Героические ассоциации

то бишь личные ассоциации с вагнеровскими героями обсуждаем мы в этой теме. Абстрактные восхищения и осуждения далеко не всегда совпадают с нашими предпочтениями в реальной жизни - да, собственно, и не должны совпадать. Ведь мифология и не ставит цели отражения человеческих характеров и взаимоотношений во всём их сложном многообразии. Её задача - живописание архитипического. Мифологические герои, конечно, посложнее сказочных, но всё же редко выходят за рамки комбинаций из 5-6 стандартных характеристик, подразумеваемо выражаемых стандартными же терминами. И так же редко их внутреннее развитие выходит за рамки стандартного перехода от молодости к зрелости и триады "накосячил - получил - сменил парадигму".

Вагнеровские персонажи в этом смысле тоже далеки от героев Достоевского. Однако многие из них, безусловно, обладают неоднозначностью, харизматичностью и жизненностью, превышающими мифо-медианные показатели. Потому-то мы и ведём об этих героях перманентные дискуссии, и разговор об ассоциациях с ними также обещает быть, по меньшей мере, не бессмысленным. Ассоциировать будем в основном накатанным способом голосования в опросах и обсуждения по ходу этих голосований. Однако приветствуются и расширенные форматы высказываний - от "Как я полюбил Вотана" до возведения отдельных, мало обсуждаемых характеристик отдельных героев в лейтмотивы вагнеровского творчества в целом.

Уже сама постановка вопроса об ассоциациях сразу наводит на мысль, что и с реально привлекательными личностями, и с гармоничными союзами у Вагнера сложилось, мягко говоря, не везде - и это не является особенностью, связанной с условностями оперного или мифологического жанра. Тем интереснее разобраться, желают ли, например, охотно представляющие себя Зигфридами таких же Зигфридов себе в друзья, а Брунгильд - в возлюбленные. Вполне возможно, что в процессе этих разбирательств нас ожидают весьма любопытные открытия - как о вагнеровском творчестве, так и собственно о нас. А возможно, не ожидают и всё окажется вполне предсказуемо в рамках разделения на сторонников мифологического мышления и его противников. Но даже и в этом случае дискуссия может получиться увлекательной.

Здесь же объяснюсь насчёт логики составления опросов и терминологии. Уважаемая Echo в переходном к этой теме комментарии высказалась насчёт странности ассоциирования себя в героями обоего пола, а партнёра - только с противоположным. Типа, раз уж толерантность, то пусть будет везде. Я, как Вы понимаете, ничего против толерантности не имею, но тут был другой мотив. Лично мне сложно подобрать себе вагнеровскую ассоциацию своего пола, мне с Тристаном и Вотаном себя проще ассоциировать, чем с вагнеровскими героинями. То есть можно, конечно, как-нибудь удовольствоваться Венерой и просто убрать опрос с противоположнополой ассоциацией. Но, имхо, такая проблема не у меня одной - и не только у женщин, она у мужчин может точно так же присутствовать. У Вагнера в "Кольце" и в "Тристане", как и во многих наших современных головах, ментально мужское и ментально женское весьма хитро переплетены и сдвинуты со стандартных мифологических позиций. Поэтому этот вопрос по-любому интересно оставить, как мне кажется. Однако сексуальный (в первую очередь) партнёр - это другая история, намного более однозначная. Я, опять-таки, не против толерантности - и в данном случае в погоне за эстетичным видом действительно выступила нелогично. По-хорошему вопрос должен звучать так: "Кого из вагнеровских героев сексуально привлекательного для себя пола Вы видите лучшим партнёром?" Засада только в том, что это слишком канцелярская формулировка. Но да - наверное, лучше так, чем с гендерным стандартом, если в предшествующих опросах мы от него отказываемся.

Тема не закрыта - если у кого-то появится более удачный вариант этого вопроса или какие-то другие мысли по поводу, высказывайтесь. Пока же ассоциативный опросный список выглядит так:

1. С кем из вагнеровских героев своего пола Вы ассоциируете себя в наибольшей степени?
2. С кем из вагнеровских героев противоположного пола Вы ассоциируете себя в наибольшей степени?
3. Кого из вагнеровских героев сексуально привлекательного для себя пола Вы видите лучшим партнёром?
4. Кого из вагнеровских героев своего пола Вы представляете для себя лучшим другом?
5. Кто из вагнеровских героев (независимо от пола) наиболее близок к Вашему идеалу?

Ответы во всех опросах будут одинаковые. Список получился очень длинный, но не вижу другого варианта, так как по сути это два разных списка - для мужчин и для женщин.

Голландец
Тангейзер
Вольфрам
Лоэнгрин
Тристан
Вотан
Зигмунд
Зигфрид
Хаген
Закс
Парсифаль
Сента
Венера
Элизабет
Эльза
Изольда
Зиглинда
Фрикка
Брунгильда
Гутруна

Не думаю, что здесь актуальны какие-то ещё включения. Мнения на вынос принимаются по кандидатурам Хагена и Фрикки. Старт этой серии опросов ориентировочно 2 сентября.

Может, сделать списки одного пола?

Тогда опросы получаются такими:

С кем из героев мужского пола Вы ассоциируете себя в наибольшей степени?
С кем из героев женского пола Вы ассоциируете себя в наибольшей степени?
Для мужчин и лесбиянок: кто из героев женского пола для Вас наиболее сексуально привлекателен?
Для женщин и геев: кто из героев мужского пола для Вас наиболее сексуально привлекателен?

Ну и остальные два опроса продублировать для обоих полов героев.

Так тоже можно,

но мои идеи заключались по большей части в другом. В Вашем варианте не будет понятна половая принадлежность голосовавших, а это интересная тема. Второе - опрос по идеалу я хотела дать именно без привязки к полу, чтобы подтвердить или опровергнуть собственно вагнеровский гендерный перекос. Третье - слово "партнёр" было включено в вопрос о сексуальной привлекательности не просто так, а для усложнения выбора и приближения его к реальным условиям.

Я совсем не против того, чтобы всем проголосовать за сексуальную привлекательность и женщин и мужчин, но эта ласковая провокация не являлась целью данной серии. По друзьям - в принципе да, опросы можно разнести, но опять же с условием, что будут понятно, за свой пол человек голосует или за другой. В остальном - как вариант решения проблемы длинного списка ответов Ваша идея, безусловно, засчитана, но за счёт смысла я эту проблему решать не готова.

PS: Случайно обратила внимание, как хорошо выступила в чемпионате по канцелярскому стилю - пять родительных подряд! Правда, зафиксированы чемпионские высказывания по семь, так что я ещё не в супер-лиге, есть над чем работать ))

Гендерное

Довольно неожиданный результат дал первый опрос из этой серии. Это касается даже не распределения ответов, а собственно состава проголосовавших. По личному общению у меня за 6 лет сложилось убеждение, что среди активных пользователей сайта мужчин и женщин примерно поровну. А тут выяснилось, что это уже совсем не так и прекрасных дам у нас осталось всего-то около трети. Охотно списала бы это на радикализацию сайта с припевом "Ну и бог же с вами, эфирные создания и прочие Фрикки", вот только не уверена, что дело в этом. Возможно, тут сыграл роль общий отток интереса к теме, естественным образом начавшийся с 2015 года после завершения всех юбилейных мероприятий. На любом классически-музыкальном представлении женщины составляют большинство среди зрителей, и Вагнер в этом смысле не исключение. Однако от желания держаться в выбранном тренде (в данном случае, актуальном классически-музыкальном) до углублённого интереса к конкретной теме есть существенная дистанция. И с нашим творцом гезамткунстверков мужчины, по-видимому, проходят её в целом лучше и остаются в теме чаще, а женщины чаще уходят из неё вместе с уходом моды. Ибо не женский Вагнер композитор - вот так получается, если говорить в простоте.

Попробуем немного разобраться, почему - и в этом смысле показательно уже непосредственно распределение ответов на наш вопрос "С кем из вагнеровских героев своего пола вы ассоциируете себя в наибольшей степени". По мужским персонажам это распределение чрезвычайно ровное. Действительно всем сестрам - то бишь, братьям )) - по серьгам раздал композитор-драматург. С минимальным отрывом лидирующие Голландец, Тангейзер, Лоэнгрин и Тристан - и все остальные (Вольфрам, Закс, Вотан, Зигмунд, Зигфрид, Парсифаль) на общем втором месте. С женскими же персонажами картина прямо противоположная. Отнюдь не самая музыкально удачная, не главная, не положительная, но человеческая Венера попала своей привлекательностью в "женскую точку" и набрала вообще больше всех голосов в этом опросе. Поделившие второе место "девушки с характером" - Сента и Брунгильда - набрали по столько же голосов, что и лидирующие мужчины. На третьем месте рвущаяся к любви Зиглинда, далее Изольда и Эрда, получившие по единственному утешительному голосу. И аж четыре из всего-то десяти женских ассоциаций - Элизабет, Эльза, Фрикка и Гутруна - оказались за бортом и получили баранку. Оставим в покое двух последних (хотя отсутствие нормальных альфа-героинь для включения в опрос, конечно, говорит и само за себя). Но Элизабет и Эльза-то вроде бы положительные девушки, которых мы обсуждали, защищали - и однако ни у кого нет желания себя с ними ассоциировать! А ведь они ещё к тому же и разные. Но на поверку обе какие-то ощутительно картонные и жалкие - и даже непонятно, что из этого важнее.

У Сенты до Голландца была целая жизнь, ей было что приносить в жертву - чем занималась Элизабет, кроме ежедневных молитв и ежемесячного прослушивания стихов? Вагнер особенно гордился своей Эльзой, это действительно одна из самых музыкально-очаровательных его героинь, но зритель совершенно ничего про неё не знает, за исключением того, что однажды она гуляла с братом, а потом однажды видела сон. В ситуации, когда Фридрих и Ортруда всячески копали под неё, а в стране был безвластный бардак, она не проявила никаких качеств, ни плохих, ни хороших. Она очень сожалеет о пропаже брата, но нормальные человеческие сожаления в таком случае должны были бы выражаться в народном вопле "Да она нас три недели по болотам гоняла на поиски!" Какую такую любовь эти две Элечки собирались подарить своим мужчинам, если они вообще до этого не жили, а только молились и смотрели сны? Причём даже в этих снах лично о них нет ничего действенного или характеризующего...

Эльза и Элизабет здесь, разумеется, ни при чём - это драматический просчёт автора. Элизабет вовсе не имеет биографии, Эльза же, имея вполне драматическую биографию, не подтверждает её ничем, а напротив, как бы даже опровергает и выстраивает свои отношения с героем с чистого листа. Это, естественно, заканчивается плохо, мы ей сочувствуем, однако никак не видим себя на её месте. И, мягко говоря, бедновато для очаровательной героини, которой автор гордится, на протяжении двух первых актов озвучивать в качестве главной мысль "Спаси меня, спаситель!" А потом, после реальной трагедии - с этой трагедией её ведут, молчаливую и покорную, отчитываться на собрание трудового коллектива - и в конце опять: "Спасите!" При всём сочувствии - это может потянуть на ролевую модель? Конечно же, нет. Если твоя гордость в молчании - молчи, если в драке - дерись. Наплюй на всех, как Сента; играй и истери, как Венера; попробуй жизнь со всех сторон, как Брунгильда - речь же о музыкальной ДРАМЕ! С чего вообще в драме взялись героини, унижающие собственную драматичность и меняющие её на вымороченные средневековые идеалы молитвенных дев? Это вполне справедливо не ясно современным зрительницам, предпочитающим таким героиням даже второстепенных Эрд.

А с мужчинами - да, тут у Вагнера всё по-настоящему красиво и всеохватно. Можно выбрать и жизнь, и гордость, и прозрение, такие или другие. И даже отсутствие прозрения можно выбрать, как у Лоэнгрина или Зигмунда. Потому что с такой жизнью, с такой гордостью и с такой музыкой прозрения молодым героям совершенно не обязательны. Можно было бы покопаться в вопросе, почему все четверо лидеров мужского ассоциирования относятся к раннему "человеческому" Вагнеру вплоть до "Тристана", а ни один из героев "Кольца" на верхнюю ступеньку в этом опросе не поднялся. Первое, что приходит в голову - все "закольцованные" герои-мужчины слишком неоднозначны. Второе - среди нашей активной аудитории преобладают творческие натуры. Третий вариант: герои "Кольца" воспринимаются более абстрактно, потому что обитают в более мифологическом, идейном мире, не отягощённом узнаваемой, хоть сколько-то актуальной фактурой. Сколько ни старались режиссёры, а без этой многолюдной коллективно-фрагментарной фактуры вагнеровские боги и полубоги со своими вселенскими заморочками в зрительских головах не больно-то осовремениваются и воспринимаются в итоге "чисто гипотетически и чисто теоретически". Проблемы же Тангейзера, Тристана и Голландца, с одной стороны, лучше попадают в современный индивидуалистический тренд, а с другой, благодаря присутствию этой самой коллективной фактуры ассоциируются как-то проще. Вообще усиление абстрактно-идейной составляющей, не ставя под вопрос целостного воздействия, не способствует личностному ассоциированию, наверное, не только у Вагнера (у того же ФМ есть большие ценители "Бесов", но едва ли они стали бы ассоциировать себя с их героями - скорее, как и большинство, с кем-то из "Карамазовых" или "Идиота"). Впрочем, тут есть ещё и в-четвёртых: минимальный разрыв между первыми и вторыми местами у вагнеровских мужчин, который обозначился в этом опросе, возможно, и не стоит рассматривать всерьёз для каких-то тонких или категорических выводов. Тем более, что по женским персонажам никакой такой зависимости не выявлено, "кольцевые" Брунгильда и Зиглинда в этом опросе проассоциировались как раз очень неплохо.

Интересно, что у нас получится дальше, с ассоциациями противоположного пола. Есть небеспочвенное предположение, что "скрепного" нашего народа в этом стартовавшем опросе проголосует меньше, что будет существенным минусом при повышенной многовариантности ответов в этой серии. Поэтому - дорогие и любимые постоянные пользователи - если у кого-то из вас есть на примете неохваченные вагнерианцы, сейчас самое время сагитировать их зайти на сайт и нажать кнопочку. Ну и комментируйте тоже, у кого есть интересные мысли или желание "просто поговорить" за своих любимых героев ))

Гендерное - опровержение и продолжение

Вот воистину: поспешишь - людей насмешишь, причём себя в первую очередь. Для того же и затевалась эта опросная серия, чтобы разобраться с вторичностью и неуниверсальностью большинства вагнеровских героинь. И, однако, увидев в первом опросе более активное голосование по мужским персонажам, я поспешила сделать вывод о неожиданно образовавшемся на сайте преобладании мужской аудитории. Когда дело, конечно, было не в этом, а в том, что даже из женской аудитории за вагнеровских женщин смогли проголосовать не все, ибо трудно найти среди них объект для самоассоциирования. И, как подтвердил опрос с ассоциациями противоположного пола, для мужчин это оказалось тем более трудно.

Из 36 голосов в опросе "С кем из вагнеровских героев противоположного пола Вы ассоциируете себя в наибольшей степени?" мужских набралось всего 9! Вагнерианки охотно проассоциировали себя с героями-мужчинами, почти в 2 раза превысив "явку" по сравнению с голосованием по ассоциациям своего пола. Мужчин проголосовало, напротив, почти в 3 раза меньше, чем по ассоциациям своего пола. Естественно, мужское участие в опросе по противоположнополым ассоциациям и предполагалось меньшим. Однако никакие скидки на мужские комплексы получившегося расхождения объяснить не могут - сильная половина наших вагнерианцев просто не нашла для себя подходящих ассоциаций среди вагнеровских барышень (имхо, на вопрос "С кем вы себя ассоциируете, с Аидой или с Амнерис?" у учётом всех комплексов ответило бы, как минимум, квалифицированное большинство мужчин-опероманов - это, кстати, и лыком в строку о том, кто же всё-таки писал универсальные драмы в нормальном значении этого слова).

Словом, распределение голосов М-Ж в завершившемся опросе настолько перекошенное, что доказательность выводов про М на основании получившегося результата вообще под вопросом. Однако других результатов для анализа кроме этих девяти голосов у нас нет, так что всё же попробуем. Итак, из вагнеровского женского пантеона выиграла этот опрос Эльза, получившая три мужских голоса. По два мужских голоса набрали в качестве ассоциаций Изольда и Брунгильда, по одному - Фрикка и Эрда. Соотнося это с результатами "своеполого" опроса, видим взлёт Эльзы с нуля (красивая невинная сомневающаяся девушка - самое оно для мужской ассоциации, тем паче в ситуации, когда кругом сплошные непонятки, наезды и сваливающаяся необходимость отвечать за базар). Далее видим подтверждённую хорошую позицию у Брунгильды, улучшенную от средней до хорошей - у Изольды, стабильно среднюю - у Эрды. Также видим аналогичную женскому голосованию "баранку" у Элизабет от мужчин - и сугубое гендерное расхождение во взглядах на Венеру и Сенту (с естественными врагами и не общепризнанными красавицами с маниакальными наклонностями мужчины себя, понятно, не ассоциируют).

Что бросается в глаза при сравнении мужского и женского результатов по героиням, так это исчезающе малое количество подтверждённого "противоположнополым" голосованием позитива. Фактически это единственная Брунгильда, поставленная и женщинами, и мужчинами в качестве ассоциации на второе место. То есть вот она, всё-таки сложившаяся у Вагнера универсальная героиня - живая, не картонная, не вторичная, годная для общечеловеческой ассоциации - и аллес. Притом Брунгильда - главная героиня не какой-то одной оперы, а всего "Кольца", и ведёт она свою красную нить аж через три оперы. Высказаться про женщин столь же убедительно на более короткой дистанции Вагнеру, по-видимому, не хватило места )) Хотя не будем наступать на грабли и забегать вперёд - подождём ещё результатов следующих голосований, которые дадут более многогранную картину по теме.

С ассоциациями по героям-мужчинам мы имеем два достаточно представительных результата, поэтому о них уже можно говорить вполне утвердительно. В женском ассоциативном списке однозначно лидирует Голландец, который и в мужском голосовании был на первом месте, правда, в ряду других персонажей. Отчасти это объясняется российской статистикой постановок последних двадцати лет - эффект первой любви в опере работает так же, как в любой другой области. Но дело, конечно, не только в этом - тут важен собственно сюжет. В Голландце, при всей его внешней брутальности, специфически мужского на самом деле немного - решительно действующий персонаж оперы не он, а Сента. Голландец же, по факту, общенародный наш идеал рефлексирующего Емели на золотой печи. Вот всё у человека есть, делать ему ничего не надо и не хочется, а хочется лишь разрешить саднящий идейный конфликт с высшими силами - и не собственными какими-то телодвижениями, а великой любовью и верностью прекрасного существа противоположного пола, что герой в итоге и получает без всяких личных усилий. Реально абсолютно универсальный идеал, притом завуалированный инфернальными страданиями до высоченной трагедии "гордыни пятой степени", которая успела уже и выступить, и разочароваться, и раскаяться, и начихать на всех. И наблюдаем мы в этой истории последнюю стадию, где ещё и "полюбите меня чёрненьким" претворяется в явь. (Для особо впечатлительных поклонников этой оперы и персонажа поясняю на всякий случай, что рассмотрение данного сюжета с последней стороны не означает, что я предшествующих не вижу и не понимаю - просто о них до меня уже высоким штилем достаточно сказано.)

На втором месте в женских ассоциациях Лоэнгрин, подтвердивший свою высокую позицию, полученную в мужском голосовании. На третьем - Зигмунд, свою относительную позицию улучшивший. И в том, и в другом случае рулит яркая героическая мелодрама без излишней идейности, только в отличие от Голландца не спасИтельная, а спасАтельная. На четвёртом месте в женских ассоциациях с минимальным отставанием от "призовой тройки" - Тангейзер, Тристан и Вотан. Последний тоже относительно улучшил свою позицию. Интересно, что с двумя героями "Кольца" - Зигмундом и Вотаном - женщины ассоциируют себя активнее, чем мужчины. Факт можно отнести либо за счёт психологической тонкости этих персонажей, либо за счёт их эмоциональной импульсивности - с лёту не скажешь, что важнее. В любом случае, если доносимая каким-либо персонажем идея выглядит для противоположнополых более убедительно и доходчиво, чем для "своих" - это художественная удача автора. Понятно, что достигается это зачастую тиражированием романтических клише, по большому-то счёту имеющих мало отношения к реальности и потому не слишком полезных. Однако если говорить о комплексном воздействии произведения - да, это всегда плюс, несмотря на "воспитательное противоречие" таких заходов. К этому же "воспитательно противоречивому" типу следует отнести и приподнятую мужчинами повыше Изольду, и Эльзу, не набравшую в качестве ассоциации голосов у женщин, зато набравшую их у мужчин. Ноль у "своих" и первое место у "чужих", конечно, жёсткий случай такого противоречия, однако то, что Вагнер всё-таки не зря гордился этой своей героиней, данный результат подтверждает.

"Баранки" от женщин в этом опросе получили Зигфрид, Закс и Парсифаль. С первыми двумя всё ясно, наверное, без комментариев. А вот с Парсифалем это может быть и чисто нашим сайтовым перекосом. Так вышло, что в последние пару лет парсоманы выступали тут наиболее неудачно и поодиночке и кучно - и, как следствие, покидали эту площадку. Возможно, образовавшаяся таким образом "статистическая погрешность" и дала теперь такой эффект. Впрочем, его мог дать и отчаянно суровый по отношению к единственному женскому персонажу запал оперы, так что, может быть, всё и правильно.

Дальше голосуем за партнёров сексуально-привлекательного пола - да простят нас боги словесности за эту неблагозвучную формулировку, но точность в деле статистики превыше красивости. Так что голосуем за любовь по правилам "ПТТ": правдиво, точно, толерантно - и будем надеяться, в этом опросе обойдётся уже без сугубых гендерных переклинов.

Итоги опроса о самых привлекательных партнёрах

(Формулировка опроса была "Кого из вагнеровских героев сексуально привлекательного для себя пола Вы видите лучшим партнёром?" Для упрощения восприятия текста в комментарии я буду ориентироваться на большинство и не буду формулировать гомосексуальную составляющую отдельно. Мужчинам будут сопоставляться героини, женщинам - герои. Поскольку речь о сексуальной привлекательности персонажей, а не о выяснении гомо- и гетеро- процентовки среди наших вагнерианцев, это не будет погрешностью против смысла.)

Гимн верности исполнили наши вагнерианцы, женской частью поставив на первое место в этом опросе Голландца, а мужской частью на второе - Сенту. Выстраивание брака в современном обществе, потихоньку уходящем от иерархических стереотипов - дело действительно сложное. Желание мало-мальски упростить процесс и опереться на что-то незыблемое понятно и естественно. И верность действительно ценность на все времена - в особенности, женская. Проблема только в том, что мужчинами и женщинами эта инвестиция в брак понимается по-разному. Интересный мужчина, упакованный по высшему разряду, лихо замахнувшийся выше головы, проспоривший это суровое пари и нуждающийся теперь в срочной помощи женщины, от которой требуется лишь умение отвечать за базар - это, конечно, идеал из области фантастики. Доходность 1000%! Единовременное внесение посильных средств со 100% страховкой и пожизненной рентой! Только верность! Ничего другого по договору не требуется! Можно быть дурой, стервой, стареть, хиреть - и вообще всё, на что реальный мужчина в реальном браке преференций не предоставит. Потому что реальный мужчина считает верность гордой и решительной Сенты инвестицией не стратегической, а тактической. Это архи важно для него, пока Сента так привлекательна и молодо-отважна. Но как только это уже не совсем так, то и верность теряет свою архи значимость - зачастую тут не нужно уже не только верности, но и самой женщины. Или от неё нужны какие-то другие качества, которыми в голландском договоре, как мы помним, герой не особо интересовался.

Прекрасная Изольда - вот идеал женщины, занявший первое место в этом опросе (в том числе и абсолютно, среди обоих полов) благодаря 36% голосов наших джентльменов. Воплощение любви, сочетающее огромное "я" и огромное "мы" - чрезвычайно эмоциональный, восприимчивый и психологически подвижный тип женского существа, способный придать этому "мы" яркое и совершенно различное наполнение. Притом Изольда, само собой, общепризнанная красавица, имеющая за спиной многовековой королевский род, но готовая с королевским же достоинством ради чувства выкинуть эти ненужные иерархии к чёрту. Очень понятно, почему Тристан так любит её. Вопрос о том, насколько проголосовавшие за Изольду тянут на Тристанов, которые способны разжечь такой огонь и за которыми стоит уходить, мы подробно разбирать не будем. Заметим только видимое сразу статистическое расхождение - по самоассоциациям у мужчин Тристан, напомню, разделил первое место с тремя другими героями, получив 12% голосов - не 36, и даже не 25. То есть 2/3 проголосовавших за Изольду желают идущего с ними огня, однако сами предпочитают красные комнаты обходить. Отчасти этот эффект, впрочем, заложен автором: в отличие от жестокой и реалистичной битвы Тристана с мирозданием, для Изольды Вагнер абстрагировал уход в Вечную Ночь Любви по максимуму, убрав из него все сколько-то жизненные детали.

Дамы на второе по партнёрской привлекательности место поставили Ганса Закса. В противовес фантазирующим об идеальных голландских договорах, это очень трезвый и рассудочный выбор. Надёжный, не хватающий звёзд с неба, однако вполне продвинутый и не лишённый творческой жилки гражданин вольного города был здраво сочтён наилучшим партнёром 18% женщин - и наверное, даже сами себе они слегка удивились, потому что это на порядок больше, чем количество горячих поклонниц этой оперы. Вероятно, не в последнюю очередь важно тут то, что она комическая, потому что чувство юмора в реальном сексуальном партнёре - для большинства чрезвычайно ценная характеристика, которой практически все остальные представители вагнеровских пафосных эпосов лишены.

На третье место наши вагнерианки поставили трёх персонажей тоже из не самых популярных опер - Зигфрида, Вольфрама и Парсифаля. Наверное, нет нужды объясняться по двум последним. Как и Закс, это именно хорошие партнёры по жизни - ответственные, вписывающиеся в традицию, но в то же время открытые новому, и, что немаловажно, умеющие контролировать свои сексуальные импульсы. Сложнее дело обстоит с Зигфридом, единственным из выраженно вагнеровских суперменов попавшим в призы в этом опросе. С одной стороны, воплощение "не испорченной цивилизацией" молодецкой удали и притом самый позитивный из вагнеровских героев. С другой стороны, с цельностью и самоконтролем тут явные проблемы, и нужно действительно быть вещей Брунгильдой, чтобы это нивелировать. Видимо, кто-то считает себя таковой или, может быть, просто утомился от окружающих недо-Вотанов, квази-Вальтеров и всеобщего согласия в беге за золотом - в общем, это не столько даже идеалистический, сколько идейный выбор, и в текущем контексте мы его просто примем как проявление укрупнённо мыслящего мифологического сознания, не задаваясь тоже никакими сколько-то жизненными деталями.

Зигмунд, Вотан, Тристан и Лоэнгрин получили по одному символическому голосу за пределами призового пьедестала. А баранку из всего мужского списка в этом голосовании получил один Тангейзер. Что легко объяснимо. При всех талантах и декадентской привлекательности, зацикленный на себе творец, вспоминающий своих женщин исключительно под воздействием внешних импульсов - определённо не лучший кандидат в партнёры.

Из женских персонажей, как и из мужских, на третьем месте прописались три - Венера, Эльза и Эрда. Не иссякающее у части мужчин желание спасать невинных красавиц с хорошими манерами и нехорошей кашей в голове так же неиссякаемо умилительно. Не юные красавицы - Венеры и Эрды - со своими язвительными вангованиями, впрочем, тоже востребованы. Причём ни ту, ни другую нельзя назвать положительными героинями - они просто нормальные, но просто немножко богини - как, видимо, и должно быть.

По одному голосу за пределами призовой тройки получили Зиглинда и Брунгильда. Обращает на себя внимание резкое снижение статуса последней по сравнению с самоассоциациями. То есть при всех своих плюсах главная героиня "Кольца" - персонаж асексуальный. Это так и по ощущению выходит, и по статистике вот тоже. Хотя, наверное, для решения более широкого вопроса о партнёрстве сыграла свою роль и некрасивая разборка с Зигфридом в "Гибели богов" (имхо, тут важен именно факт разборки, по аналогии с Лоэнгрином, а не последующее присоединение оскорблённой в лучших чувствах валькирии к заговору Хагена).

Так или иначе, гармоничность вагнеровской Брунгильды после этого голосования уже вызывает вопросы - из героинь однозначно в этом качестве остаётся на данный момент одна Изольда. Впрочем, Брюна, Эльза, Сента и Венера могут легко догнать её в последующих голосованиях; некоторые шансы на гезамт сохраняются и у Эрды. Среди героев-мужчин пока безусловно лидирует Голландец. Также хорошо подтверждаются "гармоничные претензии" Закса, Лоэнгрина и Вольфрама. У остальных мужчин чуть похуже, но именно что чуть - в отличие от явно расслоившегося женского списка, ни одного из десяти вагнеровских гезамт-красавцев не стоит пока списывать во вторичный "запас".

А вот кому уже точно не светит гармоничности, так это Элизабет - опять баранка, всё, аллес. В действительности у меня не было каких-то чётких предположений при запуске этой опросной серии - кроме очевидного, что с вагнеровскими героинями всё будет проблематичнее, чем с героями. Однако такого полного пролёта, как у Элизабет, всё-таки не ожидалось. Героиня "Тангейзера" не Фрикка, и не Гутруна, которые были втянуты в список "за уши", просто за неимением лучших кандидаток. И это заставляет посмотреть на неровности "Тангейзера" вообще по-новому. Какие уж тут претензии на универсальность, когда главная положительная звезда оперы никому и никак? Причём с музыкой-то у неё всё нормально, третье место заняла её ария в соответствующем опросе. Но как персонаж в целом она удалась, похоже, не лучше своей музыкально маловнятной антагонистки.

К результатам этого опроса мы, наверное, ещё будем возвращаться при разборе следующих. А сейчас голосуем за лучших друзей. Сначала - собственного пола. А потом, по предложению уважаемого Modusa, в феврале проведём и противоположнополый опрос. Это на самом деле интересная тема - не столь важная, как любовная, однако куда менее исследованная, а потому увлекательная.