Парсифаль, Байройт 2016 - первые впетчатления

4
Средняя: 4 (1 голос)

Публика в Байройте была в восторге от всего, журналисты - не совсем.
Хвалили исполнителей, особенно Цеппенфельд и Мэкинны. Фогт, как и
ожидалось, был прекрасен, но он мне не по душе. Голосом Панкратовой восхищаются, но критикуют игру и произношение. Хор достоин наивысшей похвалы.

В оценке дирижёра мнения разделились. Welt: плоский и без эмоций, Spiegel: прозрачность и контроль, WAZ: структурировано, но без магии,
Süddeutsche: музыкально увлекательно. Кажется, все скучают по Нельсонсу.

Постановка Лауфенберга провалилась. Welt: скорее иллюстрация чем
инсценрование, Spiegel: непроизвольный slapstick или смешно (Tagesspiegel). Режисёр утверждает что-то, но ничем не подтверждает и остаётся на поверхности. В основу инсценировки положен фильм об алжирском монастыре, в котором исламские террористы убивали монахов. Мы видим интересные и прекрасные картины, фильмы (Звездные Войны XVII) и чудесный Karfreitagszauber. Режисёр создал антирелигиозного Парсифаля и очаровательную утопию - мир без религии,- но к сожалению, сработал на грани кича.

Да, время режисёрского театра закончилось, оперные театры нуждаются в
успехе, публика хочет не интеллектуального разбора, а хлопать.
Но когда Лауфенберг использует Вагнера, чтобы рекомендовать евреям освободиться от свой религии - что это? Наглость? Пошлость? Похоже, он провел последнее десятилетие на луне или же больше не способен мыслить? И почему никто этого заметил - я, честно говоря, несколько смущён…

Как зказал Йонатан Мезе (первоначально он был приглашён режиссёром): "Гитлер – последняя удачная постановка Байройта".

http://www.welt.de/kultur/article157297438/Religionskritischer-Parsifal-...

http://www.tagesspiegel.de/kultur/parsifal-premiere-in-bayreuth-kreuze-r...

http://www.derwesten.de/kultur/blasser-parsifal-in-bayreuth-mit-weltklas...

Баварское радио выложило видео онлайн, но, кажется, доступно только
в Германии - не знаю, как обходить:
http://www.br.de/mediathek/video/20160725-wagner-parsifal-bayreuther-fes...

В настоящии момент у уoutube видно: Парсифаль Зыберберга
(фильм 1982):
https://www.youtube.com/watch?v=Bs5J0j4deQM

Парсифаль Зыберберга

Что это за видео? Оно имеет какое-то отношение к нынешней постановке?

syberberg

нет, только известный, художествкнный фильм, я сам видел его до сих пор
только в вырезках, он не был там доступно. Возможно он выражает особы
немецкий вид.

Я в шоке

Мне этот фильм показался нелепым. Актёры красивые, а игры никакой, и антураж тоже какой-то стрёмный. И почему Гурнеманц там такой молодой? На мой взгляд, вот практически идеальное видео: https://www.youtube.com/watch?v=hyyl4FuQ2dw

О фильме Зиберберга

тут уже однажды заходила речь. Я тогда посмотрела пару эпизодов из него - очень понравился с флагами, не понравился с девушками-цветами, для меня он мимо музыки. В любом случае это авторское прочтение, а не лобовая экранизация вагнеровского сюжета. Да и почему бы некоему лидеру неких сектантов не быть молодым? Только потому, что его озвучивает бас? Одному весьма известному лидеру сектантов было, например, лишь слегка за тридцать, когда началась его мировая слава. Что касается стиля фильма (по виденным отрывкам) - ну да, он такой намеренно тягучий, статичный, эмоционально как бы безоценочный, абстрактный - попытка посмотреть со стороны, разобраться в чём-то, и это что-то по большей части, наверное, не вагнеровский сюжет, а что-то более глубокое, из чего он вырос. Не знаю, насколько можно назвать этот стиль "истинно немецким", но вообще немецкие фильмы такими бывают. Как, впрочем, и русские. Это просто определённая эстетика, сама по себе интересная лишь узкому кругу лиц, но в ней тоже бывают и прорывы за этот круг, и большие удачи. Спасибо за ссылку, кстати - будет время, посмотрю теперь целиком.

Запись интернет-трансляции с "Орфея"

Запись интернет-трансляции "Парсифаля" с радио "Орфей", все интервью на русском языке. Кроме первых 7 минут - но там предисловия всякие. Формат MP3, битрейт 128 кбит/сек
https://cloud.mail.ru/public/C41q/ztt4tgJxZ
Очень понравились исполнители Кундри и Парсифаля, оркестровое исполнение - не скучное. Советую к прослушиванию, и надеюсь, что где-нибудь всплывет полное видео

музыка работает

очевидно я был разозлён -а всё таки плакал в кино.
Темпы Хэнхена отлично.

Аудио-впечатления

4

Не знаю, как в кино - описание постановки, как его давали у нас, на самом деле заинтересовало, в том числе финал - упрощённый, зато с кучей примирительных трогательных соплей. Однако конкретно за музыкальную часть больше четвёрки поставить не могу, а по-честному - тройку с плюсом (к сожалению, плюсы у нас не ставятся). Слушала я, правда, не с самого начала, где-то с середины увертюры (всё же начинать непрямую трансляцию в шесть в будни - явно не лучшая идея). Да, Хенхен молодчина - за полторы недели добился хотя бы такого результата, это вызывает уважение. Но не желание переслушать ещё раз.

1) Темпы действительно зачётные, но ни музыкальной концепции как таковой, ни каких-то особо ярких симфонических моментов лично я не услышала. Всё чисто симфоническое вообще прозвучало довольно смазанно. Особенно - финал, в котором граальского чуда не случилось. Не вспомню сейчас, кого слушала последним, Баренбойма или Тилеманна, но и от того, и от другого впечатление было намного более сильным при всей разнице их трактовок.

2) Оркестр в основном неплохо звучал в нижних и средних тонах, верхи же периодически просто проваливались, наводя на нетолерантные мысли о возрастных дирижёрах. Тема с колоколами тоже куда-то провалилась, процессия с похоронами, наоборот, громко выперла без всяких нюансов и выразительности. Возможно, это хорошо корррелировало с постановкой, но без неё, извините, как-то совсем не способствовало цельности восприятия - при том что контрастные исполнения я вообще-то люблю, когда в них есть хоть какая-то музыкальная линия и мысль.

3) Оркестр был хорошо подстроен под Кундри, Парсифаля и Клингзора. Гурнеманца часто забивал совершенно не по делу - ну а с Амфортасом, по мне, не сложилось в обоих компонентах, и в вокальном, и в оркестровом.

4) Помимо МакКини, который, на мой взгляд, никакой Амфортас - средний голос, мутная фразировка, куча проглоченных хвостов, - не понимаю восторгов по поводу Фогта. Партия, по-моему, ему и низковата, и сложновата. Нормально прозвучало только начало дуэта с Кундри, дальше пошла невнятица, половину третьего акта товарищ героически просипел, потом снова запел, но без всякой убедительности - просто чисто спел ноты.

Понравились двое: Георг Цеппенфельд и Елена Панкратова. Цеппенфельд с оговорками - в принципе люблю такой вокал у басов: музыкальный, плавный, однако способный и скрежетнуть для придания настроения. Но у Гурнеманца всё-таки слишком длинные музыкальные фразы, долго и терпеливо тащить их к нужным кульминациям у Цеппенфельда получалось не всегда (про оркестр уже сказала, под Гурнеманца он зачастую играл что-то своё, вовсе расходившееся с вокальной линией певца). Панкратова сперва впечатлила больше прекрасными, глубокими и ясными, низами, верхи показались резковатыми. Но, видимо, это была намеренная резкость - во втором акте она была гармонична и великолепна во всех компонентах. Даже дикция меня совершенно устроила, хотя у немцев здесь, наверное, и могли возникнуть какие-то претензии.

В общем, Гурнеманц, Кундри и дирижёр, способный за десять дней как-то собрать в кучку постановку на грани срыва - это, конечно, отлично, но всё-таки маловато для большого события, которым по идее должно являться открытие байройтского фестиваля. Не сомневаюсь, что к концу уже этого фестиваля многое наладится, однако сомневаюсь, что в чисто музыкальном плане этот "Парсифаль" может стать каким-то эпохальным. Хотя в сочетании с постановкой (если она публике, в отличие от критиков, нравится) такое теоретически возможно.

PS о транслитерации:
Ребята, у нас "ы" в ней практически не используется, только для славянских языков. Согласные ставьте, как хотите - по одной, по две - в этом многие отклоняются от правил, будем считать, что анархия и есть норма в этом вопросе. Но - Зиберберг, МакКини - давайте хотя бы в гласных не вводить на сайте лишних написаний. Иначе люди поиском вообще ничего не смогут найти.

Первые видео-впечатления

Во-первых, спасибо уважаемому abbegaliani за ссылку на этого "Парсифаля" на Баварском радио. Там на самом деле ничего не нужно обходить, видео доступно и открыто. Звук показался немножко другим по сравнению с аудио-трансляцией, каким-то более монолитным, что ли... хотя, может, это просто эффект от присутствия изображения. Само изображение в целом хорошее - несколько раз расплывается, но ненадолго, практически не сбивает впечатления. Правда, я не смотрела третий акт - бывает же такое западло, вырубился интернет, а после всех разбирательств с провайдером уже не было времени.

Во-вторых, увиденное настолько понравилось, что я изменила выставленный в предыдущем комменте трояк на четвёрку. Большая часть того, что в аудио-варианте воспринималось косяками, в гезамткунстверке таковыми не показалось - просто гармоничной частью концепции. Хотя и определённые минусы в этом видеоряде тоже есть - то есть в целом хорошо, а на пятёрку всё вместе всё равно не тянет, только теперь уже по другим причинам.

Первая из этих причин - неудачная постановка движения в некоторых сценах первого акта. Кажется, что тебе вполне понятна общая режиссёрская мысль, но доносится она как-то не всегда внятно или, наоборот, по-детски прямолинейно - то есть немного провинциально, если определять все недоработки одним словом. Герои ходят, бродят по своему весьма натуральному современному ближневосточному монастырю, занимаются своими делами - монахи, местные христиане, просто интересующиеся, военные и спасающиеся от войны - и пока это просто массовые эпизоды, всё отстроено здорово. Однако, когда Гунеманц или кто-то другой из тамошних второстепенных обитателей начинает петь, иногда получается так, что он попросту прекращает своё участие в общей сцене. Ни он сам не ведёт никакой ясной драматической линии, обходясь типовыми оперными жестами, ни на него никто не работает - в результате картинка разваливается, хотя музыкальных и драматических противоречий нет, не хватает именно каких-то убедительных деталей в игре.

Также простоватым показалось и космическое видео в первом акте. Не смотрю фантастику и фэнтази, поэтому не знаю, откуда оно. И опять-таки режиссёрская мысль была понятна и вполне хороша, но, имхо, для театра со столичными (пусть только по Вагнеру) претензиями такого художественного и технологического уровня на сегодня недостаточно. Возможно, меня избаловал в этом отношении Электротеатр Станиславский, а байройтским завсегдатаям всего достаточно. Так или иначе, в отсутствие смысловых пересечений я восприняла этот фрагмент как понижающий накал музыки и класс постановки.

Зато с Амфортасом, который мне по аудио совсем не понравился, в гезамт-варианте всё сложилось идеально. Фильм о расстреле монахов, аллюзию на который прописала вся продвинутая пресса, я не смотрела тоже, но совершенно хватило других ассоциаций. МакКини даже на Теда Нили слегка похож, и с такой поправкой его стилизованный вокал - это сразу девяносто девять из ста. Сама идея, не концентрируясь на Кундри, графично сопоставить Амфортаса Иисусу, по-моему, замечательная, и реализована она на пять, плюс туда ещё внесён германо-героический компонент. В общем, если до кого-то по легкомыслию не совсем доходило, что спасаться чужим великим страданием и бредово, и аморально, а придумывать на этом страдании какие-то ритуалы мерзко, - то постановка Лауфенберга доносит эту мысль ярко и чётко. То есть до граждан, полагающих, что лично они всё вот так и представляли и к толпе тупо-упёртых рож вокруг страдальца лично они никакого отношения не имеют, эта постановка, наверное, ничего не доносит. Это обращение вообще не к ним, а к тем, кто в разумной толерантности полагал, что людей и идолов в качестве целей можно совмещать - вот им она художественно-убедительно доказывает, что нет, нельзя, в конце концов всё равно придётся выбирать.

Фогт на видео тоже обрёл поболее убедительности. Особенно во втором акте, где режиссёр устроил весьма интересные ролевые игры на четверых. Четвёртым там тоже добавлен Амфортас - в этом Лауфенберг не пионер, просто у него получилось оригинально и вполне достоверно привести к единому знаменателю вагнеровские хитрости, когда музыка об одном, а слова о другом. По обычаю их стараются прикатать друг к другу одной красотой вокала исполнителей, но здесь не так - и это здорово. После ухода девушек-цветов с их действительно слегка аляповатыми восточными танцами вокруг нового мужа, у Лауфенберга начинается отдельная интригующая история, в которой я для себя отметила единственный раздражающий момент. Тут было сказано насчёт плохой игры Панкратовой - и правда нельзя отрицать, что певцов наших современной драматической игре не учат. Однако в данном конкретном случае дело, имхо, в основном не в игре. Просто на Кундри в первой половине акта такое идиотское, совершенно ей не идущее и вульгарное платье, что в нём можно только лежать, а стоя, как ни играй, всё равно будешь выглядеть вульгарной идиоткой. Это и по-человечески досадно, что так укоренилось представление, будто все женщины считают всех мужчин падкими на блестящее воронами. И тем более досадно, когда в постановку буквально просится другой образ, больше проассоциированный с красивой матерью, а тебе втюхивают вот это вот, чёрное сплошь в блёстках. Во второй половине акта, когда певица меняет костюм, и с игрой всё сразу становится значительно лучше. Поёт она всю дорогу великолепно, а насчёт акцента - на минуточку напоминаю, что Кундри вообще-то не местная и даже по вагнеровскому либретто вполне может говорить с акцентом ))

Словом. от видео первых двух актов этого "Парсифаля" впечатления преимущественно положительные, местами даже восторженные. Супер цельной постановку, наверное, не назовёшь, но ряд сильных оригинальных моментов в ней безусловно присутствует. Даже немного боязно смотреть третий акт - а вдруг они все там благополучно слиты, - но всё равно посмотрю, интересно, чем всё это закончится.

О ранах неисцельных и целительных

Сама идея, не концентрируясь на Кундри, графично сопоставить Амфортаса Иисусу, по-моему, замечательная, и реализована она на пять, плюс туда ещё внесён германо-героический компонент. В общем, если до кого-то по легкомыслию не совсем доходило, что спасаться чужим великим страданием и бредово, и аморально, а придумывать на этом страдании какие-то ритуалы мерзко, - то постановка Лауфенберга доносит эту мысль ярко и чётко.

Идея сблизить Амфортаса с Иисусом, разрушающая вагнеровскую устойчивую систему образов и мотивов, сама по себе не несет ничего оригинального и может свидетельствовать лишь о том, насколько глубоко внедрилось в западное художественное сознание "Последнее искушение Христа" Казандзакиса-Скорсезе. У Вагнера рана Амфортаса и его страдание - это последствия слабости и падения Хранителя Грааля, а в онтологическом смысле - проявление "проклятия пола" как механизма, обеспечивающего череду смертей и рождений. Неисцельная рана Амфортаса -- это очередная вариация раны Тристана, это клеймо смерти и сексуальности, сквозной символ у Вагнера, его вариация давно известной истины -- omne animal post coitum triste est. В тот же круг символов входит и рождение сына как убийство матери, мотив, присутствующий и в "Парцифале", и в "Тристане", и в "Зигфриде". Смерть и сексуальность -- порочный круг, который не могли разорвать ни Тристан, ни Зигфрид, ни Клингзор. Его разрывает из всех героев Вагнера только Парцифаль, снова возвращая эросу и деторождению изначальную радость и невинность. Страданиями же Амфортаса действительно исцелиться невоможно - напротив, они убивают всех, кто связан с падшим королем: из-за его раны рыцари почти утратили возможность причащаться Чаши Грааля. Так что если мы не хотим грубо разрушить вагнеровскую художественную систему, сопоставление Амфортаса с Иисусом может быть лишь противопоставлением -- внешнее обманчивое сходство при полной противоположности по сути. (Такими обманками и ложным двойничеством "Парцифаль" буквально начинен).

Что же касается тезиса о невозможности в принципе исцелиться чужим страданием -- обобщение некорректное. Не вникая в христианскую сотериологию, а просто на житейском уровне мы отлично знаем, что чужим страданием очень даже можно исцелиться. Мать ночей не спит возле ребенка, дочь преданно ухаживает за старой немощной матерью, любящий муж не бросает больную жену -- все они жертвуют своими удовольствиями, временем, здоровьем, а значит, собой. И если ребенок вырастает крепким и сильным, мать живет на десять лет дольше, жена выздоравливает - то вот, все они и спаслись через страдания своих родных. Аморально требовать от другого, чтобы он пожертвовал собой ради тебя. А когда кто-то жертвует собой добровольно и с радостью ради тех, кого он любит, и жертва эта благодарно и с любовью принимается -- что тут аморального, я не вижу.

И снова - здравствуйте ))

Вроде бы я объяснила, кому предназначалась и постановка, и мой коммент, но если не достаточно ясно, то ок, ещё раз. Граждане, желающие лицезреть религиозную мистерию "Парсифаль" в классическом виде с правоверным придыханием - направо, мимо Лауфенберга и Ко. Люди, желающие посмотреть оперу "Парсифаль" в хорошем современном прочтении, побуждающем думать - налево, в Байройт, к Лауфенбергу с его постановкой. Это не красивая инсценировка, типа жираровской в Мет, где всё максимально абстрактно, приятно глазу и ненапряжно для мозга - это достаточно концептуальный гезамткунстверк, который и не предназначен для угождения всем. Вагнеровскую художественную систему он на самом деле не разрушает - только идеологическую. И непонятно, почему хотя бы иногда не подвинуть некую идеологическую систему хотя бы отдельно взятыми постановками, если эта система мешает думающим людям наслаждаться восхитительной музыкой - в данном случае "Парсифаля".

Проблема всех ортодоксов - и вагнеровских, и вообще религиозных - в их привычке крепостнически и безальтернативно топтаться в людских головах, не разделяя своих просветительских функций от продуктов своей жизнедеятельности (то есть всяческих осуждамсов, запрещамсов, на-том-деды-наши-стоямсов и т.д.) "Идея сблизить Амфортаса с Иисусом... может свидетельствовать лишь о том, насколько глубоко внедрилось в западное художественное сознание "Последнее искушение Христа" Казандзакиса-Скорсезе". Скажите пожалуйста, какая наглость! Вы внедрялись в это сознание 2000 лет, расположились там свободно и вольготно, а тут пришёл какой-то Казандзакис и написал свою версию истории про вашего любимого героя. Причём герой остался в ней положительным, прочитали её процентов 10 голов, которые вы считали своей безраздельной собственностью, ну и посмотрели в экранизации Скорсезе ещё процентов 20 - экое беспардонное внедрение!.. Скажу только за себя, хотя думаю, что я в этом не уникальна - так вот я фильма практически не помню, просто потому что это не лучший фильм Скорсезе, на мой взгляд. Но какое-то время он заставил меня о вашем любимом герое подумать, при том что вообще это не самая интересная для меня тема. Иисус там выбрал нормальную человеческую жизнь и любовь, если я правильно помню. Именно любовь, а не походы с разгромами рынков и грозным сверканием очами на граждан, считавшихся в те времена, между прочим, правоверными. Надо понимать так, что охранителей святынь не устроило наличие в этой любви сексуального компонента, что, конечно, очень объяснимо для борцов с "проклятием пола" как механизмом, обеспечивающим череду смертей и рождений".

На это можно было бы в очередной раз ответить приветами всем родившимся из пробирки без "проклятья пола", но скучно. Да и незачем, наверное, защищать ценность, которая и так уже воспринимается большинством как ценность. Вагнер ещё как-то успел вскочить со своим "Парсифалем" в последний вагон, но нынешние проповедники антисексуальности опоздали точно. Христианство как концепция контроля рождаемости работало, когда это действительно было проблемой и надо было как-то заставить людей плодиться поменьше - двое здоровых детей, понятно, лучше десятка задохликов, которых к тому же нечем кормить. Однако современные общества решают проблему прямо противоположную: вооружённые контрацептивами граждане стали слишком умными и навешивать на себя лишние заботы с детьми не хотят. Пропаганда ценности секса и его удовольствий может в этой ситуации только нарастать - хоть тушкой, хоть чучелом, хоть песнями, хоть плясками - побудить людей заниматься этим побольше и тем самым увеличить полезный выход. Так называемое "проклятье пола" было бы нетрудно отменить в течение буквально ста лет, если бы хоть кто-то был в этом заинтересован, ведь для получения физического удовольствия другой человек и секс с ним отнюдь не необходимы. Однако нас с раннего детства окружают доказательствами обратного, прямыми картинами и постоянными намёками на особые радости эротики и секса с противоположным полом - и, как мы убеждаемся впоследствии, это одно из немногого, скажем так, не совсем вранья, которое нам втирают. На фоне собственного мало-мальски положительного опыта то, что Вы называете вагнеровской системой образов, будет выглядеть идеологизированной натяжкой или, по крайней мере, сугубой абстракцией для многих. И с чего бы соглашаться с этой системой, когда у человека есть своя, которая его устраивает больше, или предложенная режиссёром, которая тоже устраивает больше? Вагнер действительно гениальный композитор, музыка его допускает огромное количество трактовок - в том числе и таких, которые не устроят консервативное большинство, но кого-то обязательно устроят.

Смерть легко поставить последним компонентом любой цепочки любых событий человеческой жизни, пристёгивать её именно к сексу - совершенно произвольный выбор. (Кстати, приводимое Вами латинское изречение о всеобщей печали животных после соития имеет продолжение: "... кроме женщины и петуха". Ничего не скажу за петухов, но во всяком случае насчёт женщин это вполне верно - несмотря даже на то, что в их посторгастическом всплеске тоже присутствует большая доля гормона "печали", у мыслящего существа она почти никогда не оказывается превалирующей.) Так же произвольно - то есть на основании своей физики-химии и ситуативных мыслительных реакций - люди выбирают для себя "проклятие" человеческого рода. Для Вас это сексуальность, для меня, например, социальность, для кого-то ещё будет бренность как таковая - словом, вариантов достаточно. Исходя из них каждый, опять же, будет искать и находить в вагнеровских операх своё. Или Вы таки готовы порекомендовать мне ничего своего не искать и "Парсифаля" никогда больше не слушать, раз я не из ваших? Что это, кстати, за неизвестный подвиг Парсифаля по возвращению "эросу и деторождению изначальной радости и невинности" я вообще не поняла - ни в части подвига, при котором, кажется, никто свечку не держал, ни в части невинности эроса.

Насчёт спасения (не исцеления) чужим страданием я никакого обобщения не делала. Мне кажется действительно и бредовой, и аморальной христианская душеспасительная цепочка с висением и смертью на кресте и последующими двухтысячелетними ролевыми играми с виртуальными откусываниями и отхлёбываниями от висевшего. Но это бессмысленно обсуждать, Вы в любом случае останетесь при своих красивых библейских словах (они действительно красивые, тут не с чем спорить), а я при своём восхищённом недоумении, неужели словами можно затушевать даже такое. По сравнению с этим любое обсуждение любой спорной постановки - дело вполне осмысленное, так что, если хотите, можем продолжить в текущем режиме.

Антисекс

Вообще-то у Парсифаля был сын (Лоэнгрин). И сам Амфортас - сын Титуреля, который вообще святой герой, несмотря на то, что имеет сына, а значит, познал женщину. Всё это указывает на то, что существенным является не целомудрие, а самоконтроль. Парсифаль должен устоять перед Кундри именно в той ситуации, что он её хочет, именно его сексуальное желание позволило ему понять, в какую историю он попал. Осуждается не сексуальность, а распущенность. Если бы Парсифаль был геем или асексуалом, он бы не смог победить Клингзора, пройдя мимо Кундри, т.к. не прошёл бы соответствующую инициацию собственной сексуальностью.

Но важным моментом является то, что Парсифаль - избранный. Для рядовых рыцарей Грааля нужен именно обет целомудрия, они не обладают достаточной мудростью, чтобы сохранить свою возвышенность, познав женщину. Поэтому если элита Монсальвата может себе позволить иметь женщин (но не каких попало), то рядовым рыцарям лучше вообще хранить обет целомудрия от греха подальше, они вряд ли смогут контролировать свою сексуальность, чтобы сочетать её со служением Граалю.

Другая трактовка этого эпизода (Titurel, der frommer Held) может быть такой: рыцари Грааля должны беречься именно женщин Клингзора, поскольку на них висит проклятье. Они могут состоять в браке с чистыми женщинами и иметь от них детей, но связь с женщинами Клингзора для них губительны, они от этого попадают под его влияние. Таким образом, осуждается вообще не сексуальность, а измена, связь с представителем врага.

Думаю, что, скорее, Вагнер имел в виду первое.

Про бесконечные вагнеровские осуждамсы

в "Парсифале" я, пожалуй, лучше выскажусь потом, в другой теме. Но здесь наметился интересный поворот. Действительно, Титурель - почему о нём у ортодоксов принято всё время забывать? - уж осуждать, так осуждать, как говорится! )) Если взглянуть на ситуацию непредвзято, Титурель первый в ней по-любому и виноват. Либо ему не следовало сексуально воспроизводиться, раз он такой святой - и в этом случае страшная рана Амфортаса наказание в первую очередь его папаше, запустившему в действие "сексуально-смертную" цепочку, а Амфортас лишь мало повинная в продолжении этой цепочки жертва. Либо - что понятно и без всяких интеллектуально-пессимистических цепочек - ему не следовало использовать сына для доделывания своих недоделанных дел и исправления своих косяков. Это, кстати, отлично доказывается опытом Парсифаля - вот у него никакого властного отца с иде-фиксами не было, никто его никуда не посылал и не туркал, эдипо-состязательный комплекс отсутствовал, он выбрал дорогу совершенно самостоятельно - и всё в итоге получилось.

Вагнер со своим комплексом безотцовщины и вечными родовыми проповедями на его почве тут верен себе и переставляет акценты, как ему удобно. Теоретически ему достаточно было бы единственный раз крепко задуматься, а кем был бы он сам, если бы его воспитывал не отчим, актёр и художник, а отец-чиновник, умерший вскоре после его рождения. Но это, конечно, существенно превышает средние человеческие силы, и требовать такого от человека, конечно, нельзя. Однако посмотреть на ситуацию Титуреля-Амфортаса-Парсифаля со стороны вполне можно, тем более что автор в гениальности своей таки сделал в ней верное указание, пусть и развернув его в идеологических целях с ног на голову.