Парсифаль

Торжественная сценическая мистерия в трёх действиях.
Премьера: 26 июля 1882 года в Байройте.

Вагнер Парсифаль Свою последнюю оперу "Парсифаль" подходящий к семидесятилетию Вагнер считал своего рода религиозной церемонией. Он настаивал на том, чтобы в зале не было никаких аплодисментов даже по окончании актов и чтобы это торжественное представление давалось только в его собственном "Фестшпильхаусе" в Байройте. В одном из писем Людвигу II Баварскому в 1880 году Вагнер вопрошает: «Как может спектакль, в котором на сцене открыто явлены самые возвышенные таинства христианской религии, быть поставленным в театрах, где в остальные дни удобно разместилась фривольность?.. Вот почему я должен подыскать сцену для моего спектакля, чтобы посвятить ее ему; этой сценой может быть только мой театр Бюнен Фестшпильхаус в Байрёйте... Только там и нигде более должен ставиться „Парсифаль“ во все будущие времена». В 1913 году это правило отменила вдова Вагнера Козима. (Это было грамотное решение, ибо миф об особом вагнеровском фестивале поддерживал чрезвычайный интерес как к нему, так и к мнениям там побывавших. А мнения эти были зачастую нелицеприятны, особенно в том, что касалось вокальной части. Так что миф мог легко трансформироваться в анти-миф, и по "Парсифалю" это ударило бы особенно сильно) С другой стороны, ни одна опера Вагнера не звучит так хорошо в Байройте, как «Парсифаль», потому что именно в расчёте на акустические и сценические возможности Байройтского театра Вагнер очень скрупулёзно и работал над ней, начиная с 1877 года. Многие продвинутые почитатели композитора полагают, что ни одна страница вагнеровских партитур не достигает красоты вступления к третьему действию и всего эпизода "Страстной Пятницы", которому и сам Вагнер придавал исключительное значение - не только для этой оперы, но и для понимания духа и смысла "Страстной Пятницы" вообще.

Первые наброски либретто относятся к 1857 году, и вдохновлял тогда Рихарда Вагнера средневековый эпос Вольфрама фон Эшенбаха «Парцифаль». Но, как всегда, в итоге композитор существенно переработал первоисточник. Там, где изначально демонстрировалось торжество сугубо христианской религии и сила христианских святынь, у Вагнера появляются элементы восточных верований - буддийское умиротворение и переселение душ. Однако вся символика поэмы Вольфрама фон Эшенбаха, вдохновившей Вагнера на создание этой оперы, христианская. Соответственно, Грааль — это та самая Чаша, из которой Иисус пил на тайной вечере и в которую затем была собрана Его кровь, а Копье — это то самое Копье, которым Иисус был пронзен на кресте.

Обсуждение записей
Обсуждение постановок