Стиль "Лоэнгрина"

Для стиля оперы "Лоэнгрин" я недавно придумал такое определение: патриотический официоз. Все эти фанфары и куплетные формы с солирующим басом и подпевающим ему мужским хором, громогласно-бравое бряцание оружием. Очень похоже на военно-патриотическую музыку как Третьего Рейха, так и Советского Союза ("И Ленин такой молодой"). Понятно, что в этой опере есть и лирика, но это как везде, а такая вот откровенно-воинственная стилистика - особенность именно "Лоэнгрина". В связи с чем возникает вопрос, этот стиль существовал до Вагнера или обязан своим существованием этому произведению? Кто-нибудь знает?

Ну знаете,

если "Лоэнгрин" с его сказочностью, наивной непосредственной лирикой и младо-энергичностью это патриотический официоз, то что же тогда такое финал "Мастеров" или "Жизнь за царя"? Всё-таки прущий даже из излишнего количества щелей патриотизм - это одно, а официоз - совсем другое. Не стоит эти вещи путать. Официоз - нечто скучное, отстранённое, кондовое, вызывающее у человека, смотрящего на систему со стороны, недоверие и отторжение. Куплеты-припевы, фанфары и оружейное бряцанье "Лоэнгрина" подчёркнуто условны - они улыбку вызывают, а не скуку и не отторжение. Тут вон даже по опросу выходит, что людям текст "Лоэнгрина" нравится - и это объяснимый результат, потому что текст рифмованный, простой, милый. Нарочитая сказочность, простота и условность могут хорошо вписываться в некую официальную ура-патриотическую идеологию, но казёнщиной они от этого не становятся - наоборот, оживляют и очеловечивают эту идеологию. Заставляют верить не только в себя, но и в неё, что, конечно, погано по большому счёту, однако здесь речь не об этом, а об официозе. От официоза у людей глаза становятся стеклянными и постепенно сами собой закрываются, закрываются... Вам известны случаи засыпания на "Лоэнгрине"? Лично мне нет ))

А насчёт пропагандистских стилей - они много чему обязаны. "Лоэнгрин" тут просто стоит в ряду других талантливых и музыкально ярких позитивизмов, мало чем из них выделяясь. Если уж так разбираться, то и финал Девятой Бетховена, и оперы Глинки дали этим стилям больше - хотя бы потому, что были написаны раньше.

да, кондовое

Я бы сказал, что они вызывают улыбку, но не в таких количествах. На мой взгляд, вторая половина второго акта там очень тягомотная. По отдельности её сцены нормально слушаются, но все вместе очень утомительны. У Караяна они, правда, утомительны и по отдельности, я вообще не понимаю, как можно так ярко сделать финал оперы и так запороть всё остальное. Когда мне люди, бывавшие на "Лоэнгрине" в театре, говорят, что это было тяжело, я убеждён, что это от передоза прежде всего именно хорами и фанфарами, а уже потом - затянутым дуэтом из 3 акта.

Я вообще не очень понимаю, как относиться к "Лоэнгрину". Как раз определённая кондовость в этой опере присутствует. Мне даже думается, что это именно то, с чем не смог справиться Караян, привыкший исполнять более тонкую музыку. Для серьёзного произведения вся эта воинственность слишком наивно-поверхностная, для китча это слишком тягомотно. И, на мой взгляд, лучше эта опера идёт именно как китч, если просто слушать оттуда отдельные номера, внешняя эффектность которых зашкаливает, отказавшись от попыток объять эту грандиозную конструкцию как единое целое с глубоким смыслом. Вроде бы слушаешь - очень круто, но минут через 20 этих фанфарно-хоровых бурь чувствуешь, что что-то не то, осадочек нехороший остаётся. Опера для грешников, которым сладенькую лирику да бравурненькие маршики подавай, но при этом под соусом серьёзного и сложного произведения.

Возвращаясь к Караяну, я бы ещё отметил, что мне так же не нравится его интерпретация "Гибели богов", причём сама по себе музыка этой оперы тоже мне во многих местах кажется грубой и кондовой. Караян попытался как бы смягчить её, сделать более музыкальной, но если убрать из "Гибели богов" её шумную громогласность, там не останется вообще ничего. С "Лоэнгрином" - ситуация аналогичная, лучше уж китч с акцентом на внешнюю эффектность, чем безуспешная попытка его облагородить.

Что касается финала Девятой и опер Глинки, то эта музыка мне нравится явно меньше, чем оперы Вагнера. Причём если с Вагнером я могу поспорить, покритиковать, но при этом всё равно на фоне глубокого интереса к его творчеству, то симфонии Бетховена для меня - вообще полная бессмыслица, там просто не о чем говорить. Разве что кроме Четвёртой, она поинтереснее прочих. Но всё равно не Гайдн и не Шостакович. У Глинки мне очень нравится песня "Сомнение", а вот его оперы мне ни разу не удавалось заставить себя дослушать до конца. Так что к обоим этим авторам в целом я отношусь отрицательно. Но за ответ всё равно спасибо, я постараюсь поискать в операх Глинки узнаваемые паттерны патриотической музыки.