунда
Не знает гном
золотого глаза,
что днем от сна встает?

Воглинда
О звезде подводной
он не слыхал,
что ярко в волнах горит?

Все три вместе
В блеске зыбком
скользим мы привольно!
Хочешь, робкий,
быть светлой рыбкой, -
так с нами вместе ныряй!

(Они смеются.)

Альберих
Лишь игрушкой
служит сокровище вам?
Забава пустая!

Воглинда
Не стал бы гном
клад наш хулить, -
знай он заветную тайну...

Вельгунда
Весь мир властно
наследует смелый,
Золото Рейна в перстень сковав:
в том перстне - безмерная мощь!

Флосхильда
Поведав тайну,
отец велел нам
стражей зоркой
блюсти наш клад, чтоб из глуби он не был похищен:
так бойтесь много болтать!

Вельгунда
Бранишь напрасно,
разумница, нас!
Вспомни сама, -
кто лишь один
сковать сумеет кольцо?

Воглинда
Тот, кто отвергнет
власть любви,
кто сладких ласк
лишит себя, -
лишь тот волшебною силой
из золота перстень скует!

Вельгунда
И злой заботы
не знаем мы:
кто же любовь отринет?
Жаждет ее все живое!

Воглинда
А больше всех он,
блудливый горбун:
огонь любви губит его!

Флосхильда
Я близ него
забыла боязнь:
он меня чуть не сжег
жаром своим!

Вельгунда
Пылает он,
пламенеет весь:
в веселых волнах
сера шипит!

Все три вместе
Wailaia! Wallaleia lala!
Влюбчивый Альбе,
будь веселей!
В этих ярких бликах
красой ты блестишь!
Плыви, милый
красавец, наверх!

(Смеясь, они плавают в блеске волн по разным направлениям.)

Альберих
(неподвижно устремив взгляд на золото, хорошо слышал болтовню сестер)
Весь мир властно
в наследье добыть чрез тебя?
Проститься с любовью,
но хитростью плоть утолить?
(страшно громко)
Смейтесь еще:
вот Ниблунг вас насмешит!

В бешенстве прыгает он к средней скале и с неистовой поспешностью карабкается на ее вершину. Девушки с криками разлетаются врозь и быстро всплывают в разных концах сцены.

Три Дочери Рейна
Heia! Heia! Heiajahei!
Гневен он!
Спасайтесь скорей!
От его прыжков
искры летят!
Взбесился он от любви!

(Они смеются в безумной самонадеянности.)

Альберих
(последним прыжком достигает вершины скалы и простирает руку к золоту)
Я вам смешон?
Так смейтесь в мраке,
дочери вод!
Ваш свет погаснет навек:
я золото рву из недр,
мстительный перстень скую, -
и дрогнет весь мир:
я любви шлю проклятье!

С ужасной силой он вырывает золото из скалы и поспешно устремляется с ним в глубину, быстро исчезая в ней. Вся сцена внезапно заполняется непроницаемым мраком. Девушки вне себя ныряют в глубину за похитителем.

Дочери Рейна
(отчаянно вскрикивая)
Вора держите!
Дерзкий злодей!
Горе! Горе!
Тьма! Ах!

Воды спускаются вместе с ними в глубину. Совсем внизу, из- под земли, раздается резкий насмешливый хохот Альбериха. Скалы исчезают в глубочайшем мраке. Вся сцена, сверху и снизу, заполнена черной массой волнующихся вод, которые некоторое время все езде словно опускаются вниз.

Мало- по- малу волны превращаются в облака, которые постепенно проясняются, разрежаясь в прозрачный туман, - по мере того как свет, брезжащий позади них, становится ярче.

Когда туман, в виде нежных облачков, совершенно исчезает в вышине, открывается привольная местность на горных вершинах, сначала еще подернутая сумерками рассвета. - Утренняя заря возрастающим сиянием освещает замок с блестящими зубцами, которым увенчан высокий утес на заднем плане. Между этим утесом и авансценой предполагается глубокая долина, где течет Рейн. - В стороне, на цветочной лужайке, лежат Вотан и, рядом с ним, Фрика; оба спят.

Замок уже виден совершенно ясно. - Фрика просыпается; ее взор падает на замок. Она охвачена изумлением и страхом.

Фрика
Вотан, проснись!
Супруг мой!

Вотан
(тихо во сне)
Ограды дивной врата
героев ведут в чертог:
слава мужа,
властная мощь -
светлый и вечный завет...

Фрика
(расшевеливает его)
Прочь сновидений
сладкий обман!
Опомнись, встань и взгляни - же!

Вотан
(проснувшись, приподымаем; очертания замка тотчас же приковывают к себе его взор)
Бессмертных мечтаний венец!
На горном гребне -
оплот богов:
гордо блещет
пышный дворец!
Как в видениях сна,
как в желаньях моих. -
вот он встал
радуя взор,-
замок властных надежд!

Фрика
Меня пугает
счастье твое!
Ты замку рад, -
мне страшно за Фрейю!
Вспомни скорей, беззаботный,
чем должен ты заплатить!
Готов твой замок -
пропал твой залог:
ты помнишь- ли свой договор?

Вотан
О, да, - строителям замка
расплату я обещал;
договором я
спесивых смирил
и побудил
чертог мне воздвигнуть:
он вырос, - слава сильным! -
А цены ты не страшись.

Фрика
Твоя беспечность преступна!
Весел ты бессердечно!
О, если б знать я могла
обманный ваш договор!
Но жен вы всегда
удаляете смело,
чтоб глухо, втайне от нас,
вступать с великанами в сделки:
так без стыда
вы продали дерзко
Фрейю, сестру дорогую,
торгом низким гордясь! -
Что вам священно,
жестоким сердцам?
Манит вас только власть!

Вотан
(спокойно)
Ей чужда- ли
Фрика была,
о замке мечтая со мной?..

Фрика
Ах, дрожа за верность твою,
печально я мечтала, -
как заставить супруга
странствий желанье забыть:
в мирном жилище,
в счастье семейном
мог бы найти ты
отрадный покой...
Но об одном ты мечтал -
усилить мощь свою,
грозным щитом
власть увеличить:
во имя воинственной бури
возник этот гордый дворец!

Вотан
(улыбаясь)
Мужа в твердыне
пленить ты хотела, -
но должен бог быть свободен,
даже в стенах плененный,
мир безгранично
себе покорять:
жаждет движенья
все, что живет, -
и жизни я не оставлю!

Фрика
О, холодный,
жалкий супруг!
За господства тень,
за власти тщету
готов ты позорно отдать
честь и любовь жены?

Вотан
(серьезно)
Не я- ли с глазом простился,
когда в супруги
сватал Фрикку мою?
Упреки странны твои!
Женщин, ты знаешь,
я чту высоко,
и Фрейю, голубку,
я не отдам;
смешно и думать о том!

Фрика
(с боязливой тревогой заглядывая в сторону)
Спасай же ее:
бежит к нам она
в страшной, бессильной тоске!

Фрейя
(поспешно вбегая, словно спасаясь от преследования)
Вотан, Фрика!
Скройте вы Фрейю!
Вон там, с утеса,
мне грозил Фазольт:
за мною тотчас придет он!

Вотан
Пусть придет! -
Но где же Логе?

Фрика
Больше всех хитрецу
ты поверить готов!
Он много зла нам принес -
и ловит вновь тебя в сети...

Вотан
Где путь борьбы прям,
там все я сам решаю;
но лишь хитрый ум
из козней вражьих
может пользу извлечь, -
и Логе знаком этот путь.
Придумал он договор,
но клялся Фрейю не выдать;
я Логе верю вполне.

Фрика
А он бросил тебя!
Смотри, спешат
великаны сюда:
что- ж медлит хитрый твой друг?Фрея

Ко мне бегите, братья!
Мой Фро, помоги мне,
если Вотан покинул меня!
На помощь, Доннер!
Братья! Братья!
Ах, спасите сестру!

Фрика
Вместе все тебя продавали, -
и вот все скрылись теперь...

Входят великаны Фазольт и Фафнер, вооруженные могучими кольями.

Фазольт
Сон твой
сладок был;
а мы всю ночь
таскали груды скал.
Сон забыв и покой,
мы вздымали
толщу стен;
мощь ворот
дом хранит,
и увенчан башней
стройный зал.
(указывая на замок)
Вот твой
крепкий замок. -
светом дня он озарен.
Властвуй в нем, -
нам - плату дай!

Вотан
Я рад заплатить;
чего- же вы хотите?

Фазольт
Хотим того,
что выгодно нам. -
Ужели ты забыл?
Фрейю, богиню,
светоч желанный, -
берем себе,
как был договор!

Вотан
(быстро)
С ума вы сошли
с договором своим?
Платы нет такой, -
Фрейю я не отдам!

Фазольт
(совершенно ошеломленный, некоторое время стоит, не произнося ни слова)
Что слышу? Ха!
Значит, обман?
Измена словам?
Не копьем ли
сам ты хранишь
договоров крепких руны?

Фафнер
(насмешливо)
Мой умный братец,
понял плутню теперь?

Фазольт
Светлый бог,
легкий в слове!
Слушай мой совет:
договорам верен будь!
Что ты есть,
тем ты стал лишь условно,
и власть твою
только разум хранит!
Мудрее ты,
острее, чем мы. -
мирным господством
связал ты нас;
но я кляну твой разум,
я бегу жизни мирной,
если открыто
ты перестал
свои договоры блюсти! -
Я, глупый, подал
мысль тебе:
ты, мудрый, вникни в нее!

Вотан
Хитро всерьез ты принял то,
что мы в шутку решили!
Прекрасен богини
светлый лик, -
зачем, вам, грубым, она?

Фазольт
Грубы мы?
Нет, неправда! -
Вам красота дана,
ней лишь вся ваша мощь,
но страшно жить вам
без башен и стен, -
замок вам нужней
нежной прелести жен!
Мы, дурни, мучились
грубым, тяжелым трудом, -
о деве мечтая,
о кротком луче
во тьме бедной жизни...
И наш торг вышутил ты?

Фафнер
Брось болтать пустое;
не в том Фрейи цена, -
пользы в ней
нам мало,
но отнять ее
у них нам полезно.
(тихо)
В роще Фрейи
яблоки зреют златые;
холить их
только Фрейя умеет;
родня ее,
ими питаясь,
вкушает сок
юности вечной.
Но богам
грозит злая старость,
слабы вдруг
станут они,
если Фрейю утратят.
(грубо)
Вот и надо ее увести!

Вотан
(в сторону)
Логе все нейдет!

Фазольт
Живо дело решай!

Вотан
Требуй мзды иной!

Фазольт
Не надо. -
Фрейю хотим!

Фафнер
Эй. ты! К нам иди!

(Они надвигаются на Фрейю.)

Фрейя
(отбегая)
Ах! Нет мне спасенья!

Поспешно входят Доннер и Фро.

Фро
(принимая Фрейю в свои объятия)
Ко мне, Фрейя!
(Фафнеру)
Прочь ступай, дерзкий!
Фро ей защитник!

Доннер
(становясь перед великанами)
Фазольт и Фафнер,
вы испытали,
как тяжек молот мой?

Фафнер
Смеешь грозить?

Фазольт
Что лезешь ты?
Драк мы не хотим, -
нам только плата нужна.

Доннер
(потрясая молотом)
Не раз Доннер
дань вам платил;
теперь он рад опять
плату отвесить глупцам!

Вотан
(протягивая копье между противниками)
Стой, безумец!
Насилье оставь!
Хранит договоры
копье мое:
тяжкий свой молот спрячь!

Фрейя
Горе! Вотан
Фрейю покинул!

Фрика
Так в сердце твоем
жалости нет?

Вотан
(отворачивается и видит появляющегося Логе)
Вот и Логе! -
Ты не спешишь
темное дело,
что сам затеял,
распутать!

Логе
(поднялся из долины на заднем плане)
Как? Я затеял
темное дело?
Не то ли, что с ними
ты в совете решил? -
Лишь глуби и выси
манят меня;
мирный дом
не нужен мне.
Доннер и Фро
желают семейных благ, -
вот женихам
готов теплый приют.
А гордый зал,
твердыню стен -
строить сам Вотан велел...
Дом и двор, -
все уж есть:
желанный чертог
теперь воздвигнут вам.
Постройку их
осмотрел я сам, -
хотел узнать,
крепко- ли все:
Фазольт и Фафнер
себя превзошли, -
прочней нет ничего!
Я не был праздным,
подобно другим:
тот лжет, кто Логе бранит!

Вотан
Ты снова
вздумал вилять?
Речью лукавой
бойся меня обмануть!
Из всех богов
один я, твой друг,
принял тебя
в этот круг, враждебный тебе. -
Итак, подай совет!
Когда построить дворец
ценой Фрейи решили,
я дал согласье
лишь потому,
что ты тогда мне поклялся
бесценный залог спасти...

Логе
С горячим рвеньем
все обдумать,
что тут поможет,
в том клятву я дал.
Но непременно
найти ту вещь,
которой нет, -
возможно- ль в этом поклясться?

Фрика
(Вотану)
Вот смотри,
как он предан тебе!

Фро
Ты не Логе, -
зовут тебя Ложью!

Доннер
Огонь проклятый,
погасни, сгинь!

Логе
Свой позор скрывая,
бранят меня дурни!

Доннер и Фро хотят напасть на него.

Вотан
(удерживая их)
Не смейте друга дразнить!
Недаром он молчит:
верно, ценный
совет он даст,
если медлит и ждет.

Фафнер
Будет медлить!
Надо платить!

Фазольт
Ждать мы не хотим!

Вотан
(строго и настойчиво обращаясь к Логе)
Теперь брось шутить
и скажи:
где долго так ты блуждал?

Логе
Вечно все
неблагодарны мне!
О пользе твоей
полон забот,
обшарил я бурно
всю землю, весь мир, -
искал достойное Фрейи,
чтоб великанам вручить...
Искал тщетно,
и вижу теперь:
в красоте миров
нет ничего,
что могло- бы мужам заменить
отраду женских чар!..

(Все изумлены и различным образом поражены.)

Где жизнь веет и реет, -
в воде, в лесу, в горах, -
там слушал,
там вопрошал я
цветение сил
и трепет дыханий:
что- же мужей
влечет сильней,
чем ласки нежные жен?
Но где жизнь веет и реет, -
осмеян был
мой лукавый вопрос:
в воде, в лесу, в горах
радости нет
сильней любви! -

(разнообразное движенье)

Один нашелся,
сказавший любви прости:
золотой огон
иную в нем страсть зажег...
Мне Рейна светлые дети
поведали горе свое:
Ночь- Нибелунг,
Мрак- Альберих
ласки любовной
не добился от них;
в отмщенье он
Золото Рейна украл.
Оно ему
дороже всего, слаще любовных ласк.
Об игрушке своей,
о звездочке вод
тоскуют русалки горько;
к тебе, Вотан,
плач их летит:
накажи отважного вора,
верни бедняжкам
золото снова, -
пусть вечно они им владеют!

(общее сочувственное движение)

Я поклялся,
что ты все узнаешь, -
и слово Логе сдержал...

Вотан
Глуп ли ты,
иль слишком затейлив?
Ты видишь, сам я в беде, -
как мне другим помогать?

Фазольт
(который внимательно прислушивался, обращается к Фафнеру)
Не рад я, что клад у Альбе;
нам вред большой причиняя,
всегда умеет он
из наших рук ускользнуть.

Фафнер
Он замыслит
новые козни,
если стал сильней. -
Эй ты, Логе!
Правду скажи:
какой в том золоте прок,
если гном доволен им?

Логе
В тьме волн
оно только светит,
радуя милых детей;
но если сковать
кольцо из игрушки, -
можно всевластным стать
и мир себе покорить.

Вотан
(в раздумьи)
Я слыхал
о золоте рейнском:
тайну рун хранит этот красный блеск, -
власть без меры
можно добыть кольцом...

Фрика
(тихо Логе)
Может ли
живой игрою
золота блеск
и женской служить красоте?

Логе
Супруга верность
упрочит жена,
если наденет
светлый убор,
что в искрах гномы сковали,
бодрые перстня рабы.

Фрика
(ласкаясь к Вотану)
Быть может, достанет
Вотан кольцо?..

Вотан
(кажется все более и более прельщенным)
Владеть этим перстнем
я считаю полезным. -
Но как, Логе,
тайну узнать?
И кто мне перстень скует?

Логе
Никто не знает
этих тайных чар;
в них проникнет -
лишь тот, кто сам дерзнет
отречься от любви...

(Вотан с негодованием отворачивается.)

Тебе нельзя, -
да и слишком поздно:
Альберих медлить не стал!
Он смело добыл
волшебный дар, -
кольцо сумел он сковать!

Доннер
(Вотану)
Зло он может
нам принести,
владея перстнем могучим.

Вотан
Моим быть он должен!

Фро
Без труда
овладеть им можно теперь...

Логе
(резко)
Да, детским путем, -
ну, совсем шутя!

Вотан
И этот путь?

Логе
Грабеж!
То, что вор взял, -
у вора возьми:
что может быть проще, скажи? -
Но не дремлет враг,
зоркий Альберих;
тут нужна
тонкая хитрость,
чтобы вора наказать
и русалкам Рейна
на дно реки
вернуть золото снова:
об этом молят они...

Вотан
Русалки Рейна?
Вот странный совет!

Фрика
Этих водных сестер
я знать не желаю:
на горе мне,
чары их
мужей увлекают на дно.

Вотан стоит молча, в борьбе с самим собою. Остальные боги напряженно глядят на него в безмолвном ожидании. - Тем временем Фафнер на стороне совещался с Фазольтом.

Фафнер
(Фазольту)
Верь мне, выгодней Фрейи
рейнский клад золотой:
верна и юность тому,
кто кольцом ее покорит.

Жесты и мимика Фазольта показывают, что он чувствует себя убежденным против воли. - Фафнер и Фазольт снова приближаются к Вотану.

Фафнер
Ну, вот что
решили мы с ним:
Фрейя пусть будет вашей, -
я нашел
плату полегче:
довольно было- бы с нас
и золота рейнских вод.

Вотан
Шутите вы?
Чем я не владею,
то подарю вам, бесстыдным?

Фафнер
Труд тяжкий
мы понесли;
нам хитрая сила чужда, -
ты же ею
можешь легко
поймать Нибелунга в сеть.

Вотан
Для вас, дурней,
с Альбе возиться?
Для вас вора ловить?
Дерзки вы
и алчны безмерно,
зная милость мою!

Фазольт
(внезапно схватывает Фрейю и вместе с Фафнером отводит ее в сторону)
Сюда, к нам!
Иди, иди!
У нас будешь ты жить,
если выкупа нет!

Фрейя громко вскрикивает; все боги охвачены крайним смущением.

Фрейя
Горе! Горе! Ах!

Фафнер
Прочь отсель!
Живо домой!
В залоге - знайте все -
Фрейя будет у нас;
к закату солнца
мы вновь придем,
и если выкуп,
нам потребный,
лежать не будет здесь...

Фазольт
(перебивая)
Тогда, без отсрочки,
с Фрейей проститесь, -
навек уйдет к нам она!

Фрейя
(вскрикивая)
Фрика! Братья!
Спасите! Ах!

Великаны, поспешно удаляясь, уносят Фрейю; смущенные боги слышат ее жалобный крик, замирающий в отдалении.

Фро
Вслед побежим!

Доннер
Пусть же все гибнет!

(Они вопросительно смотрят на Вотана.)

Логе
(глядя вслед великанам)
Через камни вниз к реке
оба идут...
Вот теперь широкий Рейн
в брод переходят...
Грустно так
наша Фрейя
висит у них за плечами! -
Хейя,хей!
Все дальше болваны спешат!
Уж в долину входят они!
До границы своей
так будут идти!

(Он поворачивается к богам.)

Забылся Вотан в мечтах? -
Что скажут боги теперь?

Белесоватый туман заполняет сцену, становясь все гуще и гуще; в этом тумане боги постепенно приобретают блеклый и старообразный вид, все стоят неподвижно, охваченные робостью и устремляя на Вотана взгляды, полные ожидания. Погруженный в свои мысли, Вотан смотрит в землю.

Логе
Грезы- ли дразнят?
Свет- ли померк? -
В одно мгновенье
цвет ваш увял!
Где румянец ваших щек?
Где блеск ваших светлых очей? -
Ну, мой Фро!
Полно грустить! -
У тебя, Доннер,
уж валится молот! -
Что стало с Фрикой?
Ел, верно, скучно,
что Вотан вдруг поседел
и стал совсем стариком?

Фрика
Горе! Горе!
Как тяжело!

Доннер
Дрожит рука...

Фро
Нет сил дышать...

Логе
Ах, вот что! Вот в чем дело!
Живых плодов
сегодня никто не вкусил!
Ведь яблоки Фрейи,
плоды золотые,
вам силу и юность дают, -
каждый день надо их есть!
Но вот садовницу
вы заложили, -
и на ветках плод
засох, завял,
готов сгнить и опасть. -
Мне горя меньше;
со мной скупилась
Фрейя всегда,
ценных жалея плодов:
ведь мне не та цена,
как, блаженные, вам!
Но вы, - вы живете
от цветущих плодов;
великаны, узнав о том,
на вашу жизнь
хотят посягнуть;
беда вам, если так!..
Юность поблекнет, -
старость придет
жалкая дряхлость, -
и, на всемирный позор,
зачахнет род богов...

Фрика
(робко)
Вотан, супруг!
Горе тебе!
Видишь, как слепо
ты, смеясь,
всех нас в стыд
и страх поверг!

Вотан
(выпрямляясь с внезапной решимостью)
Эй, Логе!
Идем со мной!
Мы в Нибельхейм спустимся мрачный:
я выкуп должен достать!

Логе
Русалки Рейна
молят тебя:
так можно подать им надежду?

Вотан
(вспыльчиво)
Ах, умолкни!
Фрейю, голубку, -
Фрейю выкупить надо!

Логе
Лишь прикажи, -
я твой слуга:
прямо вниз
спустимся мы через Рейн?

Вотан
Нет, не хочу!

Логе
Так в серном ущельи
найдем мы путь:
в него скользни вслед за мной!

Он идет вперед и исчезает в боковой расселине, откуда тотчас же вырываются клубы сернистых паров.

Вотан
Вы ждите нас
до ночи здесь:
я выкуп достану
и золотом юность спасу!

Он спускается вслед за Логе в расселину; вырывающиеся из нее сернистые пары распространяются по всей сцене и быстро заполняют ее плотными облаками. Оставшихся на сцене богов уже не видно.

Доннер
Добрый путь, Вотан!

Фро
Прощай, прощай!

Фрика
Скорей к супруге
робкой вернись!

Сернистые пары помрачаются и превращаются в совсем черные тучи, которые подымаются снизу вверх; затем эти тучи, в свою очередь, превращаются в плотные, темные массы скал, которые все время движутся вверх, так что сцена как- будто все глубже и глубже опускается в землю.

Наконец издали, с разных сторон, начинает брезжить темно- красный свет; повсюду слышится возрастающий шум кузнечной работы. Затем гул наковален пропадает. Вырисовывается глубокое подземное ущелье, уходящее в бесконечную даль и со всех сторон, по- видимому, впадающее в узкие шахты.

Из боковой галереи Альберих тащит за ухо визжащего Миме, выходя с ним на середину сцены.

Альберих
Эге! Эге!
Сюда! Сюда!
Хитрый шельмец!
Уши тебе я оборву,
если тотчас же,
как я велел,
не кончишь вещи моей!

Миме
(воет)
О- ой! О- ой!
А- у! А- у!
Ухо оставь!
Твой заказ
выполнил я, -
с большим трудом
скована ткань:
спрячь только ногти свои!

Альберих
(оставляя его)
Что- ж медлишь отдать
работу мне?

Миме
Боюсь я, бедный,
что есть нехватка...

Альберих
Какая нехватка?

Миме
(в замешательстве)
Здесь... и там...

Альберих
Что здесь и там?
Лжешь, негодяй!

Он хочет снова схватить его за ухо; от страха Миме роняет металлическую ткань, которую он судорожно сжимал в руках. Альберих быстро поднимает ее и тщательно рассматривает.

Так и знал!
Сковано чисто и верно, точь в точь,
как я велел!
Ты. видно, надуть
брата задумал, -
себе оставить
чудесную ткань,
что смастерить
я тебя научил?
Так- ли, мой глупый вор?

(Он надевает ткань себе на голову, как "шлем- невидимку".)

Совсем впору мне шлем;
не испытать- ли его?..

(очень тихо)

- "Тьма тумана, -
ночь, ничто!"-

(Вся фигура его исчезает; вместо нее виден лишь столб тумана.)

Видишь- ли, где я?

Миме
(удивленный, озирается кругом)
Да где- ж ты? Не вижу тебя!

Голос Альбериха

Так чувствуй меня,
ленивый плут!
В другой раз ловчей воруй!

Миме кричит и корчится под ударами плети, которые явственно звучат, хотя самой плети не видно.

Голос Альбериха
(с хохотом)
Спасибо, дурень!
Ты мастер, хоть куда! -
Хо- хо! Хо- хо!
Племя рабов, -
ниц пред властителем!
Альберих всюду вас сам наблюдает, -
мирно спать
вам не придется!
Он невидимкой
работать велит, -
где его нет сейчас,
там будет он вскоре!
Альберих царь ваш навеки!
Хо- хо! Хо- хо!
Вот он идет, -
дрожите пред ним!

Столб тумана пропадает в глубине сцепы: слышна шумная, неистовая брань Альбериха, уходящая все дальше и дальше; вопли и крики отвечают ей из нижних ущелий; постепенно удаляясь, эти звуки, наконец, замирают. - Миме от боли свалился наземь; его жалобные стоны долетают до слуха Вотана и Логе, которые спускаются на сцену из расселины сверху.

Логе
Вот Нибельхейм:
в тумане бледном
сверкают кровавые искры...

Вотан
Кто стонет там,
на груде камней?

Логе
(наклоняется над Миме)
Чудак, что воешь ты тут?

Миме
О- ой! О- ой!
А- у! А- у!

Логе
Э, Миме! Резвый гном!
Что так терзает тебя?

Миме
Оставь и не трогай!

Логе
Трогать не буду,
и даже... знай:
я помогу тебе. Миме!

(Он с трудом ставит его на ноги.)

Миме
Помочь нельзя!
Служить я должен
родному брату, -
мой брат меня покорил!

Логе
Но, Миме, как мог он
тебя покорить?

Миме
Коварством злым
добыл Альберих
подводный клад
и сковал кольцо;
и теперь пред ним
трепещем мы в страхе:
мой брат силою перстня
всех нас обратил в рабов. -
Прежде беспечно
мы своим женам
в блестках ковали
тонкий убор, -
много нарядных вещиц, -
и рады были труду.
А ныне в ущельях,
по воле злодея,
мы служим все
ему одному.
Ненасытный брат
кольцом узнает,
где скрыт подземный
огонь золотой:
и вот мы копаем,
ищем и роем,
добычу плавим
и сплавы куем;
свой покой забыв,
владыке копим мы клад.

Логе
И вот ты за леность
кару понес?

Миме
Я, бедный, ах!
всех больше страдаю!
Он сетку- шлем
сделать велел мне,
и сам наставил,
как изготовить.
Но понял я,
что эта ткань
могучую силу
в себе таит, -
и я задумал
шлем приберечь,
спастись от ига
силой волшебной его, -
спастись, и быть может,
даже осилить злодея,
себе покорить беспощадно,
отняв перстень чудесный,
и отомстить брату тем же:
(пронзительно)
пусть он моим будет рабом!

Логе
Но, видно, умник,
ты оплошал?

Миме
Ах! Я сковал вещицу,
но чары, что скрыты в ней, -
те чары я понял... не так!
Кто учил ковать
и отнял мой труд.
тот мне показал
(но поздно, увы!),
чем силен хитростный шлем:
от меня он скрылся,
но мозоли слепцу
набил незримой рукой!
(воя и всхлипывая)
Вот, что заработал
я, глупец!

(Он потирает себе спину. Вотан и Логе смеются.)

Логе
(Вотану)
Ого! Не легок
будет лов!

Вотан
Но твой ловкий ум
сломит врага.

Миме
(пораженный смехом богов, разглядывает их внимательнее)
А что вам здесь надо,
и кто вы такие?

Логе
Друзья твои:
племя рабов
от ига спасти мы хотим.

Миме слышит, что брань и удары Альбериха снова приближаются, и ежится от страха.

Миме
Скройтесь скорей!
Близится брат!

(В ужасе он мечется из стороны в сторону.)

Вотан
(спокойно садясь на камень)
Его встретим мы здесь.

Логе прислоняется к скале возле него. - Альберих, сняв с головы шлем- невидимку и привесив его к поясу, взмахами плети гонит пред собою толпу Нибелунгов, которые подымаются вверх из нижнего, глубже расположенного ущелья; они нагружены золотыми и серебряными изделиями и складывают их, все время понуждаемые Альберихом, в одну кучу, накопляя таким образом клад.

Альберих
Бойко! Быстро!
Хе- хе! Хо- хо!
Жалкий скот!
В кучу там
складывай клад!
Эй ты, ползи!
Живо влезай!
Гнусный народ!
В кучу кладите!
Или помочь вам?
Все, все сюда!

(Он внезапно замечает Вотана и Логе.)

Ха! Кто здесь?
Кто к нам залез? -
Миме, ко мне!
Плачущий плут!
С парой бродячей
ты спеться успел?
Прочь, упрямец!
Тотчас за дело со всеми!

(Ударами плети он вгоняет Миме в толпу Нибелунгов.)

Эй, за работу!
Все убирайтесь!
Вниз, по местам!
Добывайте, ройте
золото вновь!
Поможет плеть
тому, кто ленив!
За всех вас, лентяи,
Миме ответит:
ему не укрыться
от свиста плети!
Что я всюду все вижу,
невидимый вам, -
мой братец вряд- ли забыл! -
Вы еще здесь?
Вам невдомек?

(Он снимает с пальца свое кольцо, целует его и показывает угрожающим жестом.)

Народ покоренный, -
дрожи, бледней!
В страхе чувствуй
власть кольца!

С воем и визгом Нибелунги (в их числе и Миме) рассеиваются в разные стороны, ускользая вниз, в боковые шахты. Альберих долго с подозрительностью всматривается в Вотана и Логе.

Альберих

(сурово)

Зачем вы здесь?

Вотан
О мрачной стране ночной
дошел до нас странный слух:
властью чудной
славен стал Альберих;
и вот любопытство
нас сюда привело.

Альберих
Вас в Нибельхейм
зависть ведет:
гостей бесстрашных,
ха, я узнал!

Логе
Вправду узнал,
маленький гном?
За что же ты
облаял меня?
Когда ты мерз
в холодной дыре,
где бы ты взял
я свет, и тепло,
если б я тебе не блеснул?
Без пламени Логе
разве ты мог бы ковать?
Ты ведь сродни мне,
и я твой друг:
нельзя друзей забывать!

Альберих
С богами дружить стал Логе,
лукавый плут!
Если служишь ты им,
как мне прежде служил, -
ха- ха, - я рад!
Тогда я их не боюсь!

Логе
Так, значит, веришь ты мне?

Альберих
Твоему коварству,
но не тебе! -

(принимая вызывающую позу)

Ныне всех вас я презираю!

Логе
Смел и горд
от власти ты стал, -
страшен рост
силы твоей!

Альберих
Видишь ли клад ,
что народ мой
мне собрал?

Логе
Я в первый раз вижу такой!

Альберих
За один день, -
ничтожная кучка!
Грозной грудой
будет клад накопляться!

Вотан
Скажи, зачем он тебе?
Печален Нибельхейм, -
бесцельно золото здесь.

Альберих
Горы сокровищ,
во мраке добытых,
ночь Нибельхейма хранит.
Но дайте срок, -
и накопленный клад
вспыхнет неслыханной мощью:
я с ним весь мир
наследую властно навеки!

Вотан
Какое же дело ты поведешь?

Альберих
В облаках живете вы,
не зная забот, -
смеясь, любя...
Но мой кулак,
кулак золотой, вас поймает!
Как от любви
отрекся я,
так и вы все
с нею проститесь!
Вот золота блеск, -
его вы будете жаждать! -
На светлых горах
блаженно сияет
ваш покой;
презреньем вы
дарите нас, праздные боги! -
Но мрак не спит!
Когда я вас,
мужей, покорю, -
красотой ваших жен,
осмеявших меня,
я вдосталь плоть утолю, -
пусть плачет любовь!

(дико смеясь)

Ха- ха- ха- ха!
Ясно - ли вам?
Бойтесь! Дрожите
перед силами тьмы,
когда весь клад Нибелунга
из бездны выйдет на свет!

Вотан

(вскакивая с места)

Молчи, дерзостный червь!

Альберих
Что сказал он?

Логе

(становясь между ними)

Опомнись, Вотан!

(Альбериху)

Кто не придет в изумленье,
узнав затею твою?
Ведь если удастся она,
если ты золото скопишь, -
из сильных ты станешь сильнейшим!
Тогда и луна,
и лучистое солнце
тоже будут, конечно,
волю слушать твою. -
Но... очень важно, поверь мне,
чтоб народ Нибелунгов,
скопляющий клад,
предан был тебе.
Ты кольцо им показал, -
и робких трепет объял.
Но, если вор,
подкравшись к тебе
во сне, схватит кольцо. -
как станешь ты мир покорять?

Альберих
Умен и хитер ты, Логе, -
все другие только глупцы:
за ценную плату
мне дать совет,
меня спасти, -
вот, плут, что хотел - бы ты! -
Придумал я сам
спасительный шлем;
искусный кузнец,
Миме, вещь эту сделал.
В шлеме волшебном
в миг превращаться
в любое созданье
я могу.
Здесь и там я, -
всюду всегда;
меня же не видно
нигде никому.
Все безопасны
мне теперь, - даже и ты,
дружок заботливый мой!

Логе
Много я знаю,
видел немало,
но таких вещей
не встречал пока!
Подобному чуду
как я поверю?
Если оно возможно, -
ты могуч властью бессмертной!

Альберих
Думаешь, лгу я
хвастливо, как Логе?

Логе
Лишь убедясь,
поверю я словам.

Альберих
Готов ты лопнуть,
умом надуваясь!
Завидуй, глупец!
Назначь, чей образ приняв,
мне предстать пред тобой?

Логе
Чей хочешь ты сам, -
лишь был бы я поражен!

Альберих

(надев шлем)

"Змей- великан,
в кольца свивайся!"

Он тотчас же исчезает, вместо него по земле вьется исполинский змей: он становится дыбом и разинутой пастью грозит Вотану и Логе.

Логе
(притворяясь испуганным)
Ой- ой! Ой- ой!
Змей, умоляю,
меня не глотай!
Логе просит пощады!

Вотан
(смеется)
Ловко, Альберих!
Ловко, шельма!
Из гнома быстро
змеем огромным ты стал!

Змей исчезает, и вместо него тотчас же снова появляется Альберих в своем настоящем виде.

Альберих
Хе- хе! Ну, умник,
веришь теперь?

Логе
(дрожащим голосом)
Немая дрожь - вот ответ мой...
В большого змея
вырос ты вмиг:
сам увидав,
верю чуду невольно...
А можно - ли также
сделаться малым,
едва заметным?
Ведь так всего удобней
скрыться вдруг от беды...
Но это трудно весьма!..

Альберих
Тебе - да,
ибо ты глуп!
Ну, кем же мне стать?

Логе
Тем, кто может в щелке укрыться,
где прячет жаба свой страх...

Альберих
Ба! Пустое!
Вот посмотри!

(Он снова надевает шлем.)

"Жмись, согнись,
ползай жаба!"

Он исчезает; боги замечают на камнях жабу, которая ползет к ним.

Логе
(Вотану)
Вот, - вот жаба!
Живо хватай!

Вотан наступает ногой на жабу: Логе хватает ее за голову и берет в руки

Альберих
(внезапно принявший свой настоящий вид, извивается под ногой Вотана)
Проклятье, ой!
Я ими пойман!

Логе
Подержи, - надо связать!

Он достает мочальную веревку и связывает ею руки и ноги Альбериха, который бешено пытается оказать сопротивление. Связанного пленника боги хватают и влекут с собой в расселину, из которой они спустились.

Логе
Теперь - наверх,
там будет он нашим!

(Они исчезают, поднимаясь наверх.)

Сцена превращается так же, как и в предыдущий раз, только в обратном порядке. Слышен стук наковален - путь снова проходит мимо кузниц. Наконец опять появляется, как во второй сцене, привольная местность на горных вершинах, но все еще подернутая бледной пеленой тумана, - как в конце второй сцены, после увода Фрейи.

Вотан и Логе, ведя с собой связанного Альбериха, поднимаются из расселины.

Логе
Здесь, братец,
сядь- посиди!
Вот, взгляни ка,
там мир лежит,
что мечтал ты себе покорить;
местечко в нем
ты дашь - ли мне для житья?

(Он приплясывает, щелкая пальцами перед носом пленника.)

Альберих
Подлый обманщик!
Наглец, негодяй!
Эй, развяжи петли узла, -
не то ты заплатишь за дерзость!

Вотан
Ты крепко связан,
пойманный мною;
все, что живет,
весь светлый мир
в мечтах угнетал ты властно;
но видишь, - жалким рабом
ты сам лежишь предо мною!
Свободу тебе
вернет только выкуп.

Альберих
О, я глупец!
Безумец слепой!
Лжецам хитрым
поверить я мог!
Бойтесь, злодеи,
мести моей!

Логе
Чтоб думать о мести,
свободу раньше добудь;
если мститель связан,
он свободным не страшен.
Итак, позаботься
без промедленья
выкупить мщенье свое!

(Щелкая пальцами, он показывает ему, какого рода должен быть выкуп).

Альберих
(сурово)
Ну что, что надо вам?

Вотан
Твой клад, золотой твой клад!

Альберих
Алчное племя плутов!

(про себя)

Лишь бы перстень остался моим,
тогда мне и клада не жаль:
ведь опять накопиться
и вырасти вновь
не замедлит он силой кольца...
Получил я урок
и буду умней:
не дорого стоит мне он, -
только пустяк
пришлось отдать...

Вотан
Согласен ли ты?

Альберих
Чтоб приказать, -
рука мне нужна!

(Логе развязывает ему петлю на правой руке.)

Альберих
(прикасается губами к кольцу и бормочет приказание)
- Ну вот, спешат
Нибелунги сюда...
Властелину покорны,
клад мой они
из ущелья выносят на свет. -
Теперь развяжите меня!

Вотан
Сначала все заплати.

Нибелунги, нагруженные золотыми вещами клада, поднимаются из расселины на сцену и, во время последующего, складывают клад в кучу.

Альберих
О, стыд и позор!
Мой народ увидит,
что сам я связан, как раб! -
(Нибелунгам)
С той стороны,
как я велел!
В кучу все
кладите скорей!
Вам не помочь ли?
Сюда не глядеть!
Живо! Ну!
И прочь убирайтесь!
Снова за труд!
В темные шахты!
Горе тем. кто ленив!
Вслед за вами сам я иду!

Он целует кольцо и повелительным жестом показывает его. Как пораженные громовым ударом, Нибелунги робко и боязливо теснятся к расселине; спускаясь в нее, они быстро ускользают.

Альберих
Я дал выкуп, -
пустите меня!
И мой шлем, что Логе
держит в руках,
прошу вас вернуть мне назад!

Логе
(бросая шлем- невидимку на кучу клада)
Добычу мы к кладу приложим!

Альберих
Проклятый вор! -
Но... потерплю!
Тот, кто сделал мне шлем,
сделает новый:
да, Миме еще
во власти моей...
Плохо то,
что хитрый враг
орудьем таким овладел! -
Итак, Альберих
все вам отдал;
теперь пустите его!

Логе
(Вотану)
Если позволишь, -
я развяжу?

Вотан
У тебя кольцо
блещет на пальце, -
слышишь, гном?
Ты должен отдать и кольцо.

Альберих
(в ужасе)
Кольцо?!

Вотан
Чтоб быть свободным,
с ним ты расстанься.

Альберих
(трепеща)
Хоть с жизнью, -
но не с кольцом!

Вотан
(энергичнее)
Кольцо, - сказал я!
Мне не надо жизни твоей!

Альберих
Только прощаясь с жизнью,
с кольцом могу я проститься:
кровь моя,
плоть моя
мне не больше близки,
чем это мое кольцо!

Вотан
Своим ты назвал его?
Шутишь ли, Альбе презренный?
Ну, скажи:
где ты золото взял,
чтоб выковать это кольцо?
Ты свое ли
из подводных глубин
похитил, злодей?
У русалок Рейна
можешь спросить,
не подарок ли золото это,
что для кольца ты украл?

Альберих
Низкие козни!
Наглый обман!
Ты меня
обвиняешь в том,
о чем ты сам так мечтал?
Ты сам рад был бы
клад из Рейна украсть,
если б решиться мог
этот перстень сковать!
Теперь ты счастлив,
злой лицемер,
что ничтожный гном,
гонимый бедой,
истомленный гневом,
в ужасные чары проник. -
а плод их созрел для тебя?
В тоске горестной,
в страшных муках,
злом вспоено
дело мое, -
и хочешь ты им
насладиться привольно,
беспечный к проклятьям моим?! -
Бойся же,
царственный бог!
Если я пал,
то пал, не сгубив других;
но на все, что прошло,
есть и будет,
вечный бог посягнет,
если вырвет кольцо у меня!

Вотан
Дай сюда!
Тебе болтовня
прав не даст на него!

(Он хватает Альбериха за руку и с большой силой срывает перстень с его пальца.)

Альберих
(ужасно вскрикивая)
Ха! Раздавлен! Разбит!
Из жалостных жалостный раб!

Вотан
(любуясь кольцом)
Я добыл власти залог:
меж сильными сильным я стал!

(Он надевает кольцо себе на палец.)

Логе
(Вотану)
Свободен ли он?

Вотан
Пусть идет!

Логе развязывает Альбериха совсем.

Логе
(Альбериху)
Ну, ускользай!
Развязал я узы, -
ты свободен теперь!

Альберих
(поднимаясь на ноги)
Свободным я стал?
(с бешеным хохотом)
Неужель? -
Так вот вам моей свободы
первый привет! -
Ты проклятьем был рожден, -
будь проклят, перстень мой!
Ты давал
мне - власть без границ,
неси отныне
смерть - взявшим тебя!
Лихой бедой
радость сменяй;
не на счастье сверкай
золотым огнем!
Тот, чьим ты стал,
пусть чахнет в тревоге,
других же вечно
пусть зависть грызет!
Всех щедротой
своей мани,
но всем приноси
только тяжкий вред!
Без наживы владельца оставь,
но убийц введи в дом его!
На смерть обреченный,
будет несчастный дрожать
и день за днем
в страхе томиться всю жизнь, -
властитель твой -
и твой жалкий раб:
до тех пор, пока
ты опять ко мне не вернешься! -
Так в страшной моей беде
кольцо мое я кляну! -
Владей же им!
(смеясь)
Прячь и храни!
(яростно)
Мой завет сгубит тебя!

(Он быстро исчезает в расселине.)

Логе
Вник ли ты
в этот крик любви?

Вотан
(погруженный в созерцание кольца на своей руке)
Пусть услаждает свой гнев!

Густой туман на переднем плане понемногу проясняется. Становится светлее.

Логе

(смотря направо)

Фазольт и Фафнер
видны вдали;
Фрейя с ними идет.

В тумане, все более и более разрежающемся, появляются Доннер, Фро и Фрика; они спешат на авансцену.

Фро
Ну, вот и они!

Доннер
Привет мой брату!

Фрика
(озабоченно Вотану)
Удалось ли дело?

Логе
(указывая на клад)
Насилье и ложь
сразили тьму:
вот он, желанный клад!

Доннер
Великаны вновь
Фрейю приводят.

Фро
Как нежен опять
воздух высот, -
кроткой отрадой
чувства полны!
Тяжко было бы всем нам
навек проститься с той,
кто нам веселье и счастье
юности вечной дарит!

На авансцене стало снова совсем светло; благодаря этому облики богов получают прежнюю свежесть. Но туманная пелена продолжает еще застилать задний план сцены, так что замок, находящийся в отдалении,

Входят Фазольт и Фафнер, по обеим сторонам Фрейи.

Фрика
(радостно спешит к сестре, чтобы обнять ее)
Фрейя, голубка,
радость- сестра!
Стала ты снова моею!

Фазольт
(отстраняя Фрику)
Стой! Девы не тронь!
Наша она еще! -
У мрачных скал
границы родной
ждали мы с ним;
как жизнь свою,
дорогой залог
хранили мы.
С тоской в груди
верну его вам, -
если выкуп ценный
готов у вас.

Вотан
У нас все готово:
мы этот клад
полюбовно разделим.

Фазольт
Разлука с девой, - знайте, -
мне сердце грызет...
Если мечта улетела, -
мне отмерьте клад
грудой такой,
чтоб от меня
прекрасную скрыла она!

Вотан
Пусть будет мерой
Фрейя сама.

Фазольт и Фафнер ставят Фрейю посреди сцены. Затем они втыкают свои колы перед Фрейей в землю, отмежевывая таким образом пространство, в ширину и высоту равное фигуре богини.

Фафнер
Посажены колья,
отмерен залог;
закройте кладом межи!

Вотан
Только скорей:
это противно!

Логе
Фро, таскай!

Фро
Фрейи позор
рад я покончить!

Логе и Фро торопливо заполняют золотыми вещами пространство между кольями.

Фафнер
Нет, не так!
Кладите плотней!
Густо в ряд,
прочной горой!
(Он грубо сдвигает вещи вплотную; затем наклоняется, выискивая щели.)
Здесь видно насквозь:
заткните все щели!

Логе
Не трогай, грубый!
Руки назад!

Фафнер
Сюда! Вот здесь
закройте дыру!

Вотан
(отворачивается, удрученный)
Жгучим стыдом
сердце горит...

Фрика
(устремив взгляд на Фрейю)
Стыд поборов,
молча сестра стоит:
о спасеньи молит
страдальческий взор...
Злобный муж!
За что ты бедняжку томишь?

Фафнер
Еще! Еще сюда!

Доннер
Нет сил моих!
Бешеный гнев
будит во мне эта тварь! -
Сюда, медведь!
Хочешь мерить,
так сам померься со мной!

Фафнер
Тише, Доннер!
Громы оставь:
ведь здесь не нужен твой шум.

Доннер
(замахиваясь)
Он нахала уничтожит!

Вотан
Полно вам! Уже закрыта она...

Логе
Весь клад ушел.

Фафнер тщательно измеряет глазами клад и продолжает выискивать щели.

Фафнер
Блестит еще прядь волос;
вот эту ткань
к кладу прибавь!

Логе
Как? Этот шлем?

Фафнер
Живо! Дай сюда!

Вотан
Пусть забирают!

Логе
(бросает шлем к отмеренному кладу)
Теперь вы довольны? -
Мы рассчитались!

Фазольт
Фрейи, богини,
не видно уж мне...
Ужели конец?
Нет и надежды?
(Он подходит ближе и смотрит сквозь стенку клада.)
Ах! Еще
звезда мне горит!
Лучистый взор
светит еще:
сквозь эту щель
я вижу его! -
(вне себя)
Пока этот глаз мне сияет, -
не отдам ее никому!

Фафнер
Эй, немедля
заткнуть надо щелку!

Логе
Вы ненасытны!
Что надо вам?
Весь клад истощен!

Фафнер
Неправда, друг!
На Вотана пальце
перстень блестит золотой:
его вы нам и отдайте!

Вотан
Как? И кольцо?

Логе
Да поймите:
ведь клад это
речных сестер;
им вернет Вотан колечко.

Вотан
Что мелешь ты там?
Его с трудом я добыл -
и оставлю смело себе!

Логе
Значит, плохо
с обещаньем,
что я русалочкам дал!

Вотан
Я не связан клятвой твоей:
кольцо - добыча моя!

Фафнер
На выкуп нам
его ты положишь!

Вотан
Я согласен вам дать
все, что хотите;
но этот перстень
остаться должен моим!

Фазольт
(яростно хватает Фрейю и выводит ее из-за стенки клада)
Кончен торг
на прежней цене:
к себе мы Фрейю уводим!

Фрейя
Горе! Горе!

Фрика
Будь добрей!
Брось им кольцо!

Фро
Сжалься над нами!

Доннер
Перстень отдай им!

Вотан
Оставьте меня:
кольца я не дам!

Фафнер еще удерживает Фазольта, который стремится уйти. Все боги стоят в полном смущении; разгневанный Вотан отворачивается от них. Сцена снова помрачается. В стороне, в расселине скалы, загорается голубоватое сияние: в ней внезапно появляется Эрда, встающая из земных недр до половины роста. Волны длинных черных волос обрамляют ее величественный образ.

Эрда
(простирает руку в сторону Вотана, предостерегая его)
Бойся, Вотан! Бойся!
Страшный перстень брось!
В бездну тьмы,
в мрачную гибель
ввергнет он тебя!..

Вотан
Кто ты, пророчица бед?

Эрда
Все, что прошло, - я знаю;
все, что грядет,
все, что свершится, -
ясно мне:
предвечным сном
Вещая Эрда
будит твой дух.
Трем вещуньям,
первосущим,
я жизнь дала:
что я вижу,
знают полночные Норны.
Но грозный твой рок
ныне меня
вызвал к тебе.
Слушай! Слушай! Слушай!
Все бытие - тленно!
Закат богов
в сумерках брезжит...
Совет мой - перстня беги!

Она медленно погружается в землю по грудь; тем временем голубоватое сияние начинает меркнуть.

Вотан
Слова твои
тайной звучат:
больше узнать я должен!

Эрда
(исчезая)
Завет судьбы
открыт тебе:
в страхе мысли сам!

(Она исчезает совершенно.)

Вотан
Если гибель грозит мне, -
в твоих объятьях
все я узнаю!

Он устремляется к расселине, чтобы удержать Эрду. Фро и Фрика бросаются ему наперерез и останавливают его.

Фрика
Куда ты, бешеный?

Фро
Опомнись, Вотан!
Чти прорицанье,
бойся его!

Вотан, охваченный мыслями, неподвижно глядит в землю.

Доннер
(решительно обращаясь к великанам)
Эй, великаны!
Назад, постойте!
Кольцо будет дано вам!

Фрейя
Смею ли верить?
Разве Хольда
жертвы достойна такой?

Все напряженно глядят на Вотана, погруженного в глубокое раздумье. Он приходит в себя, схватывает свое копье и взмахивает им, как бы в знак того, что он принял бодрое решение.

Вотан
Ко мне, Фрейя!
Свободна ты!
Снова верни
светлую молодость нам! -
(великанам)
Берите ваше кольцо!

Он бросает кольцо на груду золотых вещей. - Великаны оставляют Фрейю; она радостно бежит к богам, которые долгое время, в приливе бесконечной радости, поочередно ласкают ее.

Фафнер тотчас же открывает огромный мешок и принимается укладывать в него клад.

Фазольт
(Фафнеру)
Стой, бессовестный!
Мне тоже надо!
Честно, по- братски,
все разделим!

Фафнер
Дева нужнее, чем клад,
глупой любви твоей;
тебя с трудом
склонил я к обмену;
ведь нераздельно
Фрейей владеть ты хотел. -
значит, теперь
взял я по праву
из клада большую часть!

Фазольт
Гнусная тварь!
Дразнишь меня?
(богам)
Вы нас рассудите!
Каждому дайте
равную часть!

Вотан с пренебрежением отворачивается.

Логе
(Фазольту)
Весь клад пусть берет он,
ты же возьми лишь кольцо!

Фазольт
(бросается на Фафнера, который тем временем уже много золота уложил в мешок)
Назад, негодный!
Дай мне кольцо!
В нем светится Фрейи взор!

(Он хочет схватить перстень.)

Фафнер
Прочь кулаки!
Кольцо мое!

Они борются. Фазольт вырывает кольцо у Фафнера.

Фазольт
Мой перстень!
Его держу я!

Фафнер
(яростно замахиваясь своим колом)
Крепче держи,
чтоб не упал!

Он одним ударом повергает Фазольта на землю, затем поспешно вырывает у умирающего кольцо.

Фафнер
Ну, щурься на милый взор!
А кольцо дай лучше мне!

Он кладет кольцо в мешок и уже не торопясь забирает весь клад. Все боги стоят, охваченные ужасом. Долгое торжественное молчание.

Вотан
(глубоко потрясенный)
Страшно вдруг
сказалась проклятья мощь!

Логе
Тебе, Вотан,
в счастье нет равных!
Много пользы
ты нажил кольцом;
но еще больше нажил,
перстень отдав:
убивают вдруг
сами себя за
него враги твои!

Вотан
Сердце робко трепещет...
Тайный страх чувства сковал...
Как с ним бороться, -
скажет мне Эрда:
спустится должен я к ней!

Фрика
(прижимаясь к нему с нежной лаской)
Ты грезишь, Вотан?
Разве не манит
замок тебя?
Он властелина
так приветливо ждет...

Вотан
(мрачно)
Я злую дань
дал за него!

Доннер
(указывая за задний план, все еще подернутый туманом)
Душный туман
давит меня:
воздух тяжко
насыщен им!
Стада облаков
в тучу- грозу соберу я, -
очистит небо она!

Он всходит на высокую скалу, откос которой падает в долину, и там машет своим молотом. Во время последующего туманные испарения стягиваются вокруг него.

Доннер
Heda! Heda, hedo!
Ко мне, облака!
Туманы, ко мне!
Войско свое
Доннер зовет!
Собирает вас
молота взмах!
Душный туман,
ближе, сюда!
Войско свое
Доннер зовет!
Heda! Heda, hedo!

Он совершенно исчезает в нагромоздившейся вокруг него грозовой туче, которая становится все темнее и темнее. Тогда раздается удар его молота тяжело падающий на скалу: яркая молния прорезает тучу, затем следует сильный раскат грома. Фро исчез вместе с Доннером в тучах.

Доннер
(невидимый)
Брат, подойди!
Радугу - мост перекинь!

Внезапно тучи расходятся. Доннер и Фро становятся видимыми. От их ног перекинут через долину ослепительно светлый мост радуги, другим концом опускающийся к замку, который теперь озарен ярким блеском вечернего. Фафнер, у трупа своего брата собравший, наконец, весь клад, взвалил громадный мешок себе на плечи и покинул сцену в то время, как Доннер

Фро
(простертой рукой указавший мосту путь через долину, обращается к богам)
Вот путь в светлый замок!
Прочен легкий мой мост:
идите смело
бесстрашной стезей!

Вотан и остальные боги погружены в безмолвное созерцание великолепного зрелища.

Вотан
Тонет в лучах
заката солнце;
багряным огнем
весь замок горит...
А в сияньи утра,
нежно сверкая,
ждал властелина он,
взор мой пленяя красой...
С утра до заката
в тревоге злой, -
не в счастье он завоеван!
Настанет ночь:
от козней тьмы
замок укроет нас.
(охваченный какой- то великой мыслью, очень решительно)
Вот он, мой оплот,
верный от страха щит!
(торжественно обращаясь к Фрике)
Фрика, идем!
В Валгалле царствуй со мной!

Фрика
Что значит Валгалла?
Мне ново это названье!

Вотан
Свой страх поборов,
воспрянул мой дух:
величье побед
все объяснит тебе!

Он берет Фрику за руку и медленно идет с нею к мосту; Фро, Фрейя и Доннер следуют аа ними.

Логе
(оставаясь на авансцене и глядя вслед богам)
На погибель сами спешат, -
эти гордые мнимою силой...
Мне с ними быть
едвали не стыдно...
В скользящее пламя
опять обратиться
я желаньем томлюсь!
Огнем пожрать
властелинов моих -
лучше, чем с ними
гибель принять, -
хотя бы то были и боги!
Да, так будет умней...
Обдумать надо:
кто знает мой путь?

Он идет с беззаботным, небрежным видом, чтобы присоединиться к богам. Из глубины долины раздается пение невидимых Дочерей Рейна.

Три Дочери Рейна
Радость Рейна!
Ласковый луч!
Твой девственный блеск
ярко в волнах сверкал!
Теперь в глубинах
мрак унылый!
Золота нет!
Золота нет!
Верните нам, бедным, его!

Вотан
(уже намеревавшийся ступить на мост, останавливается и оборачивается)
Чьи стоны слышу я там?

Логе
(смотрит вниз, в долину)
Русалки молят
золото им вернуть.

Вотан
Они несносны! -
Пусть умолкнут тотчас!

Логе
(крича в долину)
Слушайте, рыбки!
Зачем столько слез?
Вот, что Вотан сказал:
если не светит
золото вам,
то тепла себе ищите
в новом блеске богов!

Боги смеются и вступают на мост.

Дочери Рейна
(на глубины)
Радость Рейна!
Ласковый луч!
О, если б волнам
улыбнулся твой чистый свет!
Только в глубинах
правда таится:
ложь и страх
там, на вершинах, царят!

В то время, как боги шествуют по мосту к замку, занавес падает.

Конец предвечерия.

Р. Вагнер. Золото Рейна. Синопсис

Р. Вагнер "Золото Рейна"

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Действующие лица:

Вотан, верховной бог (бас-баритон)
Фрика, его жена, богиня брачных уз (меццо-сопрано)
Доннер, бог грома (бас или баритон)
Фро, бог солнца, дождя и плодов (тенор)
Фрейя, богиня юности и красоты (сопрано)
Логе, полубог огня (тенор)
Нибелунги:
Альберих (баритон)
Миме (тенор)
Великаны:
Фазольт (бac)
Фафнер (бас)
Дочери Рейна:
Воглинда (сопрано)
Вельгунда (сопрано)
Флосхильда (меццо-сопрано)
Эрда, богиня земли (контральто)

Время действия: мифическое.
Место действия: в Рейне и у его берегов.

Сцена 1.

Лёгкий сумрак, заполненный глубокими волнующимися водами Рейна. Вступление состоит из 136 тактов восходящих секвенций ритмической фигуры в размере 6/8, основанной исключительно на тоническом аккорде ми бемоль мажора (лейтмотив 1). Поднимается занавес - три Дочери Рейна весело играют и плещутся, радуются блеску своего золота, но в то же время и охраняют его.

Из омута вылезает Альберих и сладострастно глядит на игру нимф. Гадкого вида карлик, он пытается, грубо и неуклюже, схватить в объятия то одну, то другую из Дочерей Рейна. Они с легкостью ускользают и вышучивают его - сначала Воглинда, затем Вельгунда. Он глупо и бессильно злится. Наконец Флосхильда признаётся ему в любви - и вновь смеётся над ним. Альберих в ярости.

Но вдруг его взгляд привлекает к себе сияние, которое становится все ярче и ярче. Русалки снова с наслаждением плавают вокруг скалы. Вся река сверкает теперь ярким блеском золота. Сёстры, разговаривая между собой, рассказывают, что это золото Рейна. Отец приказал им охранять его. Но кто бы захотел украсть его? Правда, тот, кто скуёт из него Кольцо, сможет править миром, но при этом несчастный честолюбец навсегда должен будет отказаться от любви. Разве кто-то пойдёт на такое?
Однако прелестные русалки ошиблись. Их болтовню слышал Альберих. Со злобным воплем он начинает карабкаться за золотом. Дочери Рейна с криками разбегаются. Альберих вырывает золото из скалы и поспешно устремляется с ним в глубину.

На сцене воцаряется тьма. Дочери Рейна безнадежно погружаются в воды реки, из-под земли раздается издевательский хохот Альбериха. Всё исчезает во мраке, но затем туман начинает рассеиваться.

Сцена 2.

Встающая утренняя заря освещает на заднем плане прекрасный замок, которым увенчан высокий утес. Вотан, правитель богов, спит со своей женой Фрикой на склоне горы. Фрикка просыпается и видит замок, будит своего мужа, указывая ему на готовое сооружение, которое построили великаны и которое должно стать их божественным домом. "Вот он встал, радуя взор!" - восклицает Вотан. Но происходит ссора: сестра Фрики Фрейя, богиня юности и красоты, должна быть отдана в качестве платы великанам-строителям, Фафнеру и Фазольту. Фрикка считает, что плата эта слишком высока. Также она напоминает мужу о его внебрачных связях.

Ссора прерывается самой Фрейей; она поспешно вбегает, спасаясь от преследования великанов, которые требуют платы. Вотан же надеется, что ловкий и изворотливый Логе, бога огня, придумает что-нибудь, чтобы избежать этой неприятности, однако пока Логе нет. Фрейя зовет на помощь братьев. Входят великаны со своими требованиями. Вотан пытается тянуть время, говоря, что он и не думает отказываться от Фрейи. Великаны указывают, что Вотан не может отказаться от контракта, ведь его власть держится на силе договоров. Фро и Доннер появляются в тот момент, когда великаны намереваются силой забрать Фрейю, и Доннер со своим тяжелым молотом уже готов вмешаться, но Вотан останавливает его.

Наконец является Логе, искавший, но не нашедший замены Фрейе в качестве платы великанам. Логе хитёр и ненадёжен, как огонь: обузданный - охраняет, свободный - сжигает все. Особое неприятие он вызывает у Фрики. Но он рассказывает о золоте Рейна, о краже Альбериха, об обращении дочерей Рейна к Вотану за помощью и том, какую силу таит в себе выкованное из этого золота Кольцо. Это последнее обстоятельство тут же заинтересовывает не только Вотана, но и великанов, и даже Фрику.

Но Логе сообщает, что Альберих не медлил и уже выковал Кольцо - боги понимают, что на сей раз угроза возникла им самим. Великаны же ставят ультиматум Вотану, что, если он сможет достать им золото к наступлению сумерек, тогда они примут его как замену Фрейи. А пока что они забирают ее в качестве залога.

Белесоватый туман заполняет сцену, в нём боги постепенно приобретают блеклый и старообразный вид. Все стоят неподвижно, охваченные робостью и устремляя на Вотана взгляды, полные отчаяния. Объяснение этим метаморфозам дает Логе: каждый день Фрейя выращивала в своём саду золотое яблоко, дававшее богам молодость и силы, но с её уходом всё это закончилось. Вотан решает, что нужно идти в страну нибелунгов и так или иначе заполучить золото. Иронически ухмыляясь в сторону, Логе показывает ему путь, Вотан спускается вслед за ним в расселину, где начинает слышаться возрастающий шум кузнечной работы (удары молота по наковальне звучат на протяжении 28 тактов). Затем гул наковален пропадает. Вырисовывается глубокое подземное ущелье.

Сцена 3.

Это страна нибелунгов - мрачный пещерный Нибельхайм. Заполучив Кольцо, Альберих сделался абсолютным царём свои собратьев. Он запугивает их и заставляет добывать ему все больше и больше золота. Его брат Миме, трусоватый, но искусный кузнец, только что сделал чудесный золотой шлем, который делает невидимым или даёт другой облик тому, кто его наденет. Проделав это, невидимый Альберих, терроризирует и издевается над Миме.

Вотан и Логе застают обессиленного Миме, который горько жалуется им на брата, а также рассказывает про шлем. Вновь появляется Альберих. Сняв с головы шлем-невидимку и привязав его к своему поясу, он взмахами плети гонит толпу нибелунгов, нагруженных золотыми изделиями, накапливая клад для Альбериха. Миме он загоняет туда же, после чего возвращается к гостям - переодетым Вотану и Логе - и подозрительно всматривается в них (в оркестре вновь звучит лейтмотив ковки Кольца). Затем он обращается к гостям и хвастается своей силой, даже угрожает, что замышляет положить конец теперешнему правлению богов.

Хитроумный Логе говорит, что до них дошел слух о богатстве и чудесах нибелунгов, вот они и явились в Нибельхайм, чтобы убедиться, правда ли все это. Альберих, чтобы показать силу шлема, надевает его и превращается в исполинского змея. Но Логе, притворившись пораженным и испуганным, просит его превратиться во что-нибудь поменьше, и Альберих превращается в лягушку. Вотан наступает ногой на лягушку; Логе хватает ее за голову и берет в руки шлем-невидимку. Альберих принимает свой настоящий вид, извивается под ногой Вотана. Логе с Вотаном связывают его и уносят в расселину, из которой спустились. Теперь их путь лежит наверх, мимо кузницы, откуда вновь доносятся удары молота о наковальню. Облака и туман вновь заволакивают сцену.

Сцена 4.

Вновь поднебесные выси, где боги держали последний свой совет. Логе и Вотан удерживают пленённого Альбериха и говорят ему, что он может получить свободу в обмен на весь запас золота. Воспользовавшись своим волшебным Кольцом, карлик призывает нибелунгов принести все накопленное ими золото, что они и делают. Вотан, несмотря на отчаянное сопротивление Альбериха, срывает Кольцо с его пальца и надевает на свой. После этого Альбериха наконец-то освобождают. Но прежде, чем удалиться, он посылает Кольцу страшное проклятие: "На смерть обреченный, будет несчастный дрожать и день за днем в страхе томиться всю жизнь, властитель твой и твой жалкий раб: до тех пор пока ты опять ко мне не вернешься!"

Спускаются сумерки. Боги вновь собираются вместе. Великаны приводят назад Фрейю. Фазольт так сильно влюбился во Фрейю, что готов отказаться от золота. Но в конце концов он соглашается на сделку, согласно которой гора золота должна быть такой высоты, что скроет Фрейю. Логе и Фро торопливо набрасывают золото. Наконец, чтобы закрыть последнюю щель, Логе бросает в эту груду шлем. Но оказывается есть еще маленькое отверстие, сквозь которое можно увидеть глаз Фрейи, и Фафнер настаивает, чтобы оно было закрыто кольцом с пальца Вотана. Сначала бог отказывается, но неожиданно снизу является Эрда, богиня земли. Она предостерегает Вотана и убеждает расстаться с Кольцом: это единственный способ избежать проклятия Альбериха. Вотан, подумав, бросает Кольцо в груду золота, и тогда великаны освобождают Фрейю.

Фафнер и Фазольт начинают делить золото, у них возникает спор за обладание Кольцом. Тогда Фафнер тяжелым ударом убивает своего брата, сгребает все золото в мешок и удаляется (в оркестре звучит мотив проклятия - оно уже начало действовать).

Зато миновала опасность, нависшая было над богами. Бог-громовержец, Доннер, восходит на высокую скалу и машет своим молотом, созывая тучи. Молот ударяет, ослепительная молния озаряет сцену, затем следует сильный раскат грома. После чего тучи расходятся, и от ног Доннера и Фро перекидывается к замку мост радуги. В оркестре звучит музыка, известная как "Восхождение богов на Вальгаллу" - семейство богов шествует по этому мосту-радуге в свое новое святилище.

Лишь Логе остается. Он не питает иллюзий по поводу безопасности Вальгаллы. По ходу шествия богов снизу, оттуда, где течет Рейн, раздается грустное пение невидимых Дочерей Рейна, которым Вотан так и не помог.