Мариинское "Кольцо": 2003 - 2014

4
Средняя: 4 (2 голосов)
11. Гибель богов. Призыв Хагена

Концепция постановки – Валерий Гергиев и Георгий Цыпин
Художник-постановщик – Георгий Цыпин
Художник по костюмам – Татьяна Ногинова
Художник по свету – Глеб Фильштинский
Все картинки - с сайта Марииинки - уж что нашлось :-)

Сразу признаюсь: за эволюцией этой постановки я наблюдала только с лета 2008 года. Собственно, о единой именно постановке говорить не приходится - даже на моей памяти от спектакля к спектаклю все время что-то менялось, от простой разводки до костюмов и целых мизансцен. Тем не менее, марииинское "Кольцо нибелунга" все время сохраняло индивидуальность и узнаваемость, единый идейный и визуальный образ - ту самую гергиевско-ципинскую "концепцию", которая одна осталась сейчас на сайте театра в разделе "Постановщики". В позапрошлом году постановка претерпела было самые серьезные изменения усилиями очередного привлеченного режиссера англичанина Зельдина - доработки частично разрушили даже единство упомянутой концепции - но, по счастью, в процессе переноса на новую сцену Мариинки эти доработки исчезли, сменившись обычными мелкими подвижками.

Короче говоря, эта рецензия - не на конкретное представление (за минувшие годы я видела много разных с разными исполнителями и разной степени успешности), и даже не на конкретную постановку конкретного режиссера - это рецензия на то неизменное ядро, единый образ, который и представляет собой, в сущности, "Мариинское Кольцо".

Основная черта этого образа - архаичность, подчеркнутая гигантскими фигурами каменных идолов, присутствующих почти в каждой сцене. Идолы разные, от едва обработанных смутно антропоморфных или зооморфных каменюк до почти внятных изваяний, они стоят, лежат, висят в пространстве или даже используются в хозяйственных целях как подпорки стен и крыш - но везде представляют собой следы каких-то давно прошедших эпох, руины исчезнувших культов. Все действие "Кольца" протекает, по сути, на кладбище былых богов. С другой стороны, и само это действие столь же подчеркнуто отнесено в далекое прошлое: Хундинг одет буквально в шкуры, а племя Гуннара и Хагена, полуголые раскрашенные дикари в пышных юбках - ни под каким видом не гунны, а кто-то на несколько тысяч лет древнее. И это придает сюжету мифологический масштаб, ощущение бездны времени и самого движения этого времени, вечности и цикличности. Золото Рейна

Собственно, нельзя сказать, что у Вагнера этой идеи нет - ведь боги Валгаллы, по сути, делят наследие ушедших эпох. Отец Рейн смог создать и оставить потомкам нечто, дающее власть над миром, Эрда, знающая, что было и будет, породила Норн, плетущих судьбу всего сущего - а сменившее их поколение слабых, но амбициозных "богов" оказалось способно только использовать доставшееся им наследство, передраться из-за него и уничтожить, не оставив последующим поколениям ничего, кроме новых руин.

В мариинском "Золоте Рейна" молодые и ещё полные энтузиазма боги роскошно одеты - эффектные, ниспадающие красивыми складками светлые яркие одежды напоминают не то древних греков, не то ассиирийцев (что особенно впечатляет на фоне грубо вырубленных идолов), а в финале, направляясь, после всей суеты с великанами и выкупом Фрейи, в свежеотстроенную Валгаллу, надевают головные уборы, напоминающие зооморфных древнеегипетских богов - жалкие тщеславные карлики, рядящиеся в маски исчезнувшего величия. С другой стороны, настоящие карлики нибелунги (которых в Мариинке честно играют дети) - тоже любопытно одеты в мешковатые штаны, жилетки и длинные фраки, золотой фрак Альбериха аж метет фалдами по полу. Нибелунги трудолюбиво стучат молоточками - не по чему-нибудь, а по мелким, маленьким идолам, похожим на неолитических "баб". Куют новых идолов, новые ценности грядущего мира? Эти мелкие идолочки тоже подрастают почти в каждой сцене, освещают глубины Рейна, подмигивают на заднем плане валькириям, подпирают стол Хундинга - а в финале "Гибели богов" оказываются на спинах очередных рухнувших кумиров...

Ещё любопытный пласт смысла: в "Золоте Рейна" идолы не стоят и не валяются - а горизонтально висят в пространстве, иногда перемещаясь друг относительно друга, словно в невесомости. Он ещё не настоящий - мир великанов и подземных карликов, мир богов и чудес - в нем ещё не действуют физические законы. Лишь в финале, на последний тактах "Золота" висящие идолы вдруг начинают испытывать земное притяжение, проламываясь и отвисая в середине - первый предвестник грядущего заката. В "Валькирии" ещё остается место чудесам. Из полусидящих идолов уже собран дом Хундинга, крылатые ангелоподобные идолы окружают место боя Хундинга и Зигмунда, а грубо зооморфные - утес валькирий, но над этим утесом, куда валькирии свозят души павших героев, ещё парит огромная безголовая фигура, вращаясь в темпе "полета". Лишь когда Брунгильда приводит в круг волшебных дев живую реальную Зиглинду, чудеса заканчиваются и здесь, и последний парящий гигант опускается на землю. Ковка меча

В "Зигфриде" уже почти все былые идолы лежат, используясь, в лучшем случае, по хозяйству или просто валяясь в качестве скал и камней. Но мы все ещё в пространстве "богов", мы смотрим на мир глазами богов и нибелунгов, для которых люди - только средство решения их собственных задач. (Характерно, что даже в ритуальных вопросах, которые Миме задает Путнику, люди не упоминаются - на вопрос, кто живет на поверхности земли, правильный ответ - великаны, хотя этот ритуально "правильный" ответ давно не соответствует действительности). Поэтому и идолы в первых трех операх - это либо ещё не забытые, либо окончательно поверженные останки прежних религий. Однако, в "Гибели богов" фокус действия окончательно перемещается в мир людей, и теперь идолы, окружающие дворец Гуннара - это нынешние, действующие боги глазами уже людей. Сам этот мегалитический дворец с плоской крышей, уставленной мелкими идолочками, в масштабе окружающих его больших идолов выглядит столом, за которым "пируют" боги. И в финале закономерно падают уже эти идолы - под тяжестью новых ещё более мелких божков...

В отличие от некоторых современных режиссерских трактовок, где боги Валгаллы, одетые в мундиры или костюмы с галстуками, ничем принципиально на вид не отличаются от людей, и поэтому конфликты сводятся, по сути, к проблемам власти людей над людьми - костюмы мариинской постановки подчеркивают огромную "цивилизационную" пропасть между богами (и даже нибелунгами) - и людьми. Тем эффектнее воспринимается зависимость этих носителей абсолютной, бесконечной, поистине божественной власти над людьми - от свободной воли этих самых людей. Зависимость - и одновременно угроза, которую они от этой свободной воли ощущают и которая, в конце концов, оказывается оправданной. В последний раз я вдруг, слушая "Валькирию", обнаружила множество идейных и сюжетных параллелей между "Кольцом" и недавно перечитанным ахейским циклом Олди: "всесильные" боги нуждаются в помощи смертных героев, долго их создают и пестуют, чтобы использовать в своих целях - а когда планы приводят к успеху, сами боги уже оказываются не нужны, и предательство лишь ненадолго тормозит их падение.

Такого рода пластов и ассоциаций можно накопать ещё много. Мариинская концепция "Кольца" - комплект сценографии, костюмов и света - представляет собой мощное и содержательное самостоятельное художественное высказывание, многослойное и многозначное, которое можно долго и по-разному считывать и расшифровывать. В других отзывах м рецензиях на постановку мне встречалось множество разнообразных соображений о символике количества и взаимного расположения идолов в разных сценах, "опутывания" их нитью норн, внезапно разгорающихся и гаснущих глаз или пульсирующих сердец (в каменных идолах!) и так далее, и так далее... По слухам (вернее, по рецензиям на самые первые представления 2003 года, которых я не видела) первоначально было заявлено, что концепция опирается, в том числе, на осетинский эпос, отчего рецензенты бросились оный изучать и ещё много всякого накопали о символике изначального "рейнского золота" в виде клубка золотой нити и т.п. В любом случае, несомненно, что в постановочной концепции нет недостатка в идеях - масштабность и мощь которых вполне соразмерна масштабу вагнеровской тетралогии.

Клятва Что же касается собственно режиссерского воплощения этой концепции... В ней тоже хватает оригинальных идей и находок - например, активное использование балета. Балет, представляющий воду, огонь, кольца змея и т.п. - который так восхитил многих в последнем ЛаСкаловском "Кольце" - впервые встретился мне именно в мариинской постановке. Хотя не могу сказать, что это представление сильно впечатляет именно с балетной точки зрения: это, скорее, статично-символичное "указание" на изображаемый объект, больше опять художественными средствами типа разноцветных светящихся головных уборов, чем действительно воплощение, например, идеи огня языком балета. Мариинское "Кольцо" - в преобладающей степени продукт художников, чем кого бы то ни было другого, режиссеров или балетмейстеров.

Поэтому, возможно, некоторые странности сохраняются годами, несмотря на постоянные изменения и доработки. Например, вышеупомянутый парящий над утесом валькирий идол первоначально опускается вдоль сцены. Именно на него запрыгывает с разбегу разъяренный Вотан, именно перед ним сбиваются в кучку испуганные валькирии... Но когда Вотан валькирий прогоняет, "испуганные девы", вместо того, чтобы с визгом убегать (хотя визг-то они честно издают :-)) - поднимают лежащего вдоль сцены идола и поворачивают его поперек, открывая заодно на его "груди" уютную ямку для сна Брунгильды. В музыке кони валькирий в панике галопом мчатся прочь и стук копыт затихает вдали - а сами валькирии в это время, не торопясь, кантуют многотонную на вид каменюку, после чего спокойно уходят за кулисы. Этот контраст неизменно и неизбежно вызывает (в самый, между прочим, напряженный момент) хихиканье в зале. На мой взгяд, какой бы сакральный смысл ни вкладывал автор этой идеи в первоначальное расположение идола не поперек, а вдоль сцены - оно того не стоило. Кроме всего прочего (хотя вопиющее несоответствие музыке в этой сцене - само по себе криминально), легкость, с которой хрупкие девушки перемещают идола, разрушает и идею "материализации" мира чудес. Я уж не говорю, что опасное прогибание и даже потрескивание "идола", когда по нему скачут Брунгильда, Вотан и, в следующей серии, Зигфрид - само по себе порождает сомнения в его достоверности :-).

Некоторые странности, увы, появляются и в процессе доработок. Я всей душой рада, что в постановке этого года исчезли нововведения, внесенные два года назад Зельдиным, но зато появилась, на мой вкус, совершенно излишняя натуралистичность в некоторых балетных сценах - например, в изображении собак Хундинга. Да, раньше не всегда было понятно, что за невнятные тени вокруг Хундинга ползают - а теперь совершенно очевидно. что это собачки. Замечательные собачки, в головных уборах характерной формы, с характерными движениями и поведением, они лежат, сидят, обнюхивают Зигмунда, вычесывают блох - и весьма развлекают зрителей, скучающих на опере... А уж в сцене превращения Альбериха в змея вообще появилась целая бутафорская голова этого змея... Но, увы, излишняя бутафория и натуралистичность напрочь убивают саму идею использования балета :-(.

Однако, несмотря на все (по сути, не столь уж многочисленные) недостатки и странности, постановка обладает одним редким качеством: она в самом деле заставляет зрителя задумываться о глобальных философских и нравственных проблемах, затронутых в "Кольце нибелунга". Причем, что тоже характерно для настоящего произведения искусства, её можно смотреть несколько раз, в разном возрасте, с длинными промежутками - и каждый раз находить для себя что-то новое, улавливать значение пропущенных ранее деталей, вдруг открывать новый угол зрения или пласт смысла, замечать новые ассоциации. И это здорово!

Не шедевр, но хорошо!

4

Не шедевр, но хорошо!

А там поют вообще по ходу?

А там поют вообще по ходу? Просто есть такое устарелое представление, что в опере вроде как поют иногда и оркестр играет... А картинки красивые, это да, никто не спорит.

Поют. Но я специально указала

Поют. Но я специально указала "во первых строках своей рецензии", что это рецензия - не на конкретное исполнение и даже не на конкретную постановку (потому что она "плывет"), а на художественную концепцию. Потому и картинки, в основном.

Что же касается исполнения - по-разному. Вотана в ЗР поет, чаще всего, Никитин - и, на моей памяти, всегда хорошо поет. В "Валькирии" и "Зигфриде" пели Тановицкий (раньше мне нравилось, а последний раз разочаровало), Кит (один раз мне очень понравилось, а один раз - не очень) и тот же Никитин. Логе последний раз пел Горшков - замечательно, а раньше мне очень нравилось, как Попов эту роль исполнял.

Зигмунд у нас почти неизменный - Август Амонов. Исполняет раз от разу все лучше (хотя, увы, не худеет :-( ) - в последний раз произвел на меня совсем хорошее впечатление. Зиглинда мне до сих пор больше всего нравилась в исполнении Млады Худолей, хотя, опять же, в последней "Валькирии" мне очень понравилась в этой роли Леся Алексеева. Брунгильду в "Валькирии" и "Зигфриде" поют Сергеева (с переменным успехом, но иногда очень эффектно) и Савова (стабильно, хоть и без особого блеска). Брунгильду в ГБ на моей памяти поет, почему-то, только Гоголевская - поначалу, говорят, было очень хорошо, и, зная темперамент Гоголевской, в это легко поверить, но хриплости в последние годы, на мой вкус, перебор.

Зигфрида в "Зигфриде" поет, чаще всего, Захожаев, и очень неплохо. Хотя один раз я видела в этой роли Стеблянко - ему, увы, скакать козликом уже было тяжеловато, но звучал тоже хорошо. В ГБ Зигфрида поет чаще всего Луцюк - и тоже очень неплохо обычно. Хагена почти всегда исполнял Тановицкий, и мне всегда очень в этой роли нравился - а последнюю ГБ я проболела, поэтому не знаю, как сейчас.

Гергиев тоже дирижирует по-разному. Иногда бывает в ударе - и тогда все зрители готовы простить остальным исполнителям что угодно :-). А иногда то ли он сам не в форме, то ли не в настроении - и тогда как-то все не то, и ко всем хочется попридираться :-)). Хотя в последних ЗР и "Валькирии", когда Гергиев зависал на Олимпиаде, дирижировал Кристиан Кнапп, и мне тоже понравилось. Вот так, в общем

Мариинка, "Кольцо", март-2015

Пробегусь вкратце: Гергиев был "в ударе" на "Валькирии" и на "Гибели Богов", "Золото" и "Зигфрид" понравились меньше.
Зигмунда пел Дмитрий Воропаев, штатный Лоэнгрин Мариинки. Пел интересно, необычно, но местами не дотягивал до нужного уровня. Но Млада Худолей рядом с ним слушалась весьма бледненько.
Ольга Сергеева откровенно не понравилась. Гоголевская, хоть и хрипло пела, но начиная со второго акта видимо и дирижер "разыгрался", и Брунгильда распелась,и уже на все эти мелочи внимания особого не обращалось, а финал вышел просто фееричным.
Михаил Векуа в "Зигфриде", в роли главного героя был прекрасен - и игрой на сцене, и вокалом. Его преемник Андреас Шагер в "Гибели богов" был похуже, но вполне на уровне.
Совсем не понравилась Злата Булычева в роли Эрды. Роль маленькая, но на мой взгляд очень важная, и могли бы туда найти кого-нибудь с подходящим голосом (кроме Ольги Бородиной никто в голову не приходит).

"Золото Рейна" 17 марта 2016 года

Дирижер – Валерий Гергиев
Вотан – Алексей Тановицкий
Логе – Михаил Векуа
Альберих – Эдем Умеров
Миме – Андрей Зорин
Фазольт – Эдуард Цанга
Фафнер – Павел Шмулевич
Фрика – Екатерина Семенчук
Фрейя - Анастасия Калагина
Эрда – Анна Кикнадзе
Дочери Рейна:
Воглинда - Жанна Домбровская
Вельгунда - Ирина Васильева
Флосхильда - Надежда Сердюк

Начало было правильно-невыразительным. Увертюра, русалки... Русалки пели отлично! А вот Альберих Эдем Умеров что-то пытался шептать сквозь оркестр, но Валерий Абисалович видимо решил, что лучше уж пусть будет его не слышно, чем слышно ТАК, и просто играл на уровне вокала дочерей Рейна. Дальше гном скрал золотишко, и следующая картина - боги.
Вотана у нас сегодня считай что не было. Тановицкий не тянул, от слова "совсем". А вот Фрика Екатерина Семенчук, напротив, пела очень даже хорошо. На удивление неплохо выступили Фазольт и Фафнер - Эдуард Цанга и Павел Шмулевич. А Логе пел и играл просто отлично.
Так потихоньку добрались до Нибельхайма. "Сорок наковален" прозвучали в записи, очень неестественно и скомканно. Миме очень натурально сыграл и хорошо спел ужасы подземного царства во главе со своим братцем Альберихом. Потом дракон, жаба, плен Альбериха, боги возвращаются домой, и...
Тут я не знаю что произошло, как будто свет над оркестровой ямой воссиял. Гергиев начал играть Вагнера. Мощная вагнеровская энергетика просто заполнила зал! Даже Умеров запел! Тановицкий правда не поддался :)
Анна Кикнадзе в роли Эрды выступила откровенно слабо. Каждый раз удивляюсь - ведь это эмоционально кульминационный момент оперы, неужели на эту 10-минутную роль нельзя поставить хорошую певицу?
Свет над оркестром держался до восшествия богов в Валгаллу, и за 5 минут до финала, как только допели Доннер и Фро, и боги проследовали в Валгаллу - как будто выключателем щелкнули. Финал, с Логе и русалками доиграли просто "на автомате", при этом русалки "за кадром" пели заметно невпопад, но это было уже не важно.
Финальный аккорд, занавес, аплодисменты, цветы...
Завтра "Валькирия".

"Валькирия", 18 марта 2016 года, Мариинский-2

ИСПОЛНИТЕЛИ

Дирижер – Валерий Гергиев
Зигмунд – Дмитрий Воропаев
Хундинг – Павел Шмулевич
Вотан – Владимир Феляуэр
Зиглинда – Млада Худолей
Брунгильда – Ольга Савова
Фрика – Екатерина Семенчук
Валькирии:
Герхильда - Жанна Домбровская
Ортлинда - Ирина Васильева
Вальтрауда - Елена Витман
Швертлейта - Лидия Бобохина
Хельмвига - Татьяна Кравцова
Зигруна - Варвара Соловьева
Гримгерда - Анна Кикнадзе
Росвейса - Эвелина Агабалаева

Начали, как всегда, на 20 минут позже :) Без какой-либо раскачки, как будто только что закончили играть где-то в ином пространстве, сразу погнали "с места - в карьер", мощнейшая энергетика - с первых аккордов. Первый акт - просто образцово-показательный! Неторопливые темпы, виртуозная игра темпами, паузами, идеальное взаимодействие оркестра с вокалистами. Зиглинда - Млада Худолей, и Хундинг - Павел Шмулевич - были превосходны с первой секунды и до финала. Особенно запомнился Хундинг - громогласный голос и виртуозная игра, показавшая этого отрицательного персонажа сильным человеком, имеющим понятия о чести и благородстве, и даже испытываешь сожаление, что он становится случайной жертвой "разборок" богов и людей.
Зигмунд - Дмитрий Воропаев - также показал идеальное владение голосом и шикарную актерскую игру, хотя, на мой взгляд, роль эта не совсем подходит под его тембр голоса. Как сказал сосед в антракте, "ощущение, что Ленский поет Зигмунда" :D. Тембр его голоса чем-то напоминает тембр Ивана Козловского, и если Лоэнгрина Козловский пел, хоть и не обычно, но вполне убедительно, то про Зигмунда мне такой факт неизвестен.
В финале первого акта напряжение достигло максимума, и еще доли секунды после финального аккорда в зале стояла абсолютная тишина, разразившаяся шквалом аплодисментов.
Второй акт начался с превосходного исполнения увертюры (одно из моих любимейших мест "Валькирии"), а потом "прискакала" Брунгильда. Диалог Брунгильды - Ольги Савовой, и Вотана - Владимира Феляуэра, выглядел как бесконечная напряженная попытка дирижера сдерживать "рвущийся в бой" оркестр, подстраивая его под скромные возможности Брунгильды.
Сцена препирательств Вотана и Фрики исполнена отлично - мастерски, с юмором, особенно убедительна оказалась Фрика в исполнении Екатерины Семенчук. И не удивительно, что Вотан был "зажат в угол" и "положен на лопатки" - против такой силы устоять невозможно ;)
А вот диалог Брунгильды и Зигмунда выглядел достаточно бледно - несмотря на все попытки дирижера "сдерживать" громкость оркестра, Брунгильда то и дело "тонула" в музыке. Возможно из-за этого сцена битвы и финал показались мне несколько "скомканными".
Увертюра третьего акта, знаменитый "полет валькирий", исполнена и оркестром, и вокалистками просто образцово-показательно. Мариинскому театру удалось невозможное - собрать в одной сцене восемь хороших вокалисток. Это дорогого стоит - далеко не всегда это получается даже в Байройте.
А вот дальнейшее действо, особенно длинный диалог Вотана и Брунгильды, я постоянно невольно сравнивал с другими виденными мною исполнениями. Увы, не в пользу вчерашнего. Владимир Феляуэр не показал достаточной гибкости голоса, звучал достаточно грубо, и если в тех местах, где нужно было показать гнев, твердость - это было уместно, то сцена прощания с Брунгильдой откровенно не получилась. Финал, с заклинанием огня, несколько подправил впечатление, но все же уже ощущалась усталость и в исполнителях, и в оркестре. Аплодисменты начались, как только занавес стронулся вниз, а оркестр еще доигрывал заключительные аккорды.
Впрочем, далеко не все "дожили" до третьего акта. По ощущениям, во втором антракте ушел наверное каждый пятый, если не больше. Сосед мой вообще только на второй акт появился - спрашивается, зачем приходил? Впрочем, я так понял, что билеты им подарили.
В общем и целом - второй день "Кольца" более чем удался. Жаль, конечно, что не было первоначально заявленного в роли Вотана Виталия Ковалева - это наверняка была бы феерия. Надеемся услышать его в "Зигфриде" 25 марта.

"Зигфрид", 25 марта 2016 года, Мариинский-2

ИСПОЛНИТЕЛИ

Дирижер – Валерий Гергиев
Зигфрид – Михаил Векуа
Миме – Андрей Попов
Вотан – Владимир Феляуэр
Альберих – Эдем Умеров
Фафнер – Павел Шмулевич
Эрда – Злата Булычёва
Брунгильда – Ольга Сергеева

Начало назначено было на 17-00, начали почти без опозданий, в 17-10.
Первый акт прошел как-то странно. Оркестр четко и слаженно играет что-то свое, на сцене что-то происходит, певцов временами почти не слышно, субтитры живут своей жизнью - расхождение по полминуты, если не больше. Какого-то драйва, обычно имеющего места от связки Вагнер-Гергиев, не ощущалось, хотя и криминала не было.
Михаил Векуа играл и пел просто лучше всех! Браво!!!
Андрей Попов в роли Миме тоже отлично выступил. А вот обещанного Виталия Ковалева в роли Вотана мы так и не увидели, за него отдувался все тот же Владимир Феляуэр. Пел неплохо, но "без огонька", как-то устало и отрешенно. Впрочем, согласно сюжету...

Вообще "Зигфрид" - не самая "драйвовая" вещь, даже среди вагнерианцев она в числе нелюбимых - кроме сцены ковки меча, по большому счету, в ней и нет ярких моментов. Видимо поэтому и исполняется она чаще всего достаточно формально, и состав на нее подбирается не самый сильный. Впрочем, возможно, что мне не везло, и я не слышал нормального исполнения.

Второй акт с точки зрения сценографии выполнен откровенно слабо. Ярким моментом была перебранка Миме и Альбериха. Альберих - Эдем Умеров, выступил в этот раз на удивление ярко. Дракона Фафнера пел Павел Шмулевич, пел из-за сцены в микрофон. Яркой "картинкой" это тоже не сопровождалось, поэтому тут без комментариев.
Вот птичка (Анна Денисова) хороша! И голосом, и костюмом, и цветовыми спецэффектами. Остроумно решена сцена, когда Зигфрид пытается заговорить с ней на ее языке, взяв у нее флейту и что-то невпопад в нее дуя.

Третий акт начался отлично. Сцена общения Вотана с Эрдой исполнена неплохо, хотя конечно с Эрдами беда, причем не только в Мариинке - вообще. Роль короткая, но требует очень сильную исполнительницу меццо-сопрано, и понятно, что ради 10 минут Ксению Дудникову или Ольгу Бородину не позовут. Впрочем, Злата Булычева спела вполне прилично.
Дальше встреча Зигфрида с дедулей-Вотаном - тоже сыграна и спета отлично: молодой-горячий, не знающий страха, спешит вызволять невесту с огненной скалы - а тут какой-то старый хрыч в шляпе и с копьем, еще и одноглазый, с вопросами пристает. А тут еще вдруг выясняется, что этот старикан его батю Зигмунда заколбасил - прочь с дороги! И копье в щепы!

Сцена встречи с Брунгильдой шла неплохо, Зигфрид очень естественно изображал восьмиклассника, боящегося с одноклассницы снять лифчик, и вообще не знающего, с какой стороны к ней подойти. Все шло отлично, пока Ольга Сергеева, игравшая Брунгильду, петь не начала. Зачем он ее разбудил??? Вот тут-то уши и завяли и свернулись в трубочку, хотелось просто встать и уйти. Кошмар январского "Града Китежа" повторился - ноты, в которые эта певица попала, можно было пересчитать по пальцам. Это издевательство над Вагнером и ушами зрителей продолжалось до самого конца. Когда Зигфрид и Брунгильда наконец сплелись в финальных объятиях - зал потопил оставшиеся минимум 30 секунд оркестра в аплодисментах, на радостях, что партия Ольги Сергеевой наконец закончилась.

"Гибель богов", 26 марта 2016 года, Мариинский-2

ИСПОЛНИТЕЛИ

Дирижер – Валерий Гергиев
Зигфрид – Андреас Шагер
Гунтер – Эдуард Цанга
Хаген – Павел Шмулевич
Альберих – Эдем Умеров
Брунгильда – Лариса Гоголевская
Гутруна – Екатерина Шиманович
Вальтраута – Ольга Савова

Ну вот и закончилось очередное "Кольцо". Каждый раз, когда закрывается занавес, зажигается свет и стихают аплодисменты, остается чувство, что только что завершилась очередная большая эпоха в оперной жизни. Вообще, было бы очень логично на открытие сезона по традиции давать "Хованщину", а закрывать сезон именно "Кольцом нибелунга". Я, честно, не понимаю, как можно после "Гибели богов" на следующий день играть Доницетти :)

Вчера пели ВСЕ! Даже Эдуард Цанга пел. Без замен правда не обошлось - заявленный на роль Альбериха Николай Путилин был заменен на изрядно уставшего за предыдущие дни Эдема Умерова. Усталость, впрочем, ему не помешала выступить вполне прилично. А вот в оркестре, несмотря на все усилия маэстро, чувствовалась некоторая усталость и "разболтанность", особенно в медных духовых на тихих моментах. Темпы, взятые дирижером, менялись от медленных до очень медленных, из-за этого некоторые моменты получились просто шикарно - сцена с норнами, ночной разговор Альбериха с Хагеном, но местами действие откровенно "провисало". Ожидаемо неплохо получился второй акт, массовые сцены с хором - это сильное место Мариинки вообще, и Гергиева в частности.
Вторая половина третьего акта, с момента убийства Зигфрида - это кульминация всего цикла, и после этого главное - удержать энергетику, естественным образом "выплеснутую" в зал оркестром во время исполнения знаменитого похоронного марша, до самого финала - а это сцена оплакивания Зигфрида Брунгильдой, и сцена восшествия на погребальный костер. Вчера это почти получилось. Говорю "почти" - потому что осталось ощущение на уровне "чуть-чуть не дотянули".

Безусловным открытием этого "Кольца" стало участие Павла Шмулевича. Это уникальный, очень сильный бас! Я даже не знаю, с кем его можно сравнить! Бас очень необычный, не "классического" типа, а скорее я бы его назвал "комическим басом". Худенький, маленький - но с мощным низким голосом. Хаген, Хундинг - лучшие из мною слышанных. Очень легко могу его представить Даландом в "Летучем Голландце". Фридрих фон Тельрамунд или королевский глашатай в "Лоэнгрине". Лепорелло - хоть "прям щас". В общем - очень интересный певец, надо будет посмотреть, что и где он поет.

Брунгильда - Лариса Гоголевская. Этим все сказано! Я каждый раз поражаюсь, слушая ее. Вроде и голос хриплый, и диапазон часто не достаточный, и внешность далека от модельных стандартов, но в вагнеровских партиях ей равных нет! Ортруда, Брунгильда, особенно Изольда! Какая-то дикая, первобытная, на грани истерики, энергетика! Кто ее слушает впервые - реакция на уровне "что это было"? Наверное, как с Дмитрием Степановичем ;D. Но потом начинаешь специально выискивать ее имя в афише, и чаще всего оно идет в одном списке с Гергиевым, в репертуаре Вагнера или Рихарда Штрауса. Было бы шикарно ее услышать в паре с Шмулевичем, например в "Лоэнгрине" - будем искать :)

upd: в Мариинском "Лоэнгрине" Павел Шмулевич поет короля Генриха Птицелова. Никогда бы не подумал :)

Андреас Шагер - приглашенный мариинский Тристан и Зигфрид - в этот раз не явил чего-то супер-выдающегося. Спел громко, в ноты попадал, оркестр перепевал удачно, несмотря на все попытки "заглушить". В общем, как ни странно, Михаил Векуа мне в "Зигфриде" больше понравился - он какой-то более живой, хотя и голосом с Шагером не сравнится.

Публика вчера похоже все-таки "поймала поток" - сидели тихо, телефоны не звонили, в антрактах почти никто не ушел, после финала аплодировали долго, громко, до последнего момента, и в гардероб по головам не ломились. Похоже, Гергиеву удалось вырастить среди зрителей театра сообщество подготовленных вагнерианцев. Это также подтвердила знакомая билетерша, работающая уже на четвертом "Кольце" - говорит, что уже больше половины зрителей опер Вагнера, особенно на "Кольце", в лицо узнает.

Спасибо любимому театру за очередное событие года! Каждый раз, на следующий день после "Гибели богов", думаешь: ну сколько можно, в следующий раз точно не поеду! А потом, в августе, публикуется афиша на следующий сезон, и первым делом выискиваешь знакомое название, и нажимаешь кнопку "купить билет". И остается подождать всего лишь семь месяцев ;D

Голоса...

Согласна совершенно: Михаил Векуа - просто великолепен! (из года в год). Восторгов в адрес г-жи Гоголевской никак не понимаю. Но однако же трудно решить, кто хуже из них двоих (Гоголевская или Сергеева). Каждый раз кажется что хуже та, которую слушаешь вот сейчас. Что касается басов (которые в Мариинке имеются всякие-разные,и в основном, прекрасные), то есть Евгений Никитин - и все остальные.

Никитин, Шмулевич и Гоголевская.

Восторгов в адрес г-жи Гоголевской никак не понимаю
Не могу объяснить, даже сам себе. Может, это "Стокгольмский синдром"? :) причем года полтора назад я так же, как Вы, про нее рассуждал. А переломным моментом стал прошлогодний " Тристан" с Изольдой-Гоголевской.
По поводу Никитина и Шмулевича - их нельзя сравнивать, они слишком разные. Если Никитин - идеальный Голландец, то на этом же спектакле идеальным Даландом был бы Шмулевич.

Честно говоря,

Честно говоря, я Никитина ни с кем сравнить не могу. Для меня это просто оперный бог. Если он про чижика-пыжика будет петь - куплю билет и буду сидеть слушать. Да что там чижика-пыжика, даже додекафонию с ним пришлось вытерпеть.

Может, действительно, в "Тристане" Гоголевская вдруг хороша. Однако "Тристана" мариинского, каюсь, не слышала. Не могу преодолеть психологический барьер из-за постановки. Даже прошлогодний билет поэтому пропал. Просто не смогла себя заставить пойти - и все. У меня с юности отношение именно к этой вагнеровской опере особенное из-за обстоятельств, которыми сопровождалось первое знакомство с ней. И если я могу с юмором отнестись к тому, что очередной художник-постановщик кистью сонной картину гения чернит в случае с михайловским"Голландцем" или берлинским "Парсифалем", то наблюдая черняковщину на "Тристане", не поручусь за собственные реакции.

Гоголевская

Я слышал Гоголевскую в роли Изольды. Не понравилась. Старается, пыжится, вроде бы все ноты берёт, но не зал. А вот когда я услышал в роли Изольды Ларису Шевченко, я действительно был потрясён. Девушка, с которой я ходил на концерт (это был не спектакль, а концертное исполнение оперы), тоже была в восторге. Гоголевская не идёт с ней ни в какое сравнение.

А кто были Тристан и Брангена

А кто были Тристан и Брангена в этом концертном исполнении?

Брангена не помню, а Тристан

Брангена не помню, а Тристан Стеблянко. Причём третий акт Стеблянко пел больной, и певец вызывал больше сочувствия, чем исполняемый им персонаж.

Зигфрид 10.12.2016

Значит так.

То ли акустика в Мариинском-2 (где раньше не был) не очень, то ли я сидел неудачно (5 ряд партера), то ли я слишком привык к вылизанным караяновским и булезовским записям, но певцов было слышно плохо. В основном было слышно всякие шипящие согласные, окончания наподобие cht, а голоса терялись, особенно на нижних нотах. Смычковые тоже было слышно плохо, всё забивала медь. В целом было ощущение слишком большого пространства, в котором исполнители теряются, не только акустически, но и визуально тоже. Хотя, если абстрагироваться от музыки, сам зал был вполне себе нарядный. Но это огромное пространство явно не идёт на пользу опере, в которой отсутствуют масштабные сцены и минимальное количество персонажей.

Ещё сильно мешало то, что из партера были видны софиты. Они не давали погрузиться в атмосферу спектакля, выпячивая из сказки её внутренности. Это усугублялось отсутствием задника, и за огромными статуями, которые представляли собой декорации, просматривались очертания границы сцены. В итоге вместо чего-то величественно-эпичного визуальный ряд получился претенциозно-аляповатым.

В противоположность оформлению самой сцены, очень хороши были костюмы. Особенно меня порадовал костюм Эрды, напоминающий пятиметровую часовую стрелку. Певица, исполняющая эту партию, ещё и медленно вращалась на сцене, имитируя движение часов судьбы. Правда, у неё присутствовала качка в голосе, временами доходящая до такого ощущения, что голос вообще прерывается, как будто она заикается на длинных нотах. Возможно, эту претензию стоит отнести на счёт акустики зала. Так же хорошее решение было с птичкой, которую сначала исполняет флейтистка на сцене, а потом певица в таком же костюме.

Откровенно провальными в постановке мне показались три вещи, две в первом акте и одна во втором. В первом акте исполнитель партии Зигфрида явно не выучил партию наковальни, и его движения, когда он стучал по мечу на сцене молотком, не соответствовали звучанию наковальни в музыки. Во время плавки Зигфрид делал движения, будто подбрасывает уголь в огонь лопатой. Лопата была, махание ею было, а вот угля не было. Наконец, махание мечом в воздухе вместо битвы с драконом (которого ещё и поют из-за кулис в микрофон) для такого серьёзного театра, как Мариинский - это просто позор. Откровенная халтура, которую не списать на концептуальность.

В целом, сценически третий акт явно выделялся в лучшую сторону, такое ощущение, что его ставил другой режиссёр. И более осмысленное использование балета для изображения огня, и статуи на сцене казались дополнением к лейтмотивной системе, и свет (если абстрагироваться от видимости софитов) был сделан в тему, подчёркивая драматизм ситуаций. Хотя в целом спектакль выглядел чересчур тёмным.

Что касается вокала, то кроме Эрды, у меня ни к кому не возникло особых претензий. К сожалению, налички, чтобы купить программку, у меня не было, и я запомнил только, что Альбериха пел Умеров, Зигфрида Векуа, а Брунгильду Сергеева. Больше всех понравился Миме, но и к остальным исполнителям особых претензий не возникло. На записи меня бы, наверное, это не устроило, но для живого исполнения потянет. Даже Ольга Сергеева, от которой я, помня прошлые отзывы, ожидал чего-то ужасного, спела вполне достойно. В роли Брунгильды она мне даже показалась несколько похожей на Гвинет Джоунс, чья Брунгильда - признанный шедевр исполнительского искусства. Ещё стоит отметить, что Векуа изображал импульсивного подростка весьма убедительно, особенно как он в конце второго акта улепётывал за птичкой. Правда, рановато занавес опустили, и красивейшая кода утонула в аплодисментах.

Да, Андрей Попов прекрасен в роли Миме

Да, Андрей Попов прекрасен в роли Миме. Насчет акустики - не замечала, чтобы в гергиевской "Валгалле" (новой Мариинке) были с ней проблемы.

Насчет акустики - не

Насчет акустики - не замечала, чтобы в гергиевской "Валгалле" (новой Мариинке) были с ней проблемы.
Есть там проблемы, особенно в партере. Я сам не проверял,но завсегдатаи указывают конкретные места-ряды

Гибель богов 11.12.2016

В принципе, после "Зигфрида" я уже был готов к вырвиглазному отстою. Кстати, забыл упомянуть в предыдущем отзыве, что микрофон, в который пел исполнитель партии Фафнера, ещё и фонил.

В целом, таких откровенных сценических проколов, как в "Зигфриде", в "Гибели богов" не было. Кроме того, сидел я в 13 ряду, и софиты мешали меньше. Но на звук это не повлияло: певцов не стало слышно лучше. Мелкие сценические неполадки были: во втором акте субтитры включили не сразу, а минут через 10 после начала, в третьем акте Гунтер начал корчиться раньше, чем его настигло копьё Хагена. Кроме того, сама мировая катастрофа, которой заканчивается опера, была визуализирована крайне скромно: всё свелось к тому, что статуи богов накренились, а сцена была освещена красным светом. Как и в "Зигфриде", ощущение было такое, что деньги, на которые планировалось приобрести нормальную бутафорию, были потрачены на дачи каких-то сотрудников театра. Правда, во втором акте визуальное оформление с платформой на колёсах, первобытными костюмами и кривыми деревянными копьями, напротив, выглядело великолепно. Я бы даже сказал, что такое визуальное решение, напротив, оправдывало грубоватую безыскусность музыки второго акта, которую я привык считать недостатком оперы. Хотя окончательно это не позволило избавиться от скуки, и досидеть до конца самого короткого второго акта было куда тяжелее, чем до конца самого длинного первого, даже несмотря на то, что там тоже есть место, на котором я обычно скучаю, даже когда слушаю эталонные записи (сцена Брунгильды с Вальтраутой).

Но насколько этот спектакль был лучше сценически, по сравнению со вчерашним, настолько же он был хуже вокально. Если на "Зигфриде" мне не понравилась работа только одной певицы, то в "Гибели богов" мне понравился только Хаген (Павел Шмулевич) и более-менее Вальтраута (Ольга Савова), правда, её было плохо слышно. Ну, к Умерову тоже нет вопросов, он спел не хуже чем вчера, просто о такой эпизодической партии особых впечатлений не осталось. Гоголевскую, в отличие от всех остальных, временами было слышно нормально, но с учётом качества её воплей, большой вопрос, хорошо это или плохо. Правда, её далеко не эстетичный вокал компенсировался хорошей актёрской игрой. Хуже всех были Мартин Илиев в роли Зигфрида, который невнятно гнусил, и Светлана Волкова в роли второй норны, которая то и дело давала петуха. Оркестр тоже местами играл мимо нот. В целом, все эти потуги Мариинки осилить Вагнера напоминают арию Царицы Ночи в исполнении Фостер Дженкинс.

Это я ещё живу в Питере. Сходил для интереса, прельстившись эффектными картинками из второго акта в маркетинговых материалах. Но ведь кто-то на это сюда ещё и ездит! А ведь даже в записи хорошее исполнение может дать сто очков форы посредственному живому спектаклю.

Человеку, живущему в Питере,

Человеку, живущему в Питере, стыдно не знать, что любители оперы не покупают билеты в партер.
Лично мне с первого яруса не было видно ничего мешающего, и было прекрасно слышно всех певцов.
Глупо сравнивать ординарный спектакль с профессионально сведенными "консервами" с участием звезд оперной сцены. Что же касаемо именно "Гибели богов", то исполнение в первом акте было почти провальным из-за ужасных медных духовых, однако именно с момента убийства Зигфрида, и до финала спектакль " вытянула" Лариса Гоголевская, которая сегодня была просто шикарна.

В старом зале Мариинки я не

В старом зале Мариинки я не припомню, чтобы мне из партера что-то было плохо слышно.

Что касается исполнения, то я бы, наоборот, выделил в лучшую сторону первый акт.

Кстати, кто-нибудь понял, что

Кстати, кто-нибудь понял, что за светящийся жезл у русалок?

Я всегда думал, что это копье

Я всегда думал, что это копье Зигфрида, которое он зашвырнул в кого-то, но не попал, и оно упало в Рейн, где его русалки подобрали. Однако в конце эпизода они его с собой уносят, и Зигфрид на него не претендует. Так что вопрос остается.

Сограждане,

за вашими замечательными разборами постановки, вокалистов и акустики как-то совсем потерялась мысль, казавшаяся по анонсу главной. Мы имеем в данном случае перспективного вагнеровского дирижёра или не имеем? Не обязательно высказываться так жёстко, но хотя бы намекните на - понятно, субъективный, но хоть какой-то - ход мыслей. Даже при моём личном фиолетовом интересе к питерским делам вопрос представляется важным - и актуальным независимо от формальных реверансов, говорим мы о завтра или о послезавтра. Имеющийся в Мариинском вагнеровский репертуар надо будет, по крайней мере, поддерживать - и?..

А с дирижированием было всё в

А с дирижированием было всё в порядке. "Гибель богов" в этом плане понравилась несколько больше, чем "Зигфрид", возможно, из-за того, что было лучше слышно смычковые с 13 ряда. Скажем так, дирижёр не мешал наслаждаться красотой музыки. Темпы, скорее, быстрые, чем медленные.

Михаэль Гюттлер - вагнеровский дирижер

Вагнеровского дирижера в лице Михаэля Гюттлера мы имеем, причем уже давно. А проблема выступлений Гюттлера в Мариинском театре - в оркестре. В оркестре Мариинского театра. В оркестре, долгое время игравшем Вагнера только под руководством Гергиева. И это очень заметно во многих моментах, когда прочтение Гюттлера отличается от выученного оркестром прочтения Гергиева - музыканты по инерции пытаются играть так, как уже играли много раз, а потом как-будто спохватываются, кто-то раньше, кто-то позже, разъезжаются, теряются... То же и с солистами.
Прочие дирижеры Мариинки - Синькевич, Кнапп - играя Вагнера, не пытаются внести что-то свое, они по сути являются представителями ВАГ за пультом, пока тот физически присутствует в другом месте. А тут - дирижер со своим прочтением, своими темпами, акцентами... Так что тут - вопрос репетиций. И это было понятно еще два года назад, когда Гюттлер буквально с интервалом в несколько недель сначала играл "Голландца" со своим оркестром на "Золотой маске", а потом - в качестве приглашенного дирижера в Мариинке. На "Маске" было отличное исполнение, продуманное, отточенное и оригинальное, а в Мариинке - оттарабанили "на отвали", и даже хороший состав не спас положение, получилось скучно и развально.

P.S. Я отписался по этой серии на соседнем форуме, не знаю - может здесь продублировать? http://classicalforum.ru/index.php?topic=12059.msg185694#msg185694

Золото Рейна 22.02.2017

Во-первых, соглашусь с уважаемым kineskop'ом, что проблемы с акустикой в Мариинском-2 имеют место именно в партере. С первого ряда бельэтажа софитов над сценой было не видно, а певцов было слышно нормально.

В целом, никаких претензий сама постановка у меня не вызвала. Всё было по делу, без халтуры, а финал с согнувшимися истуканами так смотрелся вполне себе грандиозно. Даже дракон на сцене был в наличии, непонятно, почему было не вывести такого же дракона в "Зигфриде". Разве что сама клетка, изображающая собственно золото, была не очень-то блестящая. Но это явно не тянет на повод для претензий.

Большая часть исполнителей тоже отработала достойно. Особенно хороша была Флосхильда; к сожалению, программку я не купил (последнее время хожу как-то без налички всё время), а на сайте театра исполнительница этой роли не указана. Помню только то, что это был её дебют в этой роли, что было написано в программке соседки. Во время первой сцены даже были зафиксированы мурашки.

Единственным исключением из хорошего и слаженного вокального ансамбля была Светлана Волкова в роли Фрики. То ли она сорвала голос накануне спектакля, то ли в принципе не умеет нормально петь. Судя по прошлой "Гибели богов", второе. Даже захрипела несколько раз.

Главная проблема сегодняшнего спектакля - это оркестр. И дело даже не в том, что в конце арии Доннера тромбоны откровенно слажали. Если бы всё было в целом красочно и драйвово, это бы было простительно. Но на сегдняшнем спектакле оркестр в целом звучал вяло, блёкло и смазанно. Впрочем, вспоминая прежние живые выступления Гергиева, которые я слышал, похоже, лучше он просто не умеет. С Гюттлером не идёт ни в какое сравнение. Жалко, что я не посетил "Золото Рейна" в тот раз. Но в целом, достойная работа певцов всё же "вытащила" этот спектакль.

Не совсем, конечно, про Вагнера, но

Давно не слушал, как Гергиев играет Вагнера, но три последних оперы под его руководством на которых я присутствовал с дирижерской точки зрения были просто ни в какие ворота. Такое ощущение, что он начисто разучился аккомпанировать. Так что на какое-то время я ни ногой на его спектакли. Тем более, что, похоже, появилась достойная альтернатива. Спасибо за наводку, коллеги, будем посмотреть.

Гюттлер в качестве

Гюттлер в качестве ванеровского дирижера все же скорее не годится. Впрочем, как и в других ипостасях. У него, на мой взгляд, выработался собственный стиль исполнения, который я бы охарактеризовал как "тихая холодная отстраненность", и он пытается этот стиль применить и к Вагнеру, и к Бизе - других пока не слышал. Где-то получается неплохо, где-то - не очень, а кое-где - и очень не... Конечно, моя выборка не репрезентативна, тут может судить только завсегдатай Екатеринбургского театра, но мнение сложилось именно такое, по двум "Голландцам", "Кольцу" и "Кармен" 15 февраля. Здесь я про Гюттлера писал более подробно и эмоционально, "по горячим следам": http://classicalforum.ru/index.php?topic=10520.msg188265#msg188265

Есчо раз

Ссылки на любые сторонние ресурсы, проставленные, как в предыдущем комментарии, без target="_blank", будут преобразовываться в простой текст. О необходимости этого несложного дополнения html-кода говорилось в течение последнего квартала несколько раз. Лично Вам, уважаемый kineskop, я писала предупреждение в Вашем же посте и давала сутки на внесение нужных изменений. Прошло двое - более чем достаточно для решения трёхминутного вопроса. Большая просьба - ко всем, не только к Вам - пожалуйста, давайте оформлять всё сразу единообразно и правильно.

Насчёт Гергиева - было бы странно, если бы количество в итоге не сказалось на качестве. Маэстро в этом смысле держался, во всяком случае, дольше, чем его оркестр ))