Лоэнгрин

Лоэнгрин

Замысел “Лоэнгрина” возник у Вагнера весной 1842 года, в Париже, во время работы над либретто “Тангейзера”. В это время он прочитал средневековую поэму о Вартбургском турнире, в которой, в ходе ученого состязания между Вольфрамом фон Эшенбахом и Клингзором, Вольфрам рассказывает историю Лоэнгрина. Сначала она Вагнеру не очень понравилась, но затем он познакомился с этой легендой в изложении самого Вольфрама фон Эшенбаха в его поэме "Парсифаль", а также изучил лежащие в основе легенды сказания о Рыцаре Лебедя в различных немецких и французских вариантах - и сюжет захватил его воображение.

В 1845 году, сразу по окончании партитуры "Тангейзера", Вагнер приступил, параллельно с репетициями "Тангейзера", к написанию либретто "Лоэнгрина", которое было закончено к ноябрю. Работа над композицией началась в следующем году и продолжалась, с небольшими перерывами, чуть более двух лет. Партитура была полностью закончена в апреле 1848 года и принята к постановке в дрезденской опере. Однако, постановке этой помешало Дрезденское восстание 1848 года, из-за участия в котором Вагнер был вынужден эмигрировать.

"Лоэнгрин" был впервые поставлен в Веймаре только в 1850 году благодаря энтузиазму Ференца Листа и под его управлением, однако Вагнер не смог присутствовать на премьере, так как не имел права находиться в Германии. В течение нескольких последующих лет "Лоэнгрин" был поставлен еще в ряде немецких городов, но автор смог впервые увидеть свое произведение на сцене только в 1861 г. в Вене.

Из всех опер Вагнера “Лоэнгрин” — самая пессимистическая. Как и во всех произведениях композитора, в таком настроении много автобиографических моментов. В период создания "Лоэнгрина" Вагнер был сначала глубоко разочарован сдержанным приемом "Тангейзера". Впоследствии, правда, популярность "Тангейзера" все более возрастала - однако, одновременно возрастала и активность кредиторов Вагнера, вознадеявшихся, в силу этой популярности, на возвращение старых долгов. Такой подвох со стороны неблагодарного человечества привел Вагнера к мыслям о несовершенстве устройства мира вообще.

Евгений Браудо, из статьи "Рихард Вагнер (опыт характеристики)":

Неудача с "Тангейзером" произвела удручающее впечатление на его творца. Чувство глубокого одиночества охватило Вагнера, и это ощущение оторванности от внешнего мира окрасило тонами глубокой грусти следующую оперу Вагнера, "Лоэнгрин", задуманную им вместе с "Тангейзером" еще в Париже. Сюжет "Лоэнгрина" также взят из круга немецких средневековых сказаний. Его основная идея заключается в признании того, что даже самым совершенным земным существам не дано постичь, к чему влекут их лучшие порывы, заложенные в душе небесными силами. Небесным посланцем нисходит на землю Лоэнгрин, готовый искупить страдания чистой девушки, но она по маловерию своему не дает ему выполнить его небесной миссии.

В эту драму одиночества, мотив которой, по глубокомысленному замечанию Вагнера, встречается уже в античных мифах, он вложил глубокий субъективный смысл. Светозарный Лоэнгрин никто иной, как сам художник, выполняющий в жизни свое божественное назначение, а Эльза - это земной мир, требующий от него раскрытия той тайны, которой окружено художественное творчество. "Лоэнгрин" по существу своему - трагедия артиста, облеченная в формы средневекового сказания. Если в "Тангейзере" Вагнеру удалось, главным образом, искупление страсти, то в "Лоэнгрине", напротив того, наиболее восхищает и трогает нежная красота небесных созвучий, символизующих непорочную чистоту рыцаря Грааля. Никогда еще Вагнер не доходил до такого утонченного умения пользоваться мистическими звучностями оркестра и человеческого голоса, как в "Лоэнгрине". С этой точки зрения "Лоэнгрин является непосредственным предшественником мистерии "Парсифаль", венчающей творчество Вагнера, а "Тангейзер" имеет много черт, близких к поэме любви и смерти "Тристану и Изольде", открывающей последний период его композиторской деятельности.

Анри Лиштанберже, из книги "Рихард Вагнер как поэт и мыслитель":

Совершенно так же, как и “Тангейзер”, “Лоэнгрин” является личной исповедью Вагнера. Как в “Тангейзере” он символизирует тот стремительный порыв, который побуждал его к завоеванию земных утех, иногда сопряженному с риском позабыть свое божественное призвание, так и в “Лоэнгрине” он олицетворяет божественный элемент своей натуры, тот идеал чистоты и красоты, который был его настоящей отчизной; сверх того, он вложил в сердце своего Рыцаря лебедя, с одной стороны, пламенное желание, которое он чувствовал в себе — принести этот идеал страждущему человечеству, а с другой стороны, скорбное сознание полного своего одиночества.

Обсуждение записей
Обсуждение постановок