Современные ассоциации

В этой теме мы попробуем актуализировать наши представления о главных действующих лицах "Кольца нибелунга" - Вотане, Брунгильде и Зигфриде. "Нет - мифологическим абстракциям! Да - героям нового времени!" будет наш девиз. С этого нестандартного ракурса мы будем разбираться в особенностях восприятия вагнеровской мифологии. Проще всего сказать: "Современных Зигфридов не бывает!" - но мы не будем искать простых путей и не будем слушать их ищущих. Они так уверены в святости своих икон, что нам с ними скучно. Молиться на иконы мы умеем не хуже их - но не сейчас. Сейчас мы Зигфриды и Брунгильды - и пусть наши внутренние Фрики отдохнут в сонной тени, а прочие - отправляются в десятый раз читать Википедию на букву "В".

Первый опрос о современных ассоциациях с Зигфридом запущен, и в течение десяти дней ещё можно предлагать свои кандидатуры на включение в него. Точнее говоря, два человека могут предложить по одной кандидатуре, которой лично им не хватает, чтобы проголосовать (напоминаю, что нельзя делать в опросах более двенадцати вариантов ответов, а лучше ограничиваться десятью). По двум последующим спискам, Брунгильд и Вотанов, предлагается вносить идеи для обсуждения уже сейчас. Пока в каждом из списков по шесть кандидатур - насколько получилось, разноплановых. У выносимых на обсуждение персоналий необходимы минимальные совпадения с биографиями героев. Например, Брунгильда не должна счастливо доживать свой век на пенсии с внуками, а Вотан должен иметь хоть какую-то семью. Сразу могу сказать по последнему, что предложения с тремя одинакового ранга политиками не прокатят, придумывайте что-нибудь повариативнее. И Илон Маск не прокатит тоже, потому что ныне живущие ни в один список включаться не будут. Актуальность актуальностью, но нас интересуют те знаковые фигуры двадцатого века, на которые уже можно посмотреть без сиюминутных эмоций. С другой стороны, включение персоналий, родившихся в девятнадцатом веке, допускается, только если большую часть жизни они прожили в двадцатом.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ СПИСКИ
Брунгильда двадцатого века:
Амелия Эрхарт, Зинаида Райх, Ирен Жолио-Кюри, Эва Перон, Индира Ганди, Дженис Джоплин
Вотан двадцатого века:
Уинстон Черчилль, Максим Горький, Эрнест Хемингуэй, Леонард Бернстайн, Анвар Садат, Борис Ельцин

Конкретно же мы пока разбираемся с Зигфридом двадцатого века. Кто всё-таки этот герой? Поэт в железном панцире или на брезентовом поле? Романтичный искатель приключений или профессиональный экстремал? Тот, кого проповедуют с экранов или кого поют на кухнях? Фанат своей идеи или своей силы? Одиночка или лидер? А если лидер, то чего? Вагнеровского Зигфрида, как и Вотана, зрители воспринимают диаметрально противоположным образом. Одни считают его идеалом, другие с этим категорически не соглашаются, третьи вообще не понимают, о чём сыр-бор, ведь персонаж не несёт для них никакой идейной нагрузки, кроме сказочно-триадной. Главным в герое видят и слышат совершенно разное. Рассмотреть и конкретизировать это разное на актуальных примерах не только интересно, но и полезно - как для каждого в отдельности, так и для нашей разнодумной вагнерианской группировке в целом. Размышляем, голосуем, делимся по возможности новыми соображениями - в общем, всё как обычно, только про не обычных, новых Зигфридов. Стартуем!

Я предлагаю для разнообразия

Я предлагаю для разнообразия включить в Вотаны и Брунгильды кого-нибудь красивого и аристократичного. Например, Джорджа Баланчина и Марлен Дитрих. У них тоже была продвинутая политическая позиция, но при этом они были иконами для самых разных людей. Из имеющихся списков, если их можно немножко покритиковать, мне кажутся странными кандидатуры Жолио-Кюри и Садата. Особенно последнего, учитывая что политиками сам же автор списков просил не увлекаться :)

Списки

Задача была сделать разброс пошире. Никогда же не знаешь, как истинный в себе вагнерианец представляет актуальную Брунгильду :)) По вашим предложениям: Дитрих - да, Баланчин - под вопросом, я, каюсь, не в курсе его харизматичности, нужно хотя бы ещё одно мнение по нему. Также подумываю включить Малевича или Пикассо, кого-то одного, выбирайте, друзья. Ещё хорошо бы какого-нибудь режиссёра, или бизнесмена, или спекулянта, или даже мафиози с соответствующим имиджем. А насчёт политиков - это я заранее перестраховалась на всякий случай, чтобы они весь список не заняли. Так-то понятно, что половину Вотанов они составлять могут и даже должны, наверное. Если Садат не нравится, ну давайте кого-то другого - такая точечная критика с альтернативными предложениями только приветствуется.

Как хореограф и один из

Как хореограф и один из основоположников современного балета мог быть не харизматичным? Я настаивать на его кандидатуре не буду, можно и кого-то другого аналогичного масштаба. Но их не очень просто найти в мире искусства, учитывая ваше же указание, что обязательно должна быть семья. Вместо Садата я предлагаю Вацлава Гавела - несмотря на общее время с Ельциным они были очень разные. Из Малевича и Пикассо мой выбор Пикассо, он был и талантливее, и больше повлиял на культуру в целом.

В первомайской лепоте

по ходу бесполезно издавать какие-то хрипы. Однако попробую. Ау! Люди! Которые хотели и грозились! Ну модер завис в жестоком пролёте, но что, всех повально, до немоты настигла жесть?.. За себя, конечно, извиняюсь, что так задержалась с ответом. И наперёд на пару месяцев извиняюсь тоже - поэтому, уважаемые и обожаемые, поддержите друг друга маломальской реакцией. Не обязательно по этой теме, по любой - просто здесь реально нужен был хоть какой-то ответ и дико, например, что вообще никто не шевельнулся.

По сути. Гавел вместо Садата принят, спасибо. С Пикассо и Малевичем тоже, будем считать, разобрались. Баланчин - ок, если не будет других идей, включаем (честно говоря, меня смущает не только сама кандидатура, но и создаваемый ею перевес в "американской части программы", но, возможно, этот перевес даже логичен). Дальше в Вотаны можно записывать политиков или не политиков - кого угодно в количестве двух человек. Пока список следующий:
Уинстон Черчилль, Максим Горький, Эрнест Хемингуэй, Пабло Пикассо, Джордж Баланчин, Леонард Бернстайн, Борис Ельцин, Вацлав Гавел

Ближайшее голосование будет, однако, не по Вотанам, а по Брунгильдам. И их в списке пока всего семь:
Амелия Эрхарт, Зинаида Райх, Ирен Жолио-Кюри, Марлен Дитрих, Эва Перон, Индира Ганди, Дженис Джоплин
Желательно добавить ещё троих.

Кандидатуры

В Вотаны двадцатого века предлагаю включить Уолта Диснея, в Брунгильды - Коко Шанель. По выбору из художников - однозначно Пикассо. Малевич, конечно, революционер, но масштаб у него поменьше все же. По Баланчину мое мнение - недостаточно скандален. Но может быть, такой персонаж тоже нужен, если задача в максимальном охвате "ипостасей Вотана".

Принято частично

Вы, уважаемый Fremder, знаете, как я отношусь к совку и большинству его гнилых деятелей - так вот к антикоммунистическим игрищам спецслужб я отношусь так же. Диснея, безусловно, стоило бы включить в список, если бы не эта деталь его биографии. Донос - всегда донос, доносчик - всегда доносчик. Вотан, какой он ни будь, не заслужил, чтобы его сравнивали с добровольным осведомителем политического сыска, в данном случае - ФБР.

По Баланчину - решайте, народ. Рациональное зерно есть в высказанных доводах и "за", и "против". Если будет более удачная кандидатура на замену, можно его заменить, однако пока такой кандидатуры нет.
Ещё, глядя на текущего лидера в голосовании по Зигфриду, подумалось, что можно бы и в деды ему вписать кого-нибудь из той же области. Например, Энцо Феррари или Фердинанда Порше. Больше склоняюсь к первому, но хотелось бы послушать мнения.

По Брунгильдам - спасибо, здесь вопросов по предложению нет, Коко Шанель включаем. При этом у меня тоже созрело аж три дополнительных кандидатуры: Маргарет Митчел, Александра Коллонтай, Хеди Ламарр. Так что теперь Брунгильд получается даже на одну больше, чем желательно:
Амелия Эрхарт, Зинаида Райх, Ирен Жолио-Кюри, Маргарет Митчел, Александра Коллонтай, Коко Шанель, Марлен Дитрих, Хеди Ламарр, Эва Перон, Индира Ганди, Дженис Джоплин.
Дописывать, наверное, никого уже не нужно - более актуальны, наоборот, соображения "на вынос". Пока такое соображение было высказано по Жолио-Кюри. Если не будет других, её и вычеркнем.

Принципы

Знаете, если уж идти на принцип, то и Александра Коллонтай, и Коко Шанель, и Максим Горький, и даже Борис Ельцин могут вызвать вопросы. Впрочем, в политических акциях ФБР они не участвовали, если именно это считать основанием для отказа. В таком случае я в Вотаны Фиделя Кастро предлагаю - вот он точно с ФБР не при делах. Еще в его пользу то, что Гевара по голосованию для народа пока главный Зигфрид ХХ века - вот вам, пожалуйста, желаемая преемственность. Из преемственных автолегенд я однозначно выбрал бы Феррари, он знаковая фигура и национальный символ, а не просто талантливый инженер и основатель фирмы.

А из списка Брунгильд, имхо, надо вычеркнуть не Жолио-Кюри, которая там одна такая "академично-продвинутая Брунгильда", а Марлен Дитрих. Они с Хеди Ламарр во многом дублируют друг друга - обе красавицы, актрисы, из немецкоязычных стран, обе уехали в Штаты, обе с новой родины боролись с фашистской старой. Но Ламарр, в отличие от Дитрих, сделала при этом ценное изобретение, что, на мой взгляд, украшает любую Брунгильду.

Зигфрид двадцатого века

По результатам закончившегося опроса главным Зигфридом 20 века наши вагнерианцы назвали Эрнесто Че Гевару. Ближайших своих преследователей он обошёл в общем-то предсказуемо, хотя и с минимальным отрывом. Что голосовавшие будут иметь в виду больше не вагнеровского Зигфрида, а его обобщённый легендарный праобраз, наверное, тоже можно было предсказать заранее. Во всяком случае, это один из важных выводов опроса: вагнеровская визуализация этого героя древних эпосов важна как факт, но ничего специфически значимого в более широкий миф о Зигфриде она не добавила. Вагнеровский Зигфрид понятия не имеет об идее, за которую призван бороться; у него отсутствует как общий кругозор, так и социальное мышление; он крутой, но не лидер и не пытается им стать. У классического Зигфрида все эти отсутствующие качества в той или иной мере присутствовали. У Эрнесто Че Гевары они выражены ярко - это убеждённый революционер, быстро переходящий от умеренных "врачебных" к решительным боевым методам, его воззрения идейны и глобальны. Как и положено Зигфридам, он был искателем приключений и не утратил романтичности после всех выпавших на его долю тягот. И, как это тоже часто бывает у Зигфридов, забота об угнетённых, даже если они враги, прекрасно уживалась в нём с чрезвычайной жестокостью к успешным политически чуждым элементам, даже если реальными врагами они не были. Выходец из прогрессивной буржуазной семьи, обожавший читать, толковавший современных философов и сам много писавший, он действительно довёл идеал революционного романтика до высшей точки. Ничто не мешало ему остаться на новой родине признанным гуру и министром в правительстве победившего Кастро. Но он выбрал дорогу, новые революции, новую семью и новых соратников. В конце этого недолгого по современным меркам пути его финальным зигфридовским совпадением ждал враг и убийца - правда, не хагеновского масштаба и мало кто помнит его имя.

На второе место наши пользователи вывели сразу трёх Зигфридов, причём разных - Николая Гумилёва, Юрия Гагарина и Айртона Сенну. Первый - эффектное преломление опять же не вагнеровского Зигфрида в зеркале поэтической и гражданской войны Серебряного века. Второй, наоборот, один из наиболее вагнеровских Зигфридов - обаятельный и рисковый военный лётчик, которому просто повезло стать первым космонавтом и иконой для миллионов без каких-то специальных мозговых усилий (о волевых спору нет - они, конечно, были, на то он и герой). Третьего, Айртона Сенну, можно назвать универсальным Зигфридом и для вагнеровского, и для более широкого классического канона - профессиональный экстремал, знаменитый гонщик, принявший смерть от коня своего на пике славы. За этой троицей так или иначе маячат ещё и интересные Брунгильды - так что каждая из их зигфридовских историй многогранна и любопытна по-своему и, как мне кажется, не должна шокировать даже самых правоверных вагнерианцев.

А вот на третьем месте у нас прописался персонаж особого рода. "Чёрная пантера" по рождению, реальный пацан и анархист по убеждению, поэт и один из самых успешных хип-хоп исполнителей по роду деятельности - Тупак Шакур. Черная звезда андеграунда, на белом коне въехавшая в масс-культ, и полная оторва по жизни - вот так 11% наших вагнерианцев представляют себе Зигфрида 20 века. Социального запала и молодецкой удали тут, конечно, выше крыши, а если рассматривать момент смерти, то более зигфридовской в списке и не было. Однако все эти логичные доводы вряд ли убедят тех, для кого Зигфрид идеал - как и тех, для кого Вагнер икона. Впрочем, такой цели и не ставилось, а максимальный разброс мнений таким образом продемонстрирован сполна, и пища для желающих пошевелить мозгами предоставлена отличная.

Что характерно, ни один из Зигфридов с нашего "призового пьедестала" реальным силачом не был, хотя такие типажи в списке присутствовали. Очевидно, что сила современных Зигфридов в слове и умении укрощать технику от автоматов до космических кораблей. Это не удивительно - народная мудрость "Сила есть - ума не надо" и всегда имела иронический подтекст. Удивительно скорее то, что Вагнер для своего Зигфрида этот подтекст выбросил - и многим вагнерианцам так и не ясно, зачем он это сделал. То есть понятно, что это был такой эксперимент, но его туманный смысл во многом как раз и вызывает жаркие дискуссии и полярные оценки этого героя.

Желающие высказаться по любым аспектам актуализированной зигфридовской темы могут и дальше делать это в комментариях. А мы тем временем запускаем следующее голосование по Брунгильдам 20 века. Ещё раз спасибо поучаствовавшим в предварительном обсуждении - и "на вынос" я всё-таки приняла мнение уважаемого Fremdera. Действительно с Ламарр и Дитрих получилось определённое дублирование, так что в списке я оставила актрису-изобретательницу. Как обычно, при горячем желании и внятных доводах можно ещё добавить двух Брунгильд в течение десяти дней - и даже ту же Дитрих, если хочется проголосовать именно за неё.

По списку Вотанов - на самом деле предложение Фиделя мне своей экстравагантностью понравилось. Но, с другой стороны, а что в нём вотановского? Разве что против власти золота боролся, а так-то он типичный военный, никакой не философ. С Вотаном практически никаких совпадений и пересечений - у Альенде и Чавеса, имхо, и то больше... Короче говоря, не знаю пока, как поступить с этим последним потенциальным членом списка, так что любые мнения и альтернативные предложения по нему очень приветствуются. Как и по Баланчину, с которым тоже осталась некоторая неясность.